Регистрация / Вход Сб, 25 февраля 2017, 12:28

Как же банкроту платить налоги?

Дискуссия между судьёй Фрунзенского районного суда города Владимира Андреем Мочаловым и подсудимым Алексеем Мельниковым, бывшим генеральным директором завода «Автоприбор», обвиняемым в уклонении от уплаты НДФЛ в особо крупном размере
24 Февраля 2016, 09:17 15 5365

«Если бы у нас было денег достаточно, если бы мы , условно, фасовали наркотики, с такой бы рентабельностью работали, может быть, мы в этот период заплатили бы и прошлые долги, и за это всё заплатили. Но мы работаем в отрасли с чрезвычайно низкой нормой добавленной стоимости, таких возможностей не было, но мы исполняли эти обязательства», - на заявил первом судебном заседании бывший генеральный директор ОАО «Завод «Автоприбор» Алексей Мельников, обвиняемый в уклонении от уплаты налогов в особо крупном размере.

Уголовное дело в отношении предпринимателя рассматривает судья Фрунзенского районного суда Андрей Мочалов.

DSC05562.JPG

СУТЬ ПРЕТЕНЗИЙ К МЕЛЬНИКОВУ

Предпринимателя обвиняют в совершении преступления, предусмотренного частью 2 статьи 199 прим. 1 УК РФ - «Не исполнение из личных интересов обязанностей налогового агента по перечислению налогов, подлежащих, в соответствии с законодательством РФ «О налогах и сборах», исчислению, удержанию у налогоплательщика и перечислению в соответствующий бюджет, совершённое в особо крупном размере».

Если говорить обывательским языком, по версии следствия, Мельников в период с 1 августа 2012 года по 28 октября 2013 года не перечислял в казну удержанный с работников «Автоприбора» налог на доходы физических лиц (НДФЛ) на общую сумму свыше 50 миллионов рублей. Обвинение настаивает, что Мельников совершил налоговое правонарушение из личной заинтересованности, выразившейся в том, что он хотел извлечь выгоды неимущественного характера «в виде обеспечения дальнейшего стабильного функционирования и развития» подконтрольного ему «Автоприбора» и «сохранения положительной деловой репутации». Мельников назвал доводы обвинение не состоятельным, и свою вину не признал.

С конца 2012 года предприятие находится в стадии банкротства. Последние 2 года Мельников не является директором завода, оставаясь единственным акционером (правда, все его без малого 500 миллионов акций находятся в залоге у банка).

ЗАКОНОДАТЕЛЬ САМ ПУТАЕТСЯ В ОЧЕРЁДНОСТИ ВЫПЛАТ

На суде Мельников заявил, что он не отказывался и не отказывается от того, что «сумма, подлежащая налогообложению по НДФЛ, имеется»:

«Совокупную, общую цифру задолженности по НДФЛ я признаю и подтверждаю».

Всё дело в том, что он и его адвокаты не согласны с тем, что, по версии следователей, он должен был платить НДФЛ во вторую очередь перечисления обязательных платежей в рамках процедуры банкротства. В то время закон позволял ему осуществлять платежи в бюджет в четвёртой группе очерёдности.

Поясним, что налог на доходы физических лиц перечисляется в бюджетную систему работодателями, которых государство наделило статусом налогового агента. Организации исчисляют размер НДФЛ (13% от общей суммы налога), удерживают эти средства с работников и перечисляют их в казну не позднее, чем на следующий день после получения сотрудниками заработной платы. Обычно деньги переводятся после выдачи зарплаты по итогам отработанного месяца. Эти средства не принадлежат предприятиям и организациям, это деньги наёмных работников.

Всё вышесказанное относится к ситуациям, когда предприятия работают стабильно. Если же они проходят процедуру банкротства, как в случае с «Автоприбором», то все несколько сложнее.

Судья Андрей Мочалов зачитал письмо из Главного управления Банка России по Центральному федеральному округу (ГУ ЦБ по ЦФО) в адрес Следственного комитета. В документе пояснялось, что, при недостаточности средств на счетах предприятий и организаций, статьёй 855 Гражданского кодекса (ГК) установлены 6 групп очерёдности платежей. До конца 2013 года платежи в бюджет и и внебюджетные фонды относились к третьей группе очерёдности. Однако ещё в декабре 1997 года Конституционным судом этот пункт статьи 855 ГК был признан противоречащим Конституции, и вопрос о перечислении денежных средств в бюджет оказался не урегулированным. Необходимо было принять изменения в статью 855 ГК, но до декабря 2013 года этого не происходило, поэтому каждый год в законе о федеральном бюджете указывалось, что платежи в бюджетную систему осуществляются после выплат первой и второй очереди.

В силу пункта второго статьи 134 федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» требования кредиторов по текущим платежам удовлетворяется следующим образом:

в первую очередь: судебные расходы по иску о банкротстве, вознаграждение арбитражному управляющему, задолженность по выплате вознаграждения лицам, исполнявшим обязанности арбитражного управляющего в деле о банкротстве, и так далее;

во вторую очередь: оплата труда лиц, работающих по трудовому договору, и так далее;

в третью очередь: коммунальные и эксплуатационные платежи;

в четвёртую очередь: иные текущие платежи;

Требования кредиторов по текущим платежам, относящиеся к одной очереди, удовлетворяются в порядке календарной очерёдности.

В письме ГУ ЦБ по ЦФО сказано, что из-за противоречий в законодательстве в арбитражной практике сформировались три противоречивых подхода по решению вопросов очерёдности.

Первый подход: «соответствующие платежи не относятся ни к реестровым, ни к текущим требованиям. Удержанные налоговым агентом суммы НДФЛ не являются имуществом должника, не составляют конкурсную массу, не относятся к текущим обязательствам самого должника, и не могут распределяться в очерёдности, указанной в пункте 2 статьи 134 закона о банкротстве. Очерёдность списания задолженности по НДФЛ с должников, в отношении которых введены процедуры банкротства, определена в пункте 2 статьи 855 Гражданского Кодекса».

Второй подход: «требования о взыскании не перечисленной должником суммы удержанного НДФЛ, с учётом назначения данного платежа, подлежит удовлетворению в четвёртую очередь».

Третий поход: так как, в соответствии с пунктом 2 статьи 134 закона о банкротстве, устанавливающем очерёдность удовлетворения требований кредиторов по текущим платежам, требования об оплате труда лиц, работающим по трудовым договорам, удовлетворяется во вторую очередь, а НДФЛ должен быть удержан при фактической выплате заработной платы и перечислен не позднее дня фактического получения в банке денежных средств для выплаты заработной платы, то задолженность по НДФЛ оплачивается в составе текущих платежей второй очереди».

Дальше — ещё запутаннее.

В постановлении президиума Высшего Арбитражного суда (ВАС) от 05.11.2013 указано, что требование о взыскании не перечисленной суммы удержанного НДФЛ подлежит удовлетворению в четвёртую очередь. Однако, и после опубликования этого постановления Арбитражные суды придерживались иных подходов.

Постановлением от 6 июня 2014 года №37 «О внесении изменений в постановление пленума Высшего арбитражного суда» пленум ВАС признал, что при выплате текущей заработной платы налоговый агент уплачивает НДФЛ в режиме второй очереди текущих платежей.

Повторимся, Мельникову предъявляют претензии по неуплате НДФЛ в период с 1 августа 2012 года по 28 октября 2013 года.

Из письма ГУ ЦБ по ЦФО следует, что согласно пункту 6 постановления пленума ВАС от 06.06.2014 №37 указанные разъяснения применяются в процедурах банкротства, введённых после 11 июня 2014 года. Вопрос об очерёдности уплаты НДФЛ при банкротствах, введённых до 11 июня 2014 года (как в случае с «Автоприбором»), постановлением пленума ВАС не разрешён.

На судебном заседании судья Андрей Мочалов, подсудимый Алексей Мельников и его адвокат Катерина Иголкина в течение получаса дискутировали по поводу неуплаты «Автоприбором» НДФЛ.

03.jpg

Мельников с Иголкиной настаивали на том, что действовали по закону, намереваясь оплатить задолженность в рамках четвёртой очерёдности удовлетворения требований (необходимость выплаты НДФЛ во вторую очередь на момент налоговой проверки ещё не вступила в силу), да только этому мешали возникавшие новые требования, по которым надо было расплатиться в первоочередном порядке. Заводу не хватало денег, заявил Алексей Мельников, но при этом руководство предприятия предпринимало все усилия для предотвращения массового увольнения сотрудников.

«ИСЧИСЛЕНИЕ И УДЕРЖАНИЕ — ЭТО ТОЛЬКО АРИФМЕТИЧЕСКАЯ ПРОЦЕДУРА»

Загрузка плеера

Катерина Иголкина, адвокат Алексея Мельникова:

  • Разрешите, я дополню

Андрей Мочалов, судья Фрунзенского районного суда города Владимира

  • Дополнить хотите? (Начальника ГУ Банка России по Центральному федеральному округу) Калашникова дополнить?

Катерина Иголкина:

  • Не дополнить, конечно, отметить, обратить внимание суда вот на какие моменты, что, да, действительно, налог на доходы физических лиц в реестр не включается. Он подлежит взысканию вне рамок дела о банкротстве, и это касается исключительно процедуры принудительного его взыскания. Только это, ничего другого. То есть вот эти все нормы законодательства и 25-го постановления пленума Высшего Арбитражного суда «Об определении обязательных платежей в деле о банкротстве», оно касается именно того, что НДФЛ можно взыскивать когда угодно, как угодно, не то, что как угодно, а в соответствии с законом

  • То есть, существует порядок, предусмотренный Налоговым кодексом, статьи 46, 47 Налогового кодекса. Вот, пожалуйста, налоговый орган может в любой момент этот налог взыскать. Вот только для этого и существует правило, что НДФЛ находится вне рамок дела о банкротстве. Соответственно, не нужно входить в реестр требований кредиторов, нет такого требования, не нужен какой-то отдельный судебный акт для этого, предполагается внесудебный порядок, документы можно отправить приставу, это всё действительно за рамками процедуры. Но это касается только исключительно порядка взыскания самим налоговым органом

  • Что же касается уплаты налогоплательщиком этого налога, то для этого существует 134-ая статья (закона «О несостоятельности (банкротстве)») , она для всех. Как только предприятие попадает в процедуру банкротства, любой его платёж, самый своевременный, может быть, даже авансовый — он всё равно будет иметь наименование «требование», потому что мы уже в процедуре. Всё, что касается процедуры — это всё требования. Это всё получается уже текущая задолженность, потому что мы уже в процедуре, это термин закона о банкротстве. Даже если это платёж своевременный и нет просрочки, всё равно он будет называться «текущей задолженностью», «текущим обязательством». Поэтому судебная практика и шла разными путями…

Андрей Мочалов:

  • Прошу прощения, перебью. Давайте тогда всё-таки, исходя из позиции, занятой стороной защиты, не признания вины, да, как подсудимый сказал: «Мы признаём наличие…

Катерина Иголкина:

  • Долга

Андрей Мочалов:

  • … задолженности по уплате НДФЛ», ну тогда, применительно к исследованному судом письму, какой из этих четырёх подходов…

Катерина Иголкина и Алексей Мельников, бывший генеральный директор ОАО «Завод «Автоприбор»:

  • Трёх!

Андрей Мочалов:

  • ... трёх подходов, тогда вы исходили при неуплате исчисленного налога? Чтобы было понятно

Катерина Иголкина:

  • Четвёртая (очередь по уплате). Это второй подход, он здесь назван вторым подходом

Андрей Мочалов:

  • То есть ваша позиция здесь отражена под названием «второй подход»?

Катерина Иголкина:

  • Конечно

Андрей Мочалов:

  • Так, давайте тогда ещё раз акцентируем внимание, что имелось в виду. Вы полагали, что надо платить в четвёртую очередь

Катерина Иголкина:

  • Конечно, ведь это же был у нас август 2012 года — октябрь 2013 года

Андрей Мочалов:

  • Так

Катерина Иголкина:

  • Знаменательный пленум (Высшего Арбитражного суда) возник в июне 2014. До этого существовало постановление президиума ВАС и наработанная практика другими судебными инстанциями, которая относила к четвёртой очереди

  • Можно задать вопрос любому арбитражному управляющему, как был он действовал в 2012 и 2013 годах, и когда бы он платил этот налог — только в четвёртую очередь. И любые налоги в четвёртую очередь, и НДФЛ туда же, никаких изъятий, исключений не существовало

  • Надо ещё иметь в виду, что, конечно, что был руководитель предприятия, но был ещё и арбитражный управляющий, который контролировал уплату любого налога, вообще, любого платежа, трата любой копейки согласовывалась с арбитражным управляющим. Таков порядок законодательства о банкротстве

  • Не существовало на тот момент ни решений наших судов, я имею в виду Арбитражного суда, Первого Арбитражного апелляционного суда, Волго-Вятского суда, не существовало. Завод действовал в рамках той практики, которая была наработана, другого у него не было, поэтому — четвёртая очередь и никакой другой. Это применялось достаточно широко и повсеместно, к тому же это было подкреплено постановлением президиума Высшего Арбитражного суда с отметкой об обратной силе, то есть это постановление президиума Высшего Арбитражного суда имело именно правоприменительную силу, не просто был рядовой случай, это постановление президиума Высшего Арбитражного суда издавалось именно с целью правоприменения. Потом подход изменился, и, да, сейчас у нас, конечно, всё наоборот

  • Сейчас у нас НДФЛ во вторую очередь, а вот тогда было иначе. А на стадии предварительного следствия этот момент, и в этом направлении следствие вообще никак не исследовало, не пошло, были какие-то попытки, но они, скажем так, кончились, ещё не начавшись, попытки исследовать вообще: была ли возможность вообще заплатить в четвёртую очередь. Поэтому я полагаю, что…

Андрей Мочалов:

  • Ну хорошо. А как тогда вы можете откомментировать вот ту позицию, требование законодательства, что… Ведь НДФЛ платят работники, правильно? Обязанность НДФЛ уплачивать возложена на работников, который выплачивается из зарплаты работодателем

Катерина Иголкина:

  • Да

Андрей Мочалов:

  • А работодатель является налоговым агентом. Так он выдаёт-то, как народ говорит, не «грязную» зарплату, то есть начисленную, а «чистую», то есть за минусом исчисленного и удержанного, но не перечисленного в бюджет, НДФЛ. Правильно?

Алексей Мельников:

  • Разрешите пояснить?

Андрей Мочалов:

  • То есть из зарплаты, начисленной, выдаваемой работнику, деньги уже удерживаются. Это не деньги какие-то взятые, как я понимаю…

Катерина Иголкина:

  • То есть создаётся впечатление, что эта денежная масса — она была

Андрей Мочалов:

  • Ну, выдавая зарплату, наверное, а как же?

Катерина Иголкина:

  • Вот это не так. У нас предприятие в процедуре банкротства уже отвечает признакам неплатёжеспособности: уже имеются долги, которые включены в реестр требований кредиторов; уже имеются сбои, перебои; уже имеются санкции, которые применяются к ней (организации) как к банкроту со всеми вытекающими последствиями

  • И из-за такой кажущейся ситуации, что действительно денежная масса была, но завод вот исчислил этот налог, себе его оставил, а заработную плату выдал — это неверно. Исчисление и удержание — это только арифметическая процедура. Этой суммы не было, этих денег не было

  • (Предприятие всё делало) для того, чтобы не снижать заработную плату работникам, для того, чтобы оставить их уровень в тех пределах, которые были до введения процедуры, для того, чтобы сохранить трудовой коллектив, и не создать ситуацию вот этого единовременного увольнения вдруг массового коллектива трудового, а она потом возникла эта ситуация, угроза такая. Предприятие шло на сохранение уровня заработной платы в прежнем размере. И процедура исчисления и удержания (НДФЛ) происходила только на бумаге

Андрей Мочалов:

  • Зарплату выдавали?

Катерина Иголкина:

  • Да

О «ЧИСТОЙ» И «ГРЯЗНОЙ» ЗАРАБОТНОЙ ПЛАТЕ

Загрузка плеера

Алексей Мельников, бывший генеральный директор ОАО «Завод «Автоприбор»:

  • Ваша честь, разрешите пояснить

Андрей Мочалов, судья Фрунзенского районного суда города Владимира:

  • Да, пожалуйста

Алексей Мельников:

  • Представление такое, что при выдаче заработной платы бухгалтер вместе с директором садятся за стол, ( перед ними) мешок денег, и начинают раздавать заработную плату, берут деньги, заработную плату, я отчипываю НДФЛ, кладу куда-то в коробку, а это выдаю — оно неправильное

  • В том акте налоговой проверки, который вы зачитали, указан 51 день перечисления заработной платы, а это было всего лишь 14 месяцев, то есть должно быть 28 дней, если по трудовому праву. Но, в виду того, что денег не хватало, а обязанность работодателя заключается в начислении заработной платы к 15-ому числу и к 25-ому — аванс, то как (всё) происходило? На основании табелей, на основании нарядов начислялась заработная плата

  • Эта заработная плата в виде банковских записей и обязательств пересылалась в банки, что Иванову мы должны 10 тысяч, Петрову — 15 тысяч, имярек — 7 тысяч рублей. И, по мере поступления на эти расчётные счета в этих банках, а это было два банка, денег, происходило поэтапное их списание. Пришли деньги, они все списались на выплату заработной платы. В это время в бухгалтерии, исходя из требований Налогового кодекса, в день выплаты, то есть начисления заработной платы и подачи сведений в банк, что Иванову мы должны 10 (тысяч рублей), Сидорову — 15, кому-то — 7, мы исчисляли арифметически свои, как работодатель, как налоговый агент, обязательства этих людей и нас, как налогового агента, по уплате этого НДФЛ в бюджетную систему. И эти обязательства очень профессионально, добросовестно исполнялись нашей бухгалтерией и службой персонала. Ни в одной проверке за последние годы не указано никаких не то, что существенных, а вообще никаких замечаний по процедуре исчисления этих налогов. Мы это всё исчисляли и отображали как обязательства предприятия заплатить

  • Но обязательства заплатить должно было наступать согласно очереди, которая определена. Часть того срока, который исследуется обвинением, следствием, я хотя и был единственным исполнительным органом (ОАО «Завод «Автоприбор»), но выполнял свои обязательства уже по договорённости с арбитражным управляющим, который не отстранил меня от права подписи финансовых документов, от права принятия решений, но на определённых условиях и с соблюдением специального закона — закона «О несостоятельности». И мы следовали этим договорённостям, полностью соблюдая действовавшее на тот момент законодательство Российской Федерации. Всё, спасибо

Андрей Мочалов:

  • Всё-таки, вы прояснили в какой-то степени, но вот выплата зарплаты: понятно, что вы с главным бухгалтером там НДФЛ не отщипывали, ни в какой мешок не клали

  • Понятно, что в бухгалтерии существуют какие-то определённые компьютерные программы, которые начисляют заработную плату работников Иванова, Петрова, Сидорова, как вы сказали, и даёт сведения в банки о том, что эту зарплату — кому 10, кому 15 (тысяч рублей), как вы сказали — надлежит перечислить на его счёт, чтобы работник получил. Но при этом требования Налогового кодекса по уплате НДФЛ заключается в том, что…

  • Ещё раз повторю, вы же не начисленную зарплату перечисляли, банки перечисляли, на расчётные счета работников, да? А за минусом НДФЛ, который подлежал в определённые сроки, где - в день выдачи, где — не позднее, в зависимости от ситуации…

Алексей Мельников:

  • На следующий день после выдачи

Андрей Мочалов:

  • … подлежал перечислению в банк. Основной вопрос состоит в том, что, коли завод, вы, как единоличный исполнительный орган, давали указания о перечислении на счета, значит, компьютерная программа, существующая на заводе, удерживала (НДФЛ) — математически, арифметически — не важно…

Алексей Мельников:

  • Не удерживала, удерживать надо… Она исчисляла

Андрей Мочалов:

  • Ну исчисляла

Алексей Мельников:

  • Да, потому что удержать ещё нечего, ещё нет этих денег, они ещё не пришли, они придут, может быть… Вот есть периоды, когда они приходили, к сожалению, там, через 10 дней после того, как они должны были быть выплачены

Андрей Мочалов:

  • Нет, но 5-го и 20-го (числа каждого месяца) работник получал на свои карточки…?

Алексей Мельников:

  • Ну 13-го и 25-го

Андрей Мочалов:

  • Ну пусть 15-го и 25-го. 15-го и 25-го работник получал на свои карточки деньги?

Алексей Мельников:

  • Как правило, да, но не всем

Андрей Мочалов:

  • Как правило, да. Значит, в день зачисления происходило исчисление и удержание из его начисленной «грязной» заработной платы НДФЛ. Правильно?

Алексей Мельников:

  • Нет

Андрей Мочалов:

  • Ну как?

Алексей Мельников:

  • Неправильно, потому то исчисленный налог, НДФЛ, это обязательство и гражданина, и нас как работодателя, как агента, перечислить эту сумму. Но, поскольку у нас не было физически всей суммы денег на заработную плату даже «чистую», то говорить о какой-то «грязной» заработной плате нет смысла, потому что их нет, этих денег

  • И получалось так, что приходившие деньги, они распределялись по очередям. Совершенно очевидны были платежи первой очереди, которые без нас списывались, потому что документы даже платёжные туда (в банки) подавались не нами, а конкурсным управляющим

  • А всё остальное, как люди ответственные за продолжение производственного процесса, поддержание и расшитие социально-экономической ситуации на предприятии, мы производили с применением полных сил и умений. И этих денег не было

  • И получалось так, что те деньги, которые приходили в виде потока денежного, они распределялись по очередям. Вот то, что считаем «чистой» зарплатой, попадало в первую очередь, то, что считалось «грязной», оно попадало в четвёртую очередь, а между ними — огромный пласт третьей очереди, обязательств, которые являются коммунальными, другими там. В постановлениях Верховного суда и в законе это всё подробно расписано

«ЕСЛИ БЫ МЫ, УСЛОВНО, ФАСОВАЛИ НАРКОТИКИ»

Загрузка плеера

Алексей Мельников, бывший генеральный директор ОАО «Завод «Автоприбор»:

  • Мы не сходимся со следствием только в трактовании того, в какую очередь надо было платить НДФЛ

Катерина Иголкина, адвокат Алексея Мельникова:

  • Я могу добавить, попробую, не знаю, как-то образно, что ли

  • Почему мы действительно…

Андрей Мочалов, судья Фрунзенского районного суда города Владимира:

  • Мне всё-таки вот, я прошу прощения, мне у Алексея Александровича не очень понятно, как-то: вот «грязной» зарплаты не было, она была только «чистая»? Корешок, выдаваемый любому работнику, включает в себя, ну не знаю — у кого сделка, у кого повремёнка, у кого оклады, - зарплату по окладу, я не знаю, что, прогрессивка, премия, ещё что-то, что-то, что-то, и «всего начислено»

Алексей Мельников:

  • Да

Андрей Мочалов:

  • Условно говоря, (работник должен получить) 17 (тысяч рублей)

Алексей Мельников:

  • Да

Андрей Мочалов:

  • Дальше, не знаю, в правой графе (корешка), это уж как бухгалтерия, (написано) «удержано» - НДФЛ.

Алексей Мельников:

  • Да

Андрей Мочалов:

  • Там 17 (тысяч рублей), долой 13 (процентов), остаётся 15 (тысяч рублей) там с копейками.

Алексей Мельников:

  • Да. И эти деньги никуда не пропадают удержанные

Андрей Мочалов:

  • Нет, стоп. Я ещё раз говорю: значит, всё-таки начислено 17?

Алексей Мельников:

  • Да

Андрей Мочалов:

  • Из них тут же в компьютере, в машине, удержано 13%, что там составляет тысячу примерно, сколько-то, около двух тысяч рублей

Алексей Мельников:

  • Да

Андрей Мочалов:

  • 15 (тысяч рублей) выдаются, а 1700, ну условно я называю цифру, 13% НДФЛ, вот они — (остаются) в компьютере, в мозгах, и так далее

Алексей Мельников:

  • Да. Они остаются и…

Андрей Мочалов:

  • И дальше обязанность (работодателя), по Налоговому кодексу, перечислить их в день, или не позднее следующего дня…

Алексей Мельников:

  • Именно так

Андрей Мочалов:

  • … в зависимости (от ситуации), в бюджет

Алексей Мельников:

  • Именно так

Андрей Мочалов:

  • Так про какие, не знаю, отсутствие денег или очередности уплаты… Нет, я понимаю, что есть обязанность коммунальных платежей, там ещё чего-то, канализация, там…

Алексей Мельников:

  • Первая очередь есть, до (выдачи) заработной платы есть обязательства

Андрей Мочалов:

  • Это всё-таки, наверное, из каких-то других денег предприятия, а НДФЛ — это деньги, прошу прощения, не ваши, в смысле, завода, это деньги работника каждого. Нет?

Алексей Мельников:

  • Нет. У предприятия, вообще, если так говорить, если раньше это была звонкая монета, и было понятно, вот деньги пришли, и всё равно это был денежный поток. Сейчас, если продолжать вашу аналогию с компьютерной обработкой, начислено 17 тысяч, из них 13%, 15 с копейками — это «чистая» заработная плата, то, что человек получит. И что происходит с обработкой этих данных? Эти 15 200 (рублей), по срокам, которые записаны в трудовом законодательстве, мы обязаны предоставить в банк платёжные документы для перечисления этим сотрудникам заработной платы. В этот же момент возникают обязательства по исчислению и формированию наших обязательств по налогам, не только НДФЛ, там и другие налоги, и другие обязательства. И есть платежи первой очереди, и есть там платежи за ущерб здоровью, есть расходы на конкурсного управляющего, которые автоматически вычитаются ещё до заработной платы

  • Обязательства-то есть, и мы не уклонялись от фиксирования этих обязательств, от правильного их отображения в бухгалтерских документах, но срок наступления платежей по этим обязательствам — он не одномоментен со сроком выплаты заработной платы

  • Налоговый кодекс говорит: «да, обязаны (уплатить НДФЛ)», но это обязаны в общем виде, и тогда, когда у нас не было проблем, мы всегда платили очень крупные налоги, «Автоприбор» всегда входил даже не в десятку, в шестёрку-семёрку крупнейших налогоплательщиков области

  • Но в конце 2008 года, в декабре, всё посыпалось в нашей отрасли. В материалах дела ведь есть достаточно документов для желающих рассмотреть, как и почему всё это происходило. И я считаю, там более, чем достаточно доказательств того, что мы предпринимали всевозможные, невероятные усилия для того, чтобы исправить ситуацию, и платить налоги

  • Но коли мы вошли в ситуацию, когда было введено не по нашему желанию, вошли в ситуацию, когда было введено внешнее, а потом конкурсное управление, мы действовали в рамках того закона и тех положений, которые были единственные, как мы считаем, правомерны на тот момент

Андрей Мочалов:

  • Чтобы понять, найти какие-то точки соприкосновения, исходные точки, вот ответьте мне на вопрос: удержанный, пусть в компьютерном варианте, но, тем не менее, удержанный НДФЛ вы считали деньгами завода?

Алексей Мельников:

  • Нет

Андрей Мочалов:

  • А чьими?

Алексей Мельников:

  • Мы выступали как налоговый агент

Андрей Мочалов:

  • Так. А тогда разве не наступает, чтобы было понятно, ещё раз говорю: удержав эту 13%-ую составляющую, не исполнять обязанности…

Алексей Мельников:

  • Ваша честь…

Андрей Мочалов:

  • Ещё раз говорю: это деньги, заработанные рабочими

Алексей Мельников:

  • Чтобы меня понять… Я Вас вынужден поправить: не удержанную, а исчисленную. Я её не удержал, потому что не было кучи денег, которая говорила бы: «вот это - «грязная» зарплата»

  • Предприятие работает в состоянии финансовой асфиксии — не хватает денег, не хватает объективно. Показывали и доказывали многократно. Вместе с тем, это не значит, что можно прекратить и ничего не делать

  • Мы разрабатывали программы развития предприятия, мы боролись за выживание, мы писали инвестиционные программы, которые показывали, по крайне мере, тем, кто хотел слышать, что есть возможность выхода из кризиса и сохранения предприятия, и удовлетворения всех кредиторов

  • Но это не значит, что если тебе вот сейчас не встать, ты должен умереть. Ну поболеем, встанем, выздоровеем, и рассчитаемся. Вот был наш подход, и мы тоже достаточно много доказательств этого подхода представили, не всё было принято следствием, но там это видно

Андрей Мочалов:

  • Исчисленную, удержанную 13%-ую составляющую — вы её всё равно где-то рассчитывали на…

Алексей Мельников:

  • Отображали в бизнес…

Андрей Мочалов:

  • … рассчитывали потратить (средства, предназначенные на уплату НДФЛ) на то, что вы говорите, - на оздоровление предприятия, там, поболеть, приобретение «лекарств», чтобы… Или как?

Алексей Мельников:

  • Нет, Ваша честь

Андрей Мочалов:

  • Но получается — либо их надо перечислить, как налоговому агенту…

Алексей Мельников:

  • Как только они появятся, эти деньги… Там есть только один бизнес-план, но в этом бизнес-плане, который мы продвигали, и во многом…

Андрей Мочалов:

  • Алексей Александрович, они появились, когда вы принимаете решения о выплате зарплаты за конкретный месяц рабочий. Вот они, эти деньги

Алексей Мельников:

  • Когда я принимаю решение о выдаче…

Андрей Мочалов:

  • Уж (неважно) откуда они пришли — на счёт капнули, кредит вы взяли…

Алексей Мельников:

  • Я часто вынужден был принимать решения, и сейчас, например, люди принимают решения, не зная, откуда придут деньги, ещё не зная, просто мы знаем, что мы обязаны найти эти деньги. Обязаны найти. Где и как — это проблема уже руководителей, но если ты хочешь, чтобы твоё предприятие жило, работало, ты обязан думать о людях, и найти способ им заплатить. Мы находили этот способ

  • Мы знали, что у нас есть обязательства перед бюджетной системой, и эти обязательства мы, по крайней мере, в части исчисления своих обязательств до копейки, все выполняли. Потому что не только НДФЛ, есть ещё Пенсионный фонд, есть ещё НДС, и другие налоги. По всем из них мы вели учёт

Андрей Мочалов:

  • Но всё отличие того, о чём вы сказали, НДС, Пенсионный — туда идут средства непосредственно предприятия, а, ещё раз говорю, НДФЛ — это деньги не предприятия, это деньги налогоплательщика

Алексей Мельников:

  • Верно

Андрей Мочалов:

  • Это тот налог, из которого в последующем исчисляется его пенсия, в том числе

Алексей Мельников:

  • Пенсия из других денег исчисляется

Андрей Мочалов:

  • Ну, пусть, хорошо, прошу прощения, из других денег. Но его обязанность по уплате налога в данном случае выполняется его работодателем

Алексей Мельников:

  • Но в данном случае законодатель поставил нас этим агентом, и этот же законодатель сказал, что сюда ты платишь в первую очередь, сюда — во вторую, сюда — в третью, а НДФЛ платишь в четвёртую очередь. И то, несмотря на то, что мы должны были платить в четвёртую очередь, понимая, что мы живём в социуме, что есть обязательства, и мы проанализировали, и в материалах следствия это есть, что наши платежи по третьей очереди, коммунальные платежи, они были выполнены в гораздо меньшей степени, оплачены, чем обязательства четвёртой очереди, в том числе, уплата НДФЛ. В меньше степени, потому что мы понимаем, что есть налоговая, что они говорят: «А вот нам надо, нам надо заплатить, давайте, подумайте как». Хорошо

  • Я исходил из того, что я должен найти деньги и рабочему заплатить, я должен найти деньги и налоги отдать, тем более, что НДФЛ этот идёт в основном в местный бюджет, региональный и местный

  • И следствие передёргивает, говорит, что мы за этот период исчислили 59 миллионов (рублей в виде НДФЛ), а заплатили только 7 (миллионов). А в акте налоговой проверки говорится же, что за этот период мы исчислили 59 и заплатили 29. Только в этот период мы платили и за этот период, и за прошлый период, но мы платили НДФЛ

  • Если бы у нас было денег достаточно, если бы мы, условно, фасовали наркотики, с такой бы рентабельностью работали, может быть, мы в этот период заплатили бы и прошлые долги, и за это всё заплатили. Но мы работаем в отрасли с чрезвычайно низкой нормой добавленной стоимости, таких возможностей не было, но мы исполняли эти обязательства

  • Получается, за этот период если смотреть, то платежи четвёртой очереди нами исполнены без копеек на 50%, а коммунальные платежи исполнялись в гораздо меньшем (объёме)

  • Это приводило к тому, что приходилось ездить, договариваться, находить сторонних плательщиков, оформлять какие-то залоги под то, что мы, когда встанем с колен, выполним обязательства. Я могу сказать, что, несмотря на то, что обязательства давались тогда, мы, например, выполнили обязательства перед энергетиками, все. Но это произошло только в конце прошлого года

Катерина Иголкина:

  • Разрешите, я добавлю немного. 17 (тысяч) рублей минус 13% - (получается) 15 (тысяч)

  • Так вот, когда наступал срок уплаты зарплаты, у нас кроме 15 (тысяч рублей) на счету ничего не было, поэтому платили целиком только то, что со счёта было в заработную плату. А на следующий день, когда наступал срок уплаты НДФЛ, у нас ко счёту предъявлено было постановление налоговой об уплате НДС, а он по календарю раньше поступил, и значит, по календарю, его банк должен уплатить раньше, и денежная сумма, которая поступила, она уже пошла в НДС, потому что он, этот документ, поступил в день выплаты заработной платы, и, значит, встал вперёд, чем наша обязанность по выплате того же НДФЛ. Туда же лёг ещё и Пенсионный фонд, и так далее

  • Вопрос в том, что следователем не анализировался ни срок возникновения обязательства, ни календарная очерёдность этого срока возникновения обязательства, ни, действительно, та очерёдность, которая была предусмотрена

  • Ведь не зря судебная практика относила НДФЛ к четвёртой очереди платежей, не урегулирован этот момент нормативно, не урегулирован. И можно сколько угодно много говорить о том, что это, действительно, деньги работников

  • Точка была в этом поставлена только в июне 2014 года. Вот с июня 2014 года мы бы сейчас здесь такие дебаты не разводили, а в 2012-2013 годах (мы) действовали абсолютно законно

Смотрите также
Приговор Мельникову оставили без изменений
Рассмотрев апелляционную жалобу по налоговому делу бывшего гендиректора завода «Автоприбор» Алексея Мельникова, коллегия судей Владимирского областного суда оставила приговор Фрунзенского райсуда города Владимира без изменений
Тайна следствия в деле Мельникова
На заседании суда о продлении меры пресечения экс-гендиректору завода «Автоприбор» Алексею Мельникову позиция следователя и суда вынудила адвокатов просить отвода судьи