Регистрация / Вход Вс, 11 декабря 2016, 16:49

В режиме терпеливого сотрудничества с властью

Председатель попечительского совета общероссийской организации малого и среднего бизнеса «ОПОРА России» Сергей Борисов дал понять, что предпринимательское сообщество обречено на сотрудничество с властью. При этом, он подверг жёсткой критике некоторые шаги этой власти в отношении бизнеса
20 Апреля 2015, 09:32 6 3749

Фото пресс-службы Владимирского отделения "ОПОРЫ РОССИИ"

«Я не верю в митинги, я не верю в демонстрации, всё-таки суть нашей организации - терпеливое сотрудничество с той властью, которую избрал народ. Вот написано нам, что есть такая власть, созданная всенародно, значит, мы должны быть терпеливыми здесь», - заявил на внеочередной конференции Владимирского регионального отделения общероссийской организации малого и среднего бизнеса «ОПОРА России» председатель правления Сергей Борисов.

Вместе с тем, Борисов подверг резкой критике некоторые действия властей по регулированию предпринимательской деятельности.

Например, решение об удвоении социальных выплат с предпринимателей в 2013 году он назвал «трагедией», за которую никто, кроме Владимира Путина, не извинился.

Борисов заявил, что прогрессивный для бизнеса закон, ограничивающий контролирующие органы в проведении проверок, по мере применения выхолостили. И ещё он рассказал массу других примеров того, как, с точки зрения предпринимателей, власть «заботится» о бизнесе.

Приводим расшифровку выступления председателя правления «ОПОРЫ России» Сергея Борисова с незначительными сокращениями, сопровождая видеофайлом, который для удобства восприятия разбит на несколько частей.

Выступление председателя правления Общероссийской общественной организации малого и среднего бизнеса «ОПОРА России» Сергея Борисова на внеочердной конференции Владимирского регионального отделения (15 апреля 2015 года):

Прошу меня не записывать в пессимисты закоренелые после того, что я вам расскажу сегодня, я просто хорошо информированный оптимист. Я за десять лет руководства «ОПОРОЙ» хорошо это прочувствовал для себя и чувствую до сих пор, с «ОПОРОЙ» я не рву, возглавил её попечительский совет. Это не виртуальный орган, это орган действующий. Вот, Светлана Юрьевна Орлова, губернатор Владимирской области входит в попечительский совет, ряд других губернаторов, несколько министров входят. Вот мы будем на следующей неделе встречаться в федеральной налоговой службе и обсуждать актуальные темы налогообложения, налогового администрирования, это будет главный вопрос, а также будем обсуждать рекомендации попечительского совета с точки зрения выполнения решений Госсовета, и правительственной комиссии по малому бизнесу.

Вы, наверное, видели по телевизору репортаж о Госсовете. Наверняка, у многих было некое разочарование. У меня оно было, скажу вам откровенно. Чувствовалось, что оно было и у президента страны. Он, конечно, не в резких тонах, он сказал, что медленно развивается малый бизнес. Ну, я прочитал по его настрою, что не вполне удовлетворительно, мы топчемся на месте.

Тот рост, о котором сказала Светлана Юрьевна Орлова, он был, как раз с 2002 по 2012 год мы выросли на 40% и количественно, и качественно. Но после этого был ряд, я считаю, стратегических неудач, которые позволили затормозить развитие малого предпринимательства, потерять веру предпринимателей в те действия, которые власти инициируют. Это социальные платежи, которые многие из вас хорошо помнят.

opora.jpg

Мы потеряли миллион двести {тысяч}, примерно, индивидуальных предпринимателей по России. Да, было создано примерно 600 тысяч (новых ИП}, но, согласитесь, что 1,2 миллиона и 600 тысяч — это разные вещи. Это была колоссальная ошибка. Один человек только нашёл в себе мужество извиниться за тот период, за те ошибки.

Я не верю в митинги, я не верю в демонстрации, всё-таки суть нашей организации - терпеливое сотрудничество с той властью, которую избрал народ. Вот написано нам, что есть такая власть, созданная всенародно, значит, мы должны быть терпеливыми здесь.

Но тогда мы вышли на набережную Тараса Шевченко и сказали, что последствия будут губительными для малого бизнеса. Но прошло время, ни представители социального блока, вице-премьеры, министры, никто не сказал, что это была ошибка. Потерь было огромное количество. Вы понимаете, что люди на бирже труда оказались, теневой сектор вырос, потери были и разочарование огромное. Я встречался с огромным количеством предпринимателей по всей России, действительно, это была трагедия, трагедия 2013 года.

И только Владимир Владимирович Путин сказал, не так давно, что это была ошибка. Жаль, что это не сказал министр труда Максим Топилин, или бывший министр здравоохранения и социального развития Татьяна Голикова, которая тогда была инициатором введения социальных выплат, вице-премьер по социальной политикеОльга Голодец, и так далее.

Таким образом, мы сегодня имеем, я бы сказал, стагнацию малого предпринимательства. Мы застыли на отметке в 21% по доле в ВВП, которую даёт малый бизнес. Примерно 25% трудоспособного населения занято в малом бизнесе, что не соответствует масштабам развития предпринимательства в других странах, развитых странах, где счёт идёт от 40-50% ВВП, и по занятости до 70%, и выше. В Италии вообще 85% в малом бизнесе трудятся, и (малый бизнес) 80% ВВП даёт, несмотря на то, что у них есть гигантские концерны.

Когда Владимир Владимирович Путин готовился к своей выборной кампании, я входил в число его доверенных лиц, он нас собирал, и советовался, что ему написать в программах, я тогда ему посоветовал, набравшись смелости: «Владимир Владимирович, если вы хотите, чтобы малый бизнес поверил и проголосовал, скажите, каким он должен быть через 6-7-8 лет». Он говорит: «А каким он должен быть?». Я считаю, что минимум 40% по ВВП, то есть, в два раза вырасти экономически, и по занятости — минимум 50%. То есть, все показатели нужно удвоить. Прошло время после выборов - мы стоим на месте.

Поэтому, вот когда Путин на Госсовете говорил, что нужно существенно увеличить долю малого и среднего бизнеса в ВВП и в структуре занятости, он уже не говорил о цифрах, но он подразумевал, что обещание было дано. Вот именно то обещание. Значит, мы вправе сейчас ждать каких-то действий, реальных действий. Мы не имеем пока протокола Госсовета, мы не знаем, что там будет записано, хотя само обсуждение было безликим, я профессионально это говорю. Многие вещи были такие риторические, декларативные, хотя были и некоторые неплохие решения.

Я вам сказал, что этому заседанию Госсовета предшествовало заседание правительственной комиссии, это наш высший орган по малому бизнесу. Комиссию правительственную по малому и среднему бизнесу и развитию конкуренции возглавляет первый заместитель председателя правительства Игорь Иванович Шувалов. Мне доверено быть заместителем председателя правительственной комиссии вместе с министром экономического развития Алексеем Улюкаевым и главой Федеральной антимонопольной службы Игорем Артемьевым.

Обычно Шувалов так ставит заседания комиссии: он просит Министерство экономического развития сделать доклад по текущей ситуации, а «ОПОРУ» - сделать содоклад. И вот я уже на протяжении нескольких лет эти содоклады. Меня попросили сделать откровенный доклад, в котором были бы представлены именно ощущения малого бизнеса России о том, что происходит. Ну я бы не сказал, что там был негатив, но критика была жёсткая. Там была жёсткая критика. Конечно, были отмечены и позитивные вещи по федеральной программе.

На заседании комиссии оценивалась эффективность государственной программы по поддержке малого бизнеса.

Конечно, лизинговые программы, субсидии, гарантии, гранты для начинающих — если они прозрачно построены, если нет такого «своизма», то это работает. Вы знаете, в отдельных регион есть такой «своизм», тихонько, кулуарненько, своим дали, и забыли. Есть целый ряд вещей, которые стали уже анахронизмом, которые не срабатывают, я об этом говорил на заседании комиссии. И сказал ещё, что сколько угодно мы бы не подбрасывали в топку денег, если есть встречное такое цунами, связанное с административными барьерами — возникающими, существующими, вновь появляющимися — мы не сдвинемся с места.

Почему, всё-таки, мы сегодня говорим о малом бизнесе? Это же не наши хотелки, это же не наша самоцель. Во-первых, это социальная функция, рабочие места, раскрытие потенциала человека, который может начать своё дело, и нарастить эту добавленную стоимость, рискнуть, может быть, даже сильно рискнуть для себя, для своей семьи, для окружающих, но рискнуть. Это ещё и развитие конкуренции, которой у нас катастрофически не хватает в России. Это, пожалуй, самое главное: мало субъектов малого бизнеса — мало конкуренции.

В чём это выражается, если недостаточное насыщение субъектами предпринимательской деятельности? Завышение в отдельных секторах ценового диапазона, потому что, что ни предложат потребителю — всё будет скушано или куплено. Это низкое качество, потому что, если слабая конкуренция, нет жёсткой борьбы за выживание на рынке, то можно и не думать о качестве, и так всё пройдёт. И, наконец, это инновационность, о которой мы мечтаем.

Мы уже замусолили слово «инновации», но инновационность, это тоже суть конкурентной борьбы. Когда ты чувствуешь жёсткую конкуренцию, ты обращаешься к достижениям науки, технологий, образовательные составляющие начинают включаться, и ты обходишь, при прочих равных условиях, своего конкурента за счёт введения инноваций.

К сожалению, трагедия 2013 года создала ещё одну беду большую, она усилила теневой сектор. Те предприниматели, которые не поверили, сказали, что с государственными такими шагами по введению социальных платежей совладать невозможно, я лучше буду платить участковому, ещё кому-то, но буду работать в тени. Масштабы катастрофические теневого сектора в России. Однажды Ольга Голодец об этом сказала, она назвала цифру около 20 миллионов, она совпадает с нашими ощущениями. 20 миллионов граждан работают в том секторе, который нигде не учтён. Представляете, что это такое? Это же конкуренция вам, прежде всего, тем, кто платит налоги. Как можно быть на рынке в условиях, когда один платит, другой не платит? Конечно, честному предпринимателю выжить очень сложно, это совершенно очевидно.

Вы сегодня говорили об этом и уполномоченный по защите прав предпринимателей во Владимирской области Александр Викторович Коробушин сказал, что главное для развития предпринимательства — это комплексные условия регулирования предпринимательской деятельности, справедливые, адекватные, ну, и тот климат, который мы создаём по крупицам. Везде он разный, есть такие регионы, которые открыли шлюзы и, действительно, ищут возможности развития способностей предпринимательских. Есть ряд муниципалитетов, которые мы славим на нашем форуме «Бизнес успех», показываем их, но их очень мало, вы знаете, очень мало.

Одним из главных препятствием развитию бизнеса является контроль, необузданный контроль, маниакальное желание контролировать всё и вся. Знаете, у нас было большое достижение в прошлые годы - 294 федеральный закон, ограничивающий контрольные и надзорные органы в плане проведения проверок деятельности юрлиц, вы его хорошо все знаете, который ограничил аппетиты проверяющих, включил органы прокуратуры. Здорово сработали органы прокуратуры! В большинстве случаев здорово сработали, до 70% отсекали они плановые проверки неплановые, аналитика была, в общем, это была почва для того, чтобы другим ведомствам проанализировать и делать выводы.

Но выводы они не делали, к сожалению, наступали и наступали на малый бизнес, и на сегодняшний день, я об этом сказал на правительственной комиссии, из-под 294-го закона выведено 53 вида контроля. Представьте себе, не мытьём, так катаньем. Внеплановые проверки там, сям, хотят врасплох застать, ну, и так далее.

Налоги - тема, которая всех нас волнует. У нас в рейтинге препятствий для развития бизнеса, индексе «ОПОРЫ» на втором месте стоят налоги. Но, я убеждён, что последний показатель нашего индекса говорил о том, что это совокупное, это не только налоги, это и платежи.

А вы знаете, сколько у нас платежей неналоговых, сколько мы по ним платим с вами по всей России? Вот мы насчитали 74 вида неналоговых платежей. Последний просчёт после поручений Шувалова посчитать попредметнее, уже показывает, что их больше ста. Вот вам — не мытьём, так катаньем.

Штрафы выросли многократно. Нет никакого обоснования почему они выросли. Если не была сделана во время аттестация рабочих месттрудовой инспекцией - 100 тысяч рублей. Ценники приходят за штрафы от трудовых инспекций миллионные! Кому на Руси жить хорошо, что ли? Я не знаю, о чём они думают.

Вообще, ведомство Максима Топилина (Министерство труда) очень странно себя ведёт. Некогда он был разумным человеком, а сейчас такое впечатление, будто он думает, что где-то на Луне люди будут работать, а не в бизнесе. Ну, у нас и так частного сектора немного, у нас очень много государственного сектора. И здесь пытаются его (частный сектор) сократить.

Я должен сказать. Что налоговое администрирование у нас улучшилось, я убеждён в этом. Налоговая инспекция стала меньше ходить к нам. Инспекторы больше видят на расстоянии, они больше анализируют, личные кабинеты появляются, это всё — удобства, честь и слава ведомству Михаила Мишустина, хотя есть отдельные места, где есть и перегибы, я в этом убеждён.

Недавно был перегиб, с помощью Рязанской «ОПОРЫ» была выявлена просто преступная группа в налоговой инспекции, которая по специальному ценнику возвращала НДС. Я думаю, что мы с этим боролись и будем бороться. Мне предложили, и возглавил комиссию по противодействию коррупции в налоговых органах. Если у вас появится какой-то конструктивный взгляд. Видение того, что что-то где-то не так — милости просим обращаться, это просьба главы Федеральной налоговой службы. Я думаю, что продолжится эта тема, и мы вот будем обсуждать её 22 числа, Светлана Юрьевна Орлова, кстати, обещала быть тоже на нашем заседании попечительского совета, именно в ФНС это будет происходить.

DSC05087.JPG

Ещё один барьер для малого бизнеса — это имущественные аспекты. Во-первых, зачем сейчас, в преддверии кризиса, ввели налог на имущество для плательщиков спецрежимов? Зачем? Ну время сейчас это было делать! Мы ставим сейчас вопрос, чтобы 159-ый {федеральный} закон был бессрочным. Не три года, не два года — нет необходимости муниципалитету держать в клюве имущество, одайте {его} малому бизнесу. Не надо держаться за него {имущество}, и нас МУПов и так много развелось!

За МУПами прячется всё и вся, самое главное — рынок перекашивается! 30 тысяч МУПов в России. Представляете какую конкуренцию они нам всем создают? Всё {отдаётся} им любимым. Сколько раз я ставил вопрос на разных уровнях о Южно-Сахалинске. Там измотали наших ребят просто в конец. То, что там можно делать по благоустройству, дорожным работам, и так далее, десяток фирм там было, сейчас уже схлопнулись многие. Не давали {подряды}, создали МУП. Ценники в два раза больше, чем рыночные. Пожалуйста, вот как деньги идут в карманы кому-то.

Нас очень сейчас тревожит гонение, складывающееся на малый торговый бизнес. В угоду какой-то, знаете, красоте эфемерной. {Вот говорят} санитария. Боритесь с ней! Давайте стандарты, мы не против. Но Москва задала тон, вычистила киоски все, там, где они нужны были, где они социальную роль играли, маленькие магазинчики шаговой доступности. До чего додумалась Москва? Меня это удивляет.

Я хочу {мэру Москвы Сергею} Собянину задать вопрос, зачем он хочет стать собственником огромного количества новых киосков, чтобы сдавать их в аренду малому бизнесу? Зачем? Малый бизнес у нас и так класс арендаторов, а не собственников. Совершенно непонятно. Но зато кто-то будет назначать размер аренды, никуда не денетесь, не рынок будет решать.

Я думаю нам с вами ещё предстоит с иждивенчеством муниципалитетов позаниматься. Вот у них, знаете, сложился стереотип, что этот кусочек пирога нефтяного будет вечный, и что всегда кусочки этого пирога можно отстоять, пойти пожаловаться {губернаторам}, попросить субсидии, субвенции, вместо того, чтобы в своём муниципалитете развивать малый бизнес. Это будет серьёзной проблемой в ближайшее время.

Несколько слов о мерах государственной поддержки. На последнем заседании {форума} «Бизнес-успех» мы спросили, причём, у {представителей} таких продвинутых муниципалитетов, кто из вас знает о программе поддержки малого бизнеса? По нашим замерам, 35%, остальные не знают. У нас нет достоверной информации о формах поддержки. Вот я знаю, что у вас {во Владимирской области} и информационный портал есть, информация развивается.

Вообще, нам нужно добиться такого, чтобы любой предприниматель, который открывает там своё дело, производство, который дерзнул на импортозамещающие продукты, набрал свои параметры на каком-то портале в интернете, и ему высветилась бы целая цепочка форм поддержки: где он может гарантию по кредиту получить, где - субсидию от Минпрома, где - возврат {средств} вложенных в высокотехнологичное оборудование, где — льготную ставку, и так далее.

Это сложнейший алгоритм, я уже сам не могу ориентироваться в этом. Это должна быть очень системная штука и простая. Почему нельзя это сделать-то? Порталы целого ряда регионов вообще пустые.

Посчитала рабочая группа {правительственной комиссии}, сколько совокупно выделяется средств на государственную поддержку малого бизнеса, {там} разные формы поддержки — по министерствам, ведомствам, федеральная программа, агентство кредитных гарантий, МСП-банк. Более 130 миллиардов рублей в год! Используется - где-то 96 миллиардов.

Вы знаете, что у нас 50% субъектов Российской Федерации не выбирают квоты по поддержке малого бизнеса? Хотя 70% денег платит федеральный Центр, 30% платят субъекты, а в некоторых случаях это соотношение даже 95% на 5%. Ну как так можно? В чём причины? Почему Министерство экономики это допустило?

Несмотря на то, что там работают наши воспитанники, мы не можем с этим мириться. Нет координации программ между министерствами и ведомствами. Что-то делает Минпром, но мы не знаем, что делает Министерство образования, и так далее, и так далее.

Мы образование тоже проанализировали, и, вы знаете, частенько слышим такое:

Чего вы хотите, какие курсы по предпринимательской и финансовой грамотности, если их читают бывшие преподаватели марксистско-ленинской экономической теории? Ну, понятно.

У нас, к сожалению, университеты выключены из этого процесса {образования предпринимателей}, а надо их системно подключать. Поэтому, в поручении Шувалова вошло Ливанову и его ведомству обязательно взяться за подготовку предпринимательских кадров при университетах, колледжах, и так далее, вместе с дуальным образованием для производственников.

Ваш покорный слуга имеет сейчас побольше {свободного} времени, я сам сейчас взялся за это дело, в родном университете Бауманском я сейчас заведующий кафедрой инновационного предпринимательства. И вот недавно мы открыли школу технологического предпринимательства, где будет и связь с отраслями, и венчурные фонды, защиты интеллектуальной собственности и трансфер технологий, и распределённый бизнес-инкубатор, и дополнительное образование с опытом подготовки кадров с участием ведущих университетов мира. Это всё можно сделать и зациклить это всё, сегодняшние средства связи позволяют нам это всё делать дистанционно.

Я считаю, что была крайне неудачной поддержка экспортоориентированных предприятий по госпрограмме, я не знаю, чувствуете ли вы это, или кто- то из ваших производственников. Это ноль. Более того, мы там выявили, к нам сейчас приходит информация о том, что там воруют деньги, просто воруют деньги.

Вообще, я - за инфраструктуру, я - за консалтинговые компании, правильные, умные, {работающие} на рыночной основе, но я против рыб-прилипал, которые сейчас паразитируют на теле малого бизнеса. Ослабленном теле, я бы сказал. Всегда паразиты лезут только к ослабленному организму.

DSC05084.JPG

Конечно, у вас сейчас формируются кластеры. Это здорово очень. У вас есть и машиностроительные такие протокластеры, у вас есть и агрокластеры, возможно, будут формироваться. Освоить кластерную технологию — это очень важно. Раньше это называлось «производственно-территориальными комплексами», ещё в советские времена, сейчас, в рыночных условиях, это, как правило, якорные предприятия, {вокруг них} ореол малых и средних {предприятий}, финансовые институты, образовательные, научные, инфраструктурные {объекты}, и так далее. Чем быстрее вы освоите формирование таких кластеров, тем более системными вы будете, тем быстрее вы будете развиваться. Я думаю, что этому будет посвящён и ваш форум {третий экономический, в мае 2015 года}, теме импортозамещения.

Конечно, из вашего региона нужно сделать конфетку с точки зрения исторического кластера. Для этого нужно инфраструктуру ту же поднимать. Просчитать целесообразность создания трёхзвёздочных гостиниц, и так далее, других объектов инфраструктуры.

Я вот забыл спросить у Светланы Юрьевны Орловой, мне очень странно, конечно, это идёт не от вас, а почему сейчас снимаются рекламные вывески с исторических домов? Наверное, есть закон такой, но, согласитесь, если там есть бизнес, если это не бесхозное помещение, то там есть и хозяин, есть ответственный. Но бизнес замрёт, если не будет информации, что там есть кафе, но в руках такого-то предпринимателя, купца, как и было раньше. Я понимаю, что на Кремле не надо делать таких вывесок коммерческих. Но здесь что-то надо решать, стилизовать надо. Если вы считаете, что для вашего исторического города это очень важно и необходимо, давайте вместе обращаться в министерство культуры и просить поддержку в этом направлении.

Я ещё раз хочу сказать, что ваше отделение боевое, имеет своё лицо, имеет свой характер.

Я знаю группу вашего отделения давно, они всегда сидят на галёрке, это топливный сектор близкий мне, поскольку я сам из Российского топливного союза, возглавлял его 10 лет. {У вашего отделения «ОПОРЫ России} всегда был характер, всегда была позиция, это традиции ещё заложенные с тех времён древних купечества, то есть, вы их несёте, развиваете.

DSC05104.JPG

Сегодня встречались с ребятами, которые занимаются агрокомплексом, поднимают его, видят системные вопросы, системные проблемы.

И очень хорошие технологии видели мы сегодня по производству пеностекла, которым тоже нужно пробивать дорожку в будущее, иначе у нас будут постоянно {пожары в местах массового скопления людей}.

Вот Дина Петровна Смекалова, сопредседатель Владимирского регионального отделения «ОПОРЫ России», гендиректор ЗАО «Блокформ» производит пенопластовые плиты. Ну, горят же они, Дина! Вся трагедия в Казани {пожар в торговом центре «Адмирал»} говорит о том, что уже нельзя {их использовать}, поэтому надо пропускать инновационную продукцию, тем более она и теплостойкость имеет другую. Эти вещи надо как-то разумно решать за одним столом.

Понимаете, жизнь требует инноваций. Инновации будут очень тяжело пробивать себе дорогу. Всегда консерватизм вчерашнего дня будет довлеть и будет тянуть назад. Но в этом-то и искусство движения вперёд. Я вам нарисовал картину не очень такую радужную, но если мы видим всю эту картину, ведь мудрые говорили, что главное — не состояние, в котором находишься, а направление, в котором движешься. Поэтому, давайте двигаться в правильном направлении, а вы это делаете весьма неплохо.


ТОЛЬКО ПУТИН НАШЁЛ МУЖЕСТВО ИЗВИНИТЬСЯ ЗА ОШИБКИ

Загрузка плеера

НЕГАТИВА НЕТ, НО ЕСТЬ ЖЁСТКАЯ КРИТИКА

Загрузка плеера

ТАКОЕ ОЩУЩЕНИЕ, ЧТО ЛЮДИ БУДУТ НА ЛУНЕ РАБОТАТЬ, А НЕ В БИЗНЕСЕ

Загрузка плеера

ОТ МУПОВ ПЕРЕКАШИВАЕТСЯ РЫНОК

Загрузка плеера

КЛАСС АРЕНДАТОРОВ, А НЕ СОБСТВЕННИКОВ

Загрузка плеера

ИЗ ВАШЕГО РЕГИОНА НУЖНО СДЕЛАТЬ КОНФЕТКУ

Загрузка плеера

У ВАС ВСЕГДА БЫЛ ХАРАКТЕР

Загрузка плеера

Смотрите также
Кому доверяет потребитель?
Во Владимирской области заканчивается интернет-голосование в конкурсе «Диплом «Доверие потребителей», организованном для предпринимателей общественной организацией «Опора России»
Бизнес с волчьим оскалом
Во Владимирской области после летних каникул возобновляется работа Школы промышленников. Учить заниматься бизнесом будут, в том числе, и на примере волчьей стаи