Регистрация / Вход Пт, 09 декабря 2016, 18:22

Фотоэксперимент

Фотограф Дарья Туминас о том, как историю Pussy Riot показать через мытарства нашего холопа Никиты
30 Августа 2012, 12:43 2950

Автор: Анна Хромова


Фотограф из Санкт-Петербурга Дарья Туминас делает большой фотопроект о России, в котором исследует современность через призму древних локальных легенд. О том, чем интересна художнику владимирская история - в интервью Зебра ТВ.


Расскажи про проект, который ты сейчас делаешь. В чем его идея?


Я снимаю в разных городах, находящихся недалеко от Санкт-Петербурга или Москвы. В каждом нахожу местную легенду, отталкиваюсь от нее: что-то в ней мне неясно, заставляет задавать вопросы самой истории, а также различным мужским поведенческим практикам (все легенды у меня про мужские персонажи). Потом я нахожу способы, как мои размышления на эту тему можно визуализировать. Однако, фотография – это только третья часть проекта. Также очень важны тексты и коллажи, которыми я планирую заняться, завершив съемочную часть. Я вижу этот проект в форме книги, фотографии отдельно от других материалов вряд ли будут жить.


Какие именно истории тебя интересуют? Что ты выбрала для Владимира? И почему наш город попал в список интересных тебе городов?


Меня привлекают истории, в которых мне что-то непонятно, кажется абсурдным, нелогичным, интригующим. Важно, чтобы история несла в себе какой-то визуальный потенциал, то есть чтобы я понимала, как я могу с ней работать при помощи фотографии.

Местная легенда, с которой мне захотелось работать, на самом деле связана с городом Александров: холоп Никита изобрел способ, как можно было летать, продемонстрировал Ивану Грозному, спрыгнув с местной часовни, был казнен, потому что подобное сочли актом не от Бога. В этой истории мне интересен антагонизм прогресса и абсолютного мракобесия под флагом религии, прогресса и власти. Пока я думала над темой, параллельно следила за всем, что происходит с Pussy Riot. Я была переполнена эмоциями и размышлениями, связанными с этой ситуацией. Они все время жили внутри меня, поэтому легенда выбралась сама собой.

Меня очень вдохновляет иконопись, я стараюсь внимательно смотреть на особенности иконографии каждой области, это влияет на выбор цветов, на используемые позы в рамках проекта. Поэтому Владимир был обязательным пунктом в моем списке - здесь потрясающая коллекция.


Как идет процесс работы? У тебя есть готовые образы или идеи приходят во время работы с конкретным человеком?


Обычно я делаю заранее черновые схематичные зарисовки, продумываю позы. Меня интересует пластика, заимствованная из разных инструкций, а также иконописных образов. Когда начинается съемка, то план пересматривается, может меняться в зависимости от ситуации.


Где ты живешь? Как ты ищешь людей? Как реагируют владимирцы на твое предложение?


Я использую замечательный сайт couchsurfing.org , ищу по нему людей, которые готовы были бы меня принять на то время, на которое могут. Я давно использую эту систему, и во Владимире тоже живу у прекрасных людей. Владимирцы, как и жители всех городов, где я была, реагируют всегда достаточно открыто и позитивно. Собственно, я ничего странного и не предлагаю: сделать несколько портретов.


Сейчас появляется довольно много документальных проектов о России, например, о путешествиях по Транссибу. Тебя не интересует современность и документальная фотография?


Меня очень интересует и современность, и документальная фотография. Делая конкретный проект, само собой, я не могу и не должна быть во всех плоскостях сразу, однако это не ограничивает меня в интересах. Да, я беру за точку отсчета легенды, которые автоматически отсылают к прошлому, но снимаю я здесь и сейчас, современных людей в современных городах.


Ты училась в Голландии. Что это была за программа? Чем процесс образования принципиально отличается учеба от учебы в России?


Это была магистерская программа по теории фотографии. Принципиальное отличие - много групповых заданий, мы делали бесконечное количество совместных презентаций и эссе. Также курсов гораздо меньше, но все продумано так, что ты занимаешься очень много самостоятельно, и у тебя хватает времени на прочтение всех списков литературы. С преподавателями были очень приятные отношения - они всегда были готовы помочь, обсудить твою тему, что-то посоветовать. При этом университет предлагал вариант работать с их исторической фото коллекцией, которая, к слову, просто шикарная.


Мне, как новостнику, интересна репортажная фотография. Самая актуальная для нас выставка, пожалуй, World Press Photo. И есть такое ощущение, что фотограф здесь все чаще воспринимается как понятой при совершения. Девушка с отрезанным носом, отрубленные человеческие конечности... Почему все чаще используются именно такие штампы? Получается, мы возвращаемся к описанию реальности через череду военных конфликтов?


Могу сказать, что фотограф (в особенности новостной) в теории фотографии часто сравнивался с вуаеристом, агрессором, даже убийцей. Это культивируемые сравнения. Мне, например, очень интересно, как именно зарождались эти сравнения. Если фокусироваться именно на работе фотографов, освещающих военные конфликты, то это очень важный, абсолютно не «теоретический» вопрос: когда нужно отложить камеру, когда нужно помочь, где проходят этические границы. Вот, например, проект Photographers in Conflict. На сайте можно посмотреть видеоинтервью с одними из самых известных военных и новостных фотографов. В частности, отдельное обсуждение посвящено теме «Camera Down» («Отложить Камеру»): описываются сложные ситуации, когда нужно было не быть репортером. Важно понимать, что это большая и важная тема, идея разговора о восприятии фотографов как понятых - это упрощение ситуации.

Одних не устраивает то, что на фотографиях есть «оторванные конечности». Других то, что при освещении трагичных тем мягкие фотографии действуют усыпляюще на совесть и переживания зрителя, скрывают от него другую реальность. Здесь нет одного ответа - как надо делать. Мне нужно и важно знать о том, что произошло с Аишей из Афганистана, где практикуется «месть» мужей, опозоренных женами. Месть заключается в том, что женщине отрезают нос и уши. Позор - в том, что жена сбегает из дома. Потому что была насильственно выдана замуж в подростковом возрасте и терпела жестокое обращение в семье мужа. Лично я не понимаю, почему этой информации не должно быть. И если говорить про именно уровень изобразительный: как еще эта история должна быть передана визуально, кроме как прямо?

Повседневность исследовалась и будет исследоваться. Подобная категория есть и в самом конкурсе – «Повседневная жизнь». Более того, большинство категорий – «спокойные». Спорт, искусство и развлечения, природа и так далее. Также важно помнить, что у конкурса свой формат, акцент на определенные события и определенные новости. Для «медленного журнализма» есть и другие платформы, способы показывать и обсудить проекты.


Ты хочешь оставаться работать в России или махнешь обратно за границу?

Загадывать пока что рано. То, что хочется находиться в разных местах, - это факт.

1Circle the Bite.JPG2Circle the Bite.JPG

3Circle the Bite.JPG4Circle the Bite.JPG

11Circle the Bite.JPG12Circle the Bite.JPG


Смотрите также
«Будет стоять вечно живой в благодарной памяти нашей»
Почему открытие во Владимире памятника революционеру Михаилу Фрунзе, которое должно было произойти в 1968 году к 50-летию ВЛКСМ, затянулось на 7 лет
Ужин с «Булатом Окуджавой» в ресторане «Владимир»
Патриарх владимирской судебно-медицинской экспертизы Марк Фурман рассуждает в своей новой книге о моратории на смертную казнь, вспоминает встречи со знаменитыми людьми и рассказывает о секретах профессии