Регистрация / Вход Ср, 25 января 2017, 04:28

Революция 1991 года

Старший научный сотрудник Института философии РАН Денис Летняков методом от противного пытается доказать, что распад СССР в 1991 году произошёл в результате революции, а не государственного переворота
16 Ноября 2015, 09:29 58 3952

«Я бы не стал отмахиваться от того, что, действительно, в тот момент (в 1991 году) имела место революция в России, в Советском Союзе», - заявил старший научный сотрудник Института философии Российской академии наук Денис Летняков на презентации книги «Революция как концепт и событие».

letnyakov.jpg

book_putch.jpg

Книга издана Институтом философии РАН и Северо-Кавказским федеральным университетом. Её первая презентация в России прошла во Владимире, на заседании международного дискуссионного клуба «Спасский холм». Издание находится в открытом доступе, ознакомиться с книгой можно здесь.

Денис Летняков является автором статьи «Революция 1991 года: к обоснованию понятия». Он пояснил, что до сих пор нет единого мнения, как учёным обозначать те события, которые привели к распаду Советского Союза. Многие настаивают на том, что это был государственный переворот. Летняков с этим не согласен:

«В ситуации с перестройкой и распадом СССР совершенно другая экономическая система возникла; исчезло социальное советское государство, которое было распределителем всех благ - от жилья до медицины; демонтажу подвергся посттоталитарный политический режим; я уже не говорю о геополитических изменениях, которые касались всего мира. То есть, ничего себе «переворот!»

В своей статье кандидат политических наук Денис Летняков решил с помощью метода от противного доказать, что в 1991 году была именно революция. Он привёл аргументы других исследователей о том, что СССР распался в результате не революционных процессов, и объяснил, почему эти доводы, с его точки зрения, являются сомнительными.

В следующем году исполнится четверть века с того момента, как Советский Союз прекратил своё существование. В преддверии этой даты очень важно всё-таки установить - что же это было?

Загрузка плеера

Денис Летняков, кандидат политических наук, старший научный сотрудник Института философии РАН:

  • Мне кажется, что события, связанные с перестройкой и распадом СССР, они у нас как-то не концептуализированы, не выражены в понятиях, то есть, (непонятно) как мы эти события обозначаем?
  • Мы говорим иногда «перестройка», но «перестройка» - это просто некое образное выражение, которое не переводится на иностранные языки, это не есть политологическое понятие
  • Или мы говорим иногда «распад СССР», но распад государства он по разным причинам происходит, это понятие не обозначает социально-политическую логику произошедшего
  • Есть вариант «переворот». «В России случился переворот в 1991 году», часто говорят. Но, я понимаю, когда слово «переворот» применяется, скажем, относительно свержения (российского императора) Павла Первого и восшествия на престол Александра Первого: ничего не изменилось, (остались) крепостное право, самодержавие, только раньше в церквях поминали во время службы государя Павла Фёдоровича, а теперь Александра Павловича поминают
  • А всё-таки в ситуации с перестройкой и распадом СССР совершенно другая экономическая система возникла; исчезло социальное советское государство, которое было распределителем всех благ — от жилья до медицины; демонтажу подвергся посттоталитарный политический режим; я уже не говорю о каких-то геополитических изменениях, которые касались всего мира фактически. То есть, ничего себе «переворот»!
  • Или (есть вариант) «контрреволюция» - часто вот левые, например, этим термином оперируют. Но я понимаю, опять же, когда мы говорим «контрреволюция» относительно (адмирала Александра) Колчака или (русского военачальника Антона) Деникина в (тысяча девятьсот) восемнадцатом — девятнадцатом годах. Но о какой революционности можно говорить применительно к советскому режиму середины восьмидесятых годов (двадцатого века), который уже давно растерял весь свой революционный пафос, СССР уже давно не был авангардом революции, он вполне прекрасно встроился в капиталистическую миросистему к тому времени в качестве экспортёра ресурсов — нефти и газа, что в, в общем-то, прекрасно (директор Института глобализации и социальных движений) Борис Юльевич (Кагарлицкий) показал в своей книге «Периферийная империя», (один из идеологов и исполнителей экономических реформ в России в начале 90-ых годов) Егор Гайдар об этом писал в своей книге «Гибель империи». В общем, правящий класс советский превратился давно в новый класс, который описан (югославским историком Милоланом) Джиласом и (советским историком, уехавшим в США, написавшим там книгу «Номенклатура») Михаилом Восленским, много кем ещё. То есть, мне кажется, что термин «контрреволюция» - он тоже не совсем здесь уместен
  • (Современный российский политолог из Хабаровска) Леонид Бляхер пишет, что это был просто некий переход (советского) режима из одного состояния в другое, и что такое «некий переход» - не совсем понятно
  • То есть, короче говоря, меня как-то не устраивали все вот эти попытки концептуализировать то, что тогда случилось, и, в общем-то, тогда возникла мысль: почему бы, действительно, не считать эти события революцией?
  • Разумеется, это не моё открытие, об этом пишет, например, (современный российский философ из Санкт-Петербурга) Артемий Магун, если брать политических философов; как революцию те события трактует Александр Шубин, известный историк; ну, и ряд других персонажей
  • И, в общем, я пошёл от противного в своей статье, то есть, я попытался собрать основные аргументы против того, чтобы считать события распада СССР и перестройки революцией
  • Что это за аргументы? Например, часто, говоря о том, что это не была революция, приводят в пример лёгкость свержения этого режима коммунистического, что он пал не в ходе какой-то гражданской войны, серьёзных потрясений, он как бы рухнул сам под тяжестью своих противоречий. Но, мне кажется, что это не аргумент, потому что, если вспомнить Февральскую революцию (1917 года) в России, то там совершенно всё было точно так же: помните, как (русский религиозный философ) Василий Розанов писал в «Опавших листьях», что «Русь слиняла» в три дня, что «даже (журнал) «Новое время» нельзя было закрыть так быстро, как закрылась Русь»; то есть, его тоже поражает, как пала в одночасье тысячелетняя монархия, просто рассыпалась в кусочки, ничего не оставив за собой. И, вообще, в революциях старый порядок довольно легко разрушается, самое интересное начинается уже после
  • Следующий аргумент, который приводят (в пользу того, что в 1991 году в СССР не было революции), это то, что крушение советской системы стало логическим завершением каких-то предшествующих тенденций, которые долго оформлялись: это кризис плановой экономики, деградация элит, утрата веры в коммунистическую идеологию, и так далее. Мне тоже представляется, что это не аргумент, потому что в отношении любой революции мы можем привести какие-то предпосылки, которые к ней привели. Например, если мы вспомним классический анализ (французского политического деятеля Алексиса де) Токвиля (Великой) Французской революции в его работе «Старый порядок и революция», он там прямо пишет, что революция подготавливалась десятилетиями, и старый порядок всё равно бы рухнул рано или поздно, просто революция его подтолкнула
  • Ещё один аргумент, который часто приводят (сторонники идеи, что в 1991 году в СССР не было революции), это то, что перестройке и распаду СССР не предшествовали какие-то массовые народные волнения и само участие общества было ограниченным достаточно. Это, действительно, такой серьёзный аргумент, но, всё-таки, я бы не стал полностью игнорировать участие народа в тех событиях, потому что мы помним огромную политизированность советского общества в ту эпоху, многотысячные митинги, сотни тысяч людей собирались, и, на самом деле, там были моменты вполне определённые, когда именно выход людей на улицы мешал силам старого порядка отыграть ситуацию назад
  • Вспомним, например, Вильнюс 1991 года, когда (президент СССР Михаил) Горбачёв, Союзный центр, попытались силой удержать Литву в составе Советского Союза, тогда вышли просто люди к телецентру, к зданию парламента и были жертвы, но это сделать не удалось, и это означало, что отделение Прибалтики — это свершившийся факт, а за Прибалтикой потянулись другие республики
  • Или можно вспомнить путч (19 августа) 1991 года, при всей опереточности того, что происходило, при всей трагикомичности этого путча, все помнят трясущиеся руки (вице-президента СССР, лидера путчистов Геннадия) Янаева, и прочие моменты, но всё-таки, если бы десятки тысяч людей не вышли к Белому дому, неизвестно, чем бы это всё закончилось. То есть, участие народа всё-таки имело место, и довольно часто оно было определяющим
  • Ещё такой аргумент, который тоже часто приводят (противники идеи, что в 1991 году в СССР произошла революция): крайне незначительная для революции степень обновления правящего класса, то есть, переходом к демократии, к рынку руководили бывшие первые секретари обкомов (КПСС), а (президент Российской Федерации Борис) Ельцин был просто членом Политбюро (ЦК КПСС). Но, во-первых, это тоже ситуация не уникальная, как мне кажется. Если мы вспомним, опять же, Февральскую революцию (1917 года), то (министр иностранных дел Временного правительства Павел) Милюков, (член Временного правительства) князь (Георгий) Львов, в общем, эти люди тоже не с улицы пришли, они были частью имперского истеблишмента. Во-вторых, хотя в ходе 1991 года, действительно, очень многие люди имели какой-то советский бэкграунд, с другой стороны, было огромное количество каких-то сумасшедших карьерных взлётов, которые бывают только в ходе революций, например, карьера (Анатолия) Собчака — из заведующего кафедрой в мэры Петербурга. Или карьера (мэра Москвы Гавриила) Попова, да, и, в общем, там, (Анатолий) Чубайс, (Егор) Гайдар тоже - это были люди, которые далеко не первые места занимали в советском истеблишменте. Ну, и, вообще, в (Коммунистической) партии (Советского Союза) было 20 миллионов человек практически, и что тут удивляться тому, что многие люди имели в своей биографии членство в КПСС, и это нормально. Откуда могла взяться, собственно, контрэлита в тех условиях? Её нужно было из-за границы импортировать?
  • Ну, ещё один аргумент (который приводят те, кто считает, что в 1991 году в СССР не было революции) можно вспомнить, который приводит ряд авторов, что революция 1991 года не выдвинула какой-то великой социальной идеи, скажем, в отличие от (Великой) Французской революции, (Великой) Октябрьской (социалистической) революции. Мне тоже кажется, (что это) вещь сомнительная, потому что довольно много революций такой идеи не выдвигали. Скажем, какую великую идею выдвигали все французские революции, кроме Великой Французской (которая провозгласила лозунг «Свобода, равенство, братство»)? И какую великую социальную идею выдвинула Ноябрьская революция в Германии 1918 года?
  • При этом я бы сказал так, что революция может какие-то новые идеи привносить, а может (явить) какой-нибудь новый социальный опыт. И вот, мне кажется, что эта антикоммунистическая революция в России — она принесла совершенно новый социальный опыт. Это был опыт радикального перехода от плановой экономики к рыночной, которого не было, скажем, ни в Китае после смерти Мао (Цзэдуна в 1976), ни в Германии после 1945 года
  • Конечно, то, что я сейчас говорю, сама (моя) статья (в книге «Революция как концепт и событие»), это, скорее, приглашение к дискуссии, потому что здесь, мне кажется, очень много вещей, о которых можно говорить. Скажем, это датировка революции - можно обсуждать, что у этой революции нет какой-то символической даты, символического события типа взятия Бастилии (14 июля 1789 года, с которого началась Великая Французская революция); можно обсуждать характер этой революции, какая она была — антикоммунистическая или либерально-демократическая
  • Но, в принципе, мне кажется, что, по крайней мере, здесь не всё так просто. Я бы не стал отмахиваться от того, что, действительно, в тот момент (в 1991 году) имела место революция в России, в Советском Союзе
  • Вот, в общем, основные идеи (моей) статьи, (они) вокруг этого вертятся

На презентации книги также выступили и другие учёные, затронувшие разные аспекты такого понятия как «революция».

Так, доцент МГИМО Григорий Водолазов рассуждал о проблеме противоречий между Великим Октябрём и сталинизмом.

А директор Института глобализации и социальных движений Борис Кагарлицкий объяснил, почему революции не являются одноразовым и одномоментным событием.

Кроме этого, старший сотрудник Института философии РАН Светлана Ильинская заявила, что «революция», в том виде, в каком её себе представляет большинство, умерла.

Смотрите также
В поисках последнего владимирского губернатора
В Псковском государственном архиве обнаружена редкая фотография последнего губернатора Владимирского губернии Владимира Крейтона, лишившегося власти в результате Февральской революции 100 лет назад
Ссыльная история
Как покончил жизнь самоубийством марксист Николай Федосеев, благодаря которому Владимир Ленин единственный раз посетил город Владимир, и почему в Сибири находятся сразу две могилы революционера