Регистрация / Вход Пн, 05 декабря 2016, 01:19

Общество «профессиональных идиотов»

Философ Фёдор Васильевич Цанн-кай-си прочитал владимирской молодежи лекцию о достоинствах социализма и недостатках капитализма
30 Марта 2015, 17:48 27 5069

28 марта известный владимирский философ, один из соавторов Конституции РФ, профессор ВлГУ Фёдор Васильевич Цанн-кай-си прочитал лекцию слушателями школы комсомольского актива. Свой доклад доктор философских наук посвятил проблемам социализма и капитализма, а также значимости учений Карла Маркса.

Зебра ТВ публикует основные тезисы выступления. Полная аудиоверсия лекции философа размещена сразу после текста.

***

Никто сегодня не занимается настоящей просветительской работой, в это очень сложное время. И когда я говорю «очень сложное время», я не имею в виду сложность экономическую и политическую; я имею в виду сложность глобального характера. Потому что человечество ещё само не знает, какой путь развития выберет. Существуют самые разные проекты, носящие, в большинстве своём, пессимистический характер, характер апокалипсиса. В этой ситуации требуется огромная квалифицированная просветительская работа.

Кроме того, сейчас громадной вульгаризации, упрощению и нагромождению лжи подверглось учение Маркса. И мне бы хотелось в этой связи коснуться, так называемого, аутентичного прочтения марксизма. Есть книга американского философа Тома Рокмора «Маркс после марксизма», где содержится масса интересных вещей, с которыми следовало бы согласиться.

В частности, там говорится о том, что в советской философии мы могли видеть два течения: официальное и неофициальное. Неофициальное не в смысле диссидентское, подпольное, антисоветское; неофициальное потому что все книги, статьи публиковались с примечанием «в порядке обсуждения». То есть, эта точка зрения всегда рассматривалась как несколько уклоняющаяся от общепризнанной, единственно верной точки зрения.

Эта единственно верная точка зрения чаще всего представлялась людьми, «возглавлявшими» философию. Они (люди, «возглавлявшие философию»)были членами ЦК, их точка зрения представлялась как единственно верная на международных философских конгрессах. В этом смысле, книга Рокмора очень интересна.

В связи с этим я в своих работах разграничиваю классический марксизм и марксизм неклассический. Классический марксизм – это марксизм в представлении самих Маркса и Энгельса. Неклассический марксизм – это точка зрения интерпретаторов классического марксизма, тех людей, которые назвали себя марксистами. Например, марксистами называли себя Мао Цзэдун, Троцкий, Бухарин, Ленин, Сталин, Плеханов. Но их интерпретации качественно отличались по объективным и субъективным причинам, основанных, скажем так, на относительных знаниях марксизма.

Конечно, и Плеханов, и Ленин, были образованными марксистами, но в силу определённых обстоятельств они много не знали из наследия Маркса, поскольку это наследие было опубликовано уже после их смерти. Например, в 1931 году на немецком языке была впервые опубликована «Экономическая философская рукопись 1844 года». На русском языке её впервые опубликовали в 1956 году. Только в 1961 году на русский язык переведена первая рукопись Маркса «Критика Гегелевской философии» (на немецком языке её опубликовали в 1928 году).

В 1968 году на русском языке напечатаны экономические рукописи, предшествовавшие «Капиталу». И самое главное: немецкая идеология, в которой Маркс дал свою материалистическую концепцию истории, появилась у нас в оригинале (мы брали фотокопию у немецких социал-демократов) в 1932 году, на русском языке в 1933 году. То есть все эти работы не знали ни Ленин, ни Плеханов, ни многие другие марксисты, а они дают нам очень много для понимания марксистской концепции.

Хотелось бы привести один пример. Хотя марксизм-ленинизм считался у нас государственной идеологией (это было закреплено на уровне Конституции), самое полное издание Маркса уместилось в 50 томах. При этом Институт социальной истории в Амстердаме несколько лет назад издал полное академическое собрание сочинений Маркса и Энгельса, которое составляет 120 томов.

В середине 1980-х годов при компартии Советского Союза и единой социалистической партии Германии была создана совместная группа по изданию полного академического собрания сочинений, и она успела издать несколько (4 или 6) томов. Но потом, в связи с объединением Германии и многими другими обстоятельствами, попытки издания прекратились.

«То есть, мы по-настоящему Маркса полностью ещё не читали, не знали, не работали. Сейчас мы должны возвратиться к Марксу, ещё раз прочитать его в новых условиях. Причём те позиции и взгляды, которые высказывали и Маркс, и Энгельс, скажем в 40-е и 50-е годы 19-го века, не могли не отражать того, что происходило в то время с народами и людьми. Даже за 4, за 5 месяцев до своей смерти, Энгельс высказал ряд принципиально важных замечаний».

Первое, что хотелось бы отметить: концепции капитализма или социализма у Маркса, как это ни парадоксально, нет. Зато у него есть общая концепция развития общества. Даже сам Маркс в качестве первого названия выбрал «Материалистическое понимание истории». Там он говорит, что видит свою задачу в том, чтобы преодолеть крайности старого материализма и гегелевского идеализма.

Поэтому Маркс становится на позицию «нового материализма» – так он будет называть впоследствии своё учение – применение принципа историзма к развитию общества. Уже в своих письмах 1890-х годов, Энгельс назовёт это учение «историческим материализмом».

Маркс утверждал, что мы (то есть общество) знаем только одну науку – историю, и она сейчас распадается на историю природы и историю общества. Но в будущем, утверждал философ, она снова сольётся в одну науку о человеке. И это был провидческий взгляд Маркса. Потому что сейчас и возникла новая историческая дисциплина, которая называется «ноосферная история», задачей которой является демонстрация в единстве истории общества и истории природы.

«Сегодня нельзя писать историю природы отдельно от истории общества, потому что природа испытывает на себе колоссальное влияние общества – Маркс в своей рукописи назвал его антропологезированной».

Маркс говорил, что природа становится неорганическим телом человека, подразумевая, что отношение человека к природе – это отношение к самому себе. Поэтому возвращение к учению Маркса во многих отношениях правильное, хотя он и понимал привычное нам понятие истории как новый взгляд на исторический процесс. Как раз в этом понимании, он находит место и социализму, и капитализму.

Первоначально, Маркс увидел опасность капитализма в том, что капитализм не является разумным обществом, хотя, например, Гегель и Кант - современники Французской революции, утверждали обратное. И действительно, некоторые основания так говорить у Гегеля и Канта были: капитализм решил некоторые проблемы, присущие феодальному обществу. Капитализм дал людям юридическую свободу. Вместе с капитализмом произошла промышленная революция, произошло облегчение физического труда. Буржуазная революция решила религиозный вопрос – церковь отделилась от государства.

Но разрешив проблемы старого общества, капитализм решил, что исключил абсолютно все противоречия. Но к середине 19-го века обнаружилось, что капитализм породил на собственной почве новые недостатки, те, которых до этого не было. Разрешение старых проблем привело к появлению иллюзий у буржуазных идеологов, что новое общество разумно и вечно. Маркс тогда остроумно заметил: «Разум существовал всегда, но всегда в разумной форме». Маркс поставил вопрос - разумно ли это новое общество. И доказал, что не так уж оно и разумно.

«Частное общество сделало нас столь глупыми и односторонними, что какой-нибудь предмет является нашим лишь тогда, когда мы им обладаем, то есть, когда он существует для нас как капитал, и когда мы им непосредственно владеем: едим его, пьём, носим на своём теле, живём в нём и так далее – одним словом, когда мы его потребляем».

Дальше Маркс делает вывод, что благодаря такой позиции происходит разделение богатого человека. Иными словами, богатый в экономическом плане человек и человек, богатый в плане духовном – это совершенно разные люди. И как раз богатый в экономическом плане человек формирует буржуазное общество. Ему на смену придёт общество, основу которого составят духовно богатые люди.

Маркс утверждал, что буржуазное общество формирует «профессионального идиота». Здесь нет ничего обидного. Узкий профессионализм не делает нас односторонними. Просто человек начинает смотреть на какую-то свою способность, как на некий инструмент, который позволяет ему наращивать своё богатство. Из этого Маркс делает вывод, что буржуазное общество оказывается враждебным к культуре. Почему? Потому что культурные ценности тоже становятся товаром. Искусство становится товаром. А искусству нельзя подходить как к товару.

«Я не могу назвать интеллигентами сегодняшних деятелей культуры, музыки, театра. Они все стали богатыми людьми, владельцами ресторанов, гостиниц, всевозможных клубов. И получается, что сам талант служит только приумножению этого богатства».

Маркс утверждает, что торговец бриллиантами не видит красоты бриллианта; для него бриллиант – это стоимость, это капитал. Или ещё пример: философ говорил, что «орёл видит дальше, но человек видит больше». Орёл в зайце видит только пищу, вожделение, а человек в зайце увидит гораздо больше. По этой причине капитализм делает нас глупыми, односторонними. При этом общество развивается, становится всё многограннее, но за счёт «уничтожения» индивидуума. Это неправильно, считает Маркс, это приведёт к распаду общества.

Старые экономисты, например, Смит утверждали, что пока живо товарное производство, то у него будет и владелец. А поскольку будет владелец, то вечной будет и частная собственность. Маркс задаётся вопросом: а действительно ли это общество вечно, или это приходящее общество? Так, с 1850—х годов, начинается второй этап развития учения Карла Маркса, когда место философских взглядов занимают экономические проблемы.

В 1847 году во Франции произошла Февральская революция. В то же время у Маркса и Энгельса родилась идея о перманентной революции, революции, которая из буржуазной перерастает в пролетарскую. И Энгельс пишет письмо своему другу Иосифу Вейдемейеру, в котором высказывает свои опасению, что подобное произойдет лишь в некоторых странах, но не в Азии, России и так далее. Он предполагал, что власть будет «падать» и никто её не возьмёт, настанет время проводить эксперименты, претворять идею в жизнь. Так и произошло, но как раз в России. Хотя сам Ленин признавал, что победа пролетариата в какой-нибудь европейской стране была бы лучше для истории.

Через год после французской революции Маркс пишет «Капитал», в которым пытается ответить на вопрос почему же не случилось пролетарской революции, в чём ошибка - в теории или в практике? В итоге через многочисленные рассуждения философ приходит к выводу, что в условиях капитализма рабочий класс должен освободиться от всей мерзости старого общества, которое несёт в себе. Маркс тогда и говорит о проведении большой культурно-просветительской работы. При этом на вопросы о будущем устройстве общества он, как и Энгельс, не отвечал, говоря о том, что не занимается придумыванием утопий – всё решат сами люди.

Кроме того, Ленин не знал ещё одного важного исторического документа – письма Маркса к Вере Засулич (писательнице, известной по убийству петербургского градоначальника Трепова в феврале 1878 года, после чего она была оправдана присяжными). Она спросила у философа, действительно ли Россия повторит тот путь, который пройдёт Запад (изначально Маркс считал, что путь развития Европы должен стать маяком для всего остального мира)?

«Маркс отвечает, что России необязательно разрушать крестьянскую общину. Если Европа будет социалистической, Россия может воспользоваться нашими достижениями в агрохимии, промышленности, и впоследствии перейти к коллективным формам хозяйства».

Загрузка плеера

Смотрите также
Ссыльная история
Как покончил жизнь самоубийством марксист Николай Федосеев, благодаря которому Владимир Ленин единственный раз посетил город Владимир, и почему в Сибири находятся сразу две могилы революционера
Гипоплазия, кариес и позвоночная грыжа
Антропологи из Москвы и Сербии изучают останки древних владимирцев, найденные археологами на раскопках в «Патриаршем саду» города Владимира