Регистрация / Вход Вт, 06 декабря 2016, 11:19

Исторический скандал

155 лет назад наша губерния прогремела на всю империю. Даже во времена крепостного права жестокость владимирских помещиков вызвала оторопь и отвращение
18 Января 2013, 06:47 7 19465

Автор: Дмитрий Артюх


155 лет назад наша губерния прогремела на всю империю. Даже во времена крепостного права жестокость владимирских помещиков вызвала оторопь и отвращение.


«Посередине, рядами в несколько человек, шагали сотни молодых и старых крестьян в сопровождении конвойных солдат. Перегоняя друг друга, рыдая и причитая, бежали бабы, таща за собою за руки ребятишек; на них кричали солдаты и хожалые; из лавок и некоторых домов выбегали люди и подавали «кандальным» калачи, пироги, хлебы и деньги; за пешими тянулся длинный ряд телег, доверху наполненных мешками и узлами с одеждой, поверх которых сидели плачущие бабы с малыми детьми; над всей улицей висела густая туча пыли, сквозь которую несся сплошной гул невыразимо резавших ухо разнообразных звуков». Такую картину ссылки владимирских крестьян в Сибирь наблюдал писатель Николай Златовратский на главной улице Владимира 155 лет назад.


Наказание Сибирью

Помещикам ссылать своих крестьян в Сибирь за различные проступки разрешили в 1760-х годах. Времена Екатерины II вообще были самыми черными для крепостных. Из школьных учебников все мы помним про эти зверства времен «просвещенной монархии»: крестьян пороли до смерти, проигрывали в карты, меняли на борзых, продавали в рекруты, ссылали, разлучали семьи. Полегче стало при Александре I, который ссылку в Сибирь за незначительные проступки запретил, Николай I сибирскую ссылку для крестьян отменил вообще.


А в январе 1857 года началась активная подготовка к крестьянской реформе. Через год - в 1858, когда до отмены крепостного права оставалось чуть больше 2 лет, владимирские помещики Задаево-Кошанские «за предерзостные поступки и нетерпимое поведение» часть своих крестьян ссылают в Сибирь. События эти - пример помещичьей жестокости и непоследовательной политики государства накануне 1861 года.


«Жестокосердные» помещики

Дворяне Задаево-Кошанские хорошо были известны во Владимире. Дом их стоял на Дворянской улице, в районе на Студеной горы, им же принадлежал большой сад на месте, где теперь располагается стадион «Торпедо».


foto_dvoryanskaya.JPG


Иван Власьевич Задаево-Кошанский - родом из Малороссии, коллежский советник, занимал должность судогодского уездного предводителя дворянства. Имел каменный дом в Санкт-Петербурге, крестьян и дворовых во Владимирском и Судогодском уездах, много земли в Ковровском уезде, сенокосные пожни под Владимиром. Его жена - Авдотья Егоровна Задаево-Кошанская (урожденная Башева) также владела крестьянами во Владимирском, Судогодском и Муромском уездах - всего ей принадлежало более 4 сотен душ.


События 1858 года непосредственно связаны с тремя деревнями, принадлежавшими Кошанским: Большим и Малым Неврюево и Савинкой, в районе современно Улыбышевского кладбища.


map.JPG


В настоящее время существует только Большое Неврюево; Малое и Савинка во второй половине XIX века исчезли. Вблизи трех этих селений располагалась загородная усадьба Кошанских, где у них был дом с прекрасным садом, со статуями, с искусственными прудами и насыпными холмами, с экзотическими птицами и рыбами.


Крестьяне этих деревень отбывали барщину, условия которой были очень тяжелые. Кошанские отличались жестокими нравами. Крестьян за малейшую провинность (не поклонился барину до земли, за собирание орехов и ягод в барском лесу и т. п.) тащили в специальную «порольню», где провинившихся нещадно наказывали плетьми. «Непоротых» в трех деревнях почти не было, а стены «порольни» по воспоминаниям были красные от крови.


Не желаешь переселиться в другой уезд - переселяйся в Сибирь

В 1858 году Кошанские «за предерзостные поступки и нетерпимое поведение» 5 своих мужиков отправили в рекруты и 20 вместе с семьями сослали в Сибирь, в Тобольск. «Поступки» выражались в отказе неврюевских крепостных переселяться из своих деревень в другие имения их владельцев подальше от Владимира с плохими землями. Накануне отмены крепостного права для Кошанских это был способ сохранить за собой побольше хорошей и доходной земли. Не последнюю роль сыграло и жестокое отношение помещиков к своим крепостным. Протест крестьян вылился в волнения, потребовавшие ввода в имение военной команды. Зачинщиков и упорствующих наказали плетьми, после чего началось принудительное переселение в Сибирь.

В мае 1858 года на имя императора Александра II Авдотья Кошанская подала прошения о ссылке крестьян. На каждого крестьянина писалось отдельное прошение, примерно следующего содержания:

«Предположила я крестьянина своего крепостного Ефима Яковлева, имеющего ныне от роду 42 года, за предерзостные поступки и нетерпимое поведение, удалить из имения своего ссылкою в Сибирь на переселение, отправить вместе с ним жену его Феклу Андрееву 39 лет и сына Ивана 2-х лет. Почему испросив на предмет сей от Г-на Владимирского уездного предводителя дворянства общее с Земским судом надлежащее свидетельство, с копию оного, так и означенного крестьянина Ефима Яковлева с женою и сыном и следующие для них на одежду и кормовые до города Тобольска деньги, всего сорок рублей и одну четверть копейки серебром, всеподданнейше прошу к сему. Дабы повелено было представляемого мною крестьянина Ефима Яковлева с женой и сыном принять и о ссылке их в Сибирь на переселение учинить распоряжение».


Переданные в распоряжение правительства крестьяне с семьями содержались во Владимирском тюремном замке.

preason2.jpg

На каждого ссылаемого был составлен особый статейный список, куда заносилось имя, фамилия крестьянина, род приговора и наказание, указывались особые приметы, вероисповедание, владение каким-либо ремеслом, члены семьи, снабжение на дорогу, и условия отправления. Условия у всех были одинаковые: мужчины в кандалах, женщины под строгим присмотром. Одной кормящей и одной беременной было предложено на время остаться в своих деревнях, однако те наотрез отказались. Их пришлось насильно до времени оставить во Владимире.


Арестанты были отправлены в путь уже 14 июня 1858 года. С ними по «добровольному желанию помещиков» отправились некоторые их дети. По «нежеланию помещиков» и на основе отдельных законов часть детей была оставлена в имениях Кошанских.


В то же время 5 крестьян были отданы Кошанской в рекруты. Мужчины прошли освидетельствование в рекрутском присутствии на предмет годности и были отправлены на места службы.


Так, в результате жестокости и произвола помещиков Кошанских, крестьяне оказались очень далеко от родины, некоторые семьи были разорваны и разлучены.


Вдруг все завертелось назад

Однако на этом история не закончилась. 70 крестьян, принадлежавших Кошанским, отправились во Владимир с жалобой на произвол своих помещиков. В условиях предреформенной России, а также учитывая вопиющее «жестокосердие» Кошанских, власть сочла нужным вмешаться в дело, вспомнить некоторые статьи Свода Законов 1842 года, восстановить справедливость и покарать помещиков.


Высочайшим указом Александра II от 27 июля 1858 года повелевалось: Ивана Кошанского от должности судогодского предводителя дворянства отстранить, поступок отдать на суд дворянству, имения его и жены за превышение власти над крестьянами отдать в опеку. Сосланных остановить и, не возвращая обратно, приписать в государственные крестьяне с наделением землей и содержанием за счет Кошанских. Ссыльные к тому времени уже добрались до Пермской губернии. Там они были остановлены и причислены по Шадринскому уезду (ныне Курганская область) в сословие государственных крестьян. Кроме того, Кошанским было запрещено проживать в своих имениях, иметь в услужении крепостных, совершать крепостные акты на приобретение покупкой населенных поместий.

Смотрите также
«Будет стоять вечно живой в благодарной памяти нашей»
Почему открытие во Владимире памятника революционеру Михаилу Фрунзе, которое должно было произойти в 1968 году к 50-летию ВЛКСМ, затянулось на 7 лет
Ужин с «Булатом Окуджавой» в ресторане «Владимир»
Патриарх владимирской судебно-медицинской экспертизы Марк Фурман рассуждает в своей новой книге о моратории на смертную казнь, вспоминает встречи со знаменитыми людьми и рассказывает о секретах профессии