Регистрация / Вход Чт, 08 декабря 2016, 10:57

Концепт революции умер

Старший сотрудник Института философии РАН Светлана Ильинская считает, что революции в привычном понимании больше не существует. Сегодня это не более, чем акция по установлению внешнего управления через приведение к власти марионеточных правительств
12 Ноября 2015, 19:04 9 3098

7 ноября, в день 98-ой годовщины Великой Октябрьской социалистической революции, во Владимире прошла первая в России презентация книги «Революция как концепт и событие: монография». Книга издана Институтом философии Российской Академии наук в сотрудничестве с Северо-Кавказским федеральным университетом.

foto_book_revolution.jpg

Книга находится в свободном доступе на сайте Института философии РАН. Презентация прошла на заседании международного дискуссионного клуба «Спасский холм» во Владимире.

Впрочем, на презентации о книге говорили совсем немного, зато в течение двух часов были выступления на тему «Революция. Взгляд из настоящего». Мнения, высказанные в дискуссии, могут оказаться актуальными в преддверии 100-летнего юбилея Великой Октябрьской социалистической революции в 2017 году.

С выступлением доктора философских наук, профессора МГИМО Григория Водолазова, можно ознакомиться здесь. А с мнением директора Института глобализации и социальных движений Бориса Кагарлицкого о том, что Великий Октябрь ещё не закончился - здесь.

Сегодня редакция предлагает вам прочитать выступление редактора этой книги Светланы Ильинской, старшего научного сотрудника Института философии РАН. Она автор главы «Реквием по революции».

foto_ilinskaya.jpg

Ильинская утверждает, что «революция, как легитимное ниспровержение власти народом-сувереном, её больше нет, она не работает». То есть, революция «не работает» в том виде, в каком её воспринимает большинство граждан, сформировавшихся в советское время. По мнению учёного, «сегодня революция очень часто превращается в инструмент, в акцию по установлению внешнего управления через приведение к власти марионеточного правительства».

Светлана Ильинская провела исследование двух цветных революций в Киргизии, которая является для неё родной, и пришла к следующим выводам:

«Разобрав вот этот конкретный случай, поработав как раз с понятием «революция, как легитимное ниспровержение власти народом-сувереном», я постаралась доказать, что вот это симулякр, потому что народ - не народ, ни в гражданском, ни в этническом смысле. Даже самоопределившись подобным образом, он продолжает дальше дробиться на племенные группы. Во-вторых, он (киргизский народ) не суверенен, ибо его соблазняют (на революцию), подталкивают (к ней), им манипулируют. В-третьих, вроде бы вполне легитимное ниспровержение власти, ибо элита плохо выполняла свои функции в обществе, задним числом может оказаться нелегитимным, а прежний репрессивный порядок может показаться вполне справедливым, запросы бунтовщиков неоправданно завышенными. И, в-четвёртых, может статься так, что бунт направлен не на того, кого следует, поскольку правительство реальной властью не обладает».

Вот полный текст выступления Светланы Ильинской:

Загрузка плеера

Светлана Ильинская, кандидат политических наук, доцент, старший научный сотрудник ФГБУН «Институт философии Российской академии наук», редактор книги «Революция как концепт и событие: монография»:

  • Я попала в концептуально-теоретический раздел этой книги неожиданно сама для себя, потому что я собиралась писать статью достаточно прикладную, но в итоге написала реквием по революции, в котором попыталась доказать, что концепт революции в том виде, в котором мы привыкли его воспринимать, умер
  • То есть, революция, как легитимное ниспровержение власти народом-сувереном, её больше нет, она не работает
  • Во-первых, я попыталась разобраться, почему происходят революции
  • И главный вывод, который я сделала - революции происходят в следствие незаслуженной элитарности элиты. Элита - она всегда привилегированна, она всегда обладает какими-то существенными привилегиями, но это плата за выполнение (ею) каких-то функций (в обществе)
  • И я попыталась доказать, что именно незаслуженная элитарность элиты, когда элита перестаёт выполнять свою роль в обществе, и является причиной революции
  • Да, конечно, революция это шанс (для развития общества). Это такой переломный момент в развитии общества, и неизвестно, как он будет реализован
  • Я там цитирую (советского историка) Владлена Логинова о том, что большевики собрали большую Россию, (но) это, я подчёркиваю, цитируя его, большая историческая случайность на самом деле, то есть, этого могло и не произойти
  • Революция - это шанс (для развития общества). Как он будет реализован, будет ли он реализован - неизвестно
  • И мне хотелось подчеркнуть: революции происходят когда в массе, у очень значительного количества думающих (людей), у значительного количества тех людей, которые составляют общество, потому что общество это как бы не общество в целом, а это, наверное, какая-то часть, прежде всего - интеллектуальная часть, продвинутая часть, крепнет ощущение, что так дальше жить нельзя
  • На самом деле - (то, что так дальше жить нельзя) не так, то есть, дальше будет хуже; дальше будет кровь; дальше будет Гражданская война; дальше будут гораздо более сильные потрясения, нежели сегодня, в момент перед революцией. Но вот общество охватывает ощущение, что так дальше жить нельзя. Это я подчеркнула как главные моменты, которые становятся такой отправной точкой для революции
  • Ещё одна тема, которая прозвучала в моей статье, это «революция как ценность»
  • Дело в том, что мы, всё-таки, в большей степени, даже те, кто сформировались в постсоветское время, всё равно мы люди-то советские на самом деле. И мы вот эту ценность революции впитали, где-то неосознанно, я не случайно (поэта Юрия) Каменецкого цитирую, что «есть у революции начало, нет у революции конца»
  • Революция нам представляется подспудно как момент некоего освобождения, как некое прогрессивное явление, и мне хотелось подчеркнуть тот факт, что после революции, как правило, происходит какой-то и откат назад, происходит архаизация постреволюционного общества, (проливается) кровь Гражданской войны. И то, что революция пожирает своих детей, этот факт мне тоже хотелось подчеркнуть
  • Но в качестве отклика как раз на современные события мне хотелось подчеркнуть, что сегодня почему концепт революции умер? Потому что сегодня революция очень часто превращается в инструмент, в акцию по установлению внешнего управления через приведение к власти марионеточного правительства
  • Мне хотелось подчеркнуть, что в этом случае она (революция) априори направлена против интересов народа, то есть, мы имеем дело с подменой понятия, потому что всё-таки суверенность народу обеспечивает его национальное правительство
  • Выводы моего исследования (следующие). Во-первых, я выделила две причины исчерпанности на сегодня понятия «революция»: это многозначность этого понятия, как говорит (главный научный сотрудник Института философии РАН Борис) Капустин, «поливалентность»
  • Вторая причина - это шлейф возвышенной семантики, который тянется, неоправданно тянется за этим понятием (революции)
  • И с помощью, собственно, одного кейс стади (исследования на реальном фактическом материале) я разобрала киргизский случай. Почему, собственно, я обратилась к киргизскому случаю? Потомку что, во-первых, это моя родина - Кыргызстан, я родилась во Фрунзе; во-вторых, мне показалось, что киргизский случай, он аккумулирует в себе признаки всех регионов, где в последнее время происходили цветные революции, но, во-первых, там есть восточная специфика, а, во-вторых, там есть постсоветская специфика, вот это такой регион, кроме того, там было две цветные революции (Тюльпановая в 2005 году, Народная — в 2010 году)
  • И на киргизском примере я постаралась доказать, что, разобрав вот этот конкретный случай, поработав как раз с понятием «революция, как легитимное ниспровержение власти народом-сувереном», я постаралась доказать, что вот это — симулякр, потому что народ — не народ, ни в гражданском, ни в этническом смысле. Даже самоопределившись подобным образом, он продолжает дальше дробиться на племенные группы
  • Во-вторых, он (киргизский народ) не суверенен, ибо его соблазняют (на революцию), подталкивают (к ней), им манипулируют
  • В-третьих, вроде бы вполне легитимное ниспровержение власти, ибо элита плохо выполняла свои функции в обществе, задним числом может оказаться нелегитимным, а прежний репрессивный порядок может показаться вполне справедливым, запросы бунтовщиков - неоправданно завышенными
  • И, в-четвёртых, может статься так, что бунт направлен не на того, кого следует, поскольку правительство реальной властью не обладает. Ну, вот, собственно, и все мои выводы
  • А главное, чем я заканчиваю, размышляя о будущем, о будущем этого понятия, будущем революции, (я задаю) вопрос, который меня волнует: как избегнув революционных потрясений и разрушений внутри государств, вынудить правительства быть национальными?
  • Я же не случайно заканчиваю вопросом
Смотрите также
Ссыльная история
Как покончил жизнь самоубийством марксист Николай Федосеев, благодаря которому Владимир Ленин единственный раз посетил город Владимир, и почему в Сибири находятся сразу две могилы революционера
Вслед за Синей птицей
На сцене Владимирского областного театра кукол прошел премьерный показ спектакля по философской пьесе-притче «Синяя птица» бельгийского драматурга-символиста Мориса Метерлинка