Регистрация / Вход Сб, 03 декабря 2016, 18:40

Охраняется государством по-владимирски!

Во Владимире во все времена с легкостью сносили памятники истории, игнорируя при этом и закон, и общественное мнение
19 Ноября 2013, 17:55 4 12793

Забор между областной филармонией и домом №7 по улице Студеная гора - уже давно стал привычным элементом местного пейзажа. Четверть века назад на этом месте стоял большой двухэтажный полукаменный дом XIX века — последний из могикан губернских времен в районе Садовой площади, где до революции была Московская застава. Дом имел статус памятника и охранялся государством. Несмотря на это, летом 1989 года здание снесли, во имя реконструкции и реставрации города, во имя очередного гостиничного комплекса. Просто взяли и разломали. Историческое здание стало помехой для градостроителей.

IMG_2624.JPG  IMG_2664.JPG

За полгода до этого представители Владимирского областного отделения Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры на страницах газет выступили в защиту здания. Они отмечали, что в начале XX века в доме была конспиративная квартира владимирских революционеров. Особо подчеркивалось, что в революционных собраниях в этом доме участвовал Михаил Покровский, соратник Ленина, в будущем известный историк-марксист, один из основателей марксистской исторической школы в СССР, партийный и государственный деятель, академик, захороненный в 1932 году с почестями в Кремлевской стене в Москве.

pokrovski.jpg

Кроме всего прочего, как писал инструктор ВООПИиК Царев, в этом доме состоялось организационное собрание рабочих и революционеров со всей губернии, на котором была создана Владимирская окружная организация РСДРП и выбран ее комитет. Событие это, как следует из «Хроники областной организации КПСС», произошло в августе 1905 года. Окружная организация включала в себя Гусевскую, Ковровскую, Муромскую, Суздальскую и Владимирскую партийные группы. Создание ее объяснялось «необходимостью установления более тесных контактов между социал-демократическими группами».

До конца 1980-х в доме еще жили люди, но в январе 1989 года он уже пустовал. Долго решался вопрос о том, кому на баланс перейдет историческое здание. В итоге, как пишет Царев, здание перешло владимирской филармонии, но «никакой работы по ремонту и приспособлению произведено не было. Дом-памятник стал разрушаться. Разрушению способствовал и пожар». В причинах пожара, очевидно, разбираться досконально не стали.

В конце своей статьи в газете «Комсомольская искра» Царев от лица Всероссийского Общества Охраны Памятников настаивает на необходимости сохранить здание и использовать его в целях патриотического и нравственного воспитания.

Но у городских властей были другие планы. Конспиративные квартиры времен первой русской революции в эпоху горбачевской перестройки уже интересовали не всех. Объекты сферы торговли и обслуживания выглядели куда более симпатичными. На месте старого дома революционеров архитекторы запроектировали гостиничный комплекс. Был проведен конкурс и выбран лучший проект.

Один из его авторов, тогдашний заместитель главного архитектора Владимира, в интервью Светлане Леонтьевой, корреспонденту «Комсомольской искры», пояснил: «Здесь же уже не оставалось старой застройки. Все, что было на некогда бывшей Московской заставе, на площади, снесено до нас. Пятидесятые, потом шестидесятые годы...И почему вы считаете, что новое - плохо, что хорошо то, что было раньше?»

И в конце июня 1989 года памятник истории, охраняемый государством, снесли. Общественность и ВООПИиК в ответ на свой звон во все колокола получила кучи битого кирпича и досок.

IMG_2668.JPG

В «Комсомольскую искру» посыпались письма возмущенных владимирцев. Некто В. Евтушенко писал: «Написать вам заставила боль и обида не одного меня за порушенный дом - хранитель первых революционных традиций... Неужели не нашлось бы средств для восстановления этого памятника? Я считаю, это беспрецедентный случай в истории нашей партии и комсомола - уничтожить такой объект. Кто за это в ответе? По всей стране поднялось движение за восстановление и сохранение нашей истории. Вот вопросы, которые волнуют и набатом стучат в сердцах людей».

В ответе за снос были, естественно, городские власти. Но кто же разрешил Горисполкому снести памятник истории? Ведь это не рядовая мещанская развалюха где-нибудь на окраине Владимира. «Добро» дали из самого Министерства Культуры. «Добро» дало даже владимирское отделение ВООПИиКа, которое до этого выступало против сноса. Светлана Леонтьева в «Комсомольской искре» рассказывает, как такое получилось:

«Когда дошло до голосования в кабинете (совещание, как мы узнали, проходило у заместителя председателя Горисполкома В. И. Зориной), все и проголосовали. Один человек голосовал против сноса, это Роза Федоровна Савинова, заведующая архивным отделом облисполкома. Был, был у дома шанс уцелеть, как был шанс у людей, призванных (если не по велению сердца, то по долгу службы) охранять, - сохранить. Они этот шанс не использовали. - Что? Общество охраны боролось? О чем вы говорите?! - так отреагировали в нашей «архитектуре».

Неужели в Горисполкоме не знали общественного мнения по этому поводу? Должны были знать. На благотворительном вечере Фонда культуры, например, вопрос поднимался общественностью (той, что по велению сердца). Не учли»...

С той поры прошло почти 25 лет. Нет около областной филармонии ни дома первых революционеров, ни гостиничного комплекса. Только не очень чистый пустырь, чахлые деревца, асфальтированные дорожки и зеленый забор. Некоторые из участников этого сноса спустя лет 20 начали сокрушаться по поводу утраты Владимиром туристической привлекательности и сбились с ног в поисках культурных «фишек».

IMG_2647.JPG

Эта история, наглядно демонстрирует, как во имя нового во Владимире умеют жертвовать старым и куда посылают при этом закон и общественное мнение. История, увы, не первая и не последняя в нашем городе. Таблички «охраняется государством» или разного рода постановления о зонах регулируемой застройки, как показывает недавнее прошлое, не могут уберечь город от пожаров, вандализма, сноса старинных зданий и строительства на их месте «небоскребов» уродливых форм.

Смотрите также
Где могла бы сидеть губернатор Орлова?
Владимирский Белый дом изначально хотели возвести в окрестностях Золотых ворот. Почему же грандиозный проект академика архитектуры Гольца так и не был реализован
«Будет стоять вечно живой в благодарной памяти нашей»
Почему открытие во Владимире памятника революционеру Михаилу Фрунзе, которое должно было произойти в 1968 году к 50-летию ВЛКСМ, затянулось на 7 лет