Регистрация / Вход Сб, 10 декабря 2016, 02:09

«В наше время создать «Золотое кольцо» не получится»

Чем живёт сейчас и будет жить в ближайшем будущем «Золотое кольцо» – интервью с автором одного из главных туристических маршрутов России Юрием Бычковым
3 Ноября 2015, 14:15 5 2547

В ноябре-декабре 1967 года газета «Советская культура» опубликовала серию очерков молодого журналиста Юрия Бычкова о древних городах центральной России. Эти заметки, частично составленные в походных условиях, впоследствии стали основой для составления одного из самых известных отечественных туристических маршрутов – «Золотого кольца» России.

За время своего существования, «Золотое кольцо» пережило несколько взлётов и падений и сейчас, согласно общепринятому мнению, переживает очередной ренессанс. Пик перерождения должен прийтись на 2017 год, к 50-летнему юбилею туристического маршрута. И подготовка к этой дате, по словам Юрия Бычкова, началась уже сегодня.

Зебра ТВ встретилась с автором концепции «Золотого кольца» и попыталась понять, чего сейчас не хватает маршруту для полного счастья, как власти и бизнес могут помочь в развитии туризма и какая роль в грядущем юбилее отводится Владимирской области.

Что вкладывалось в концепцию «Золотого кольца», какое было видение развития городов, включённых в этот маршрут?

По моим понятиям, в «Золотом кольце» семь городов: Ярославль, Ростов, Переславль, Сергиев Посад, Москва, Владимир и Суздаль. И все они были связаны между собой, можно сказать, на генетическом уровне. Всё строится вокруг Владимира Мономаха, который в 1108 году построил из дубовых плах торговую крепость Владимир. И мы все, кто живёт в этой стране, принадлежим к его роду в той или иной степени.

Оказавшись в 1965 году в Суздале, я задумался об этой генетической связи между, скажем, Ростовом, Москвой, Костромой и Ярославлем. Вы только представьте, что в каждом из этих знаменитых русских городов главные соборы – Успенские или Троицкие. И все основные росписи созданы одним, костромским мастером Гурием Никитиным и его командой. Это художник масштаба Микеланджело. Но Россия – такая страна… Смешная. Вот я вам сейчас впервые озвучу: никому в голову не приходило, что один великий художник успел духовно оплодотворить всю средневековую Русь. Хорошо, что хоть сохранили всё.

Поэтому для меня в «Золотом кольце» Владимир и Суздаль занимают первое место. Несмотря на то, что здесь ещё не всё сказано и не всё раскручено. Здесь всё началось. Отсюда пошло. Здесь был тот самый бесценный исторический материал, без которого «Золотого кольца» получится не могло бы.

Понимаете, это явление, вроде как, вызревшее из жизни, и в то же время, спонтанное. Я, будучи молодым журналистом, много путешествовал по регионам «Золотого кольца», когда ещё такого понятия не было. Тогда, в 1965 году, мы писали про строительство Суздальского туристического центра. Пока мои коллеги ходили в мэрию расспрашивать чиновников, я сидел в машине и просто по автомобильной карте вычертил эти тысячи километров туристических путей.

«Золотое кольцо» – это не просто название, это некий символ единения. Вспомните, нас атаковали и татары, и шведы, и Наполеон со своей армией. Но вот эти пять центральных областей, они как броненосец отражали все нашествия.

Вот Вы говорите нашествия завоевателей. А когда началось нашествие туристов на «Золотое кольцо»?

Это сложная история. Деньги давали изредка, плохо; только в какие-то счастливые моменты, когда у нас в стране был относительный порядок, если можно так сказать. Только в последние годы началось сильное движение снизу, от тех, кто имеет хоть какой-то капитал или желает его приобрести. Вот, например, Переславль: там люди на свои деньги построили где-то 70 гостиниц. Красноречивый факт? И то же происходит в Суздале, Ростове, других городах.

Вы знаете, сегодня (беседа состоялась 30 октября – ред.) в Суздале было совещание представителей финансовых кругов из центра России. Они рассказывали всем, сколько за последние 10-15 лет удалось из государства выжать денег на строительство дорог в пределах «Золотого кольца», и прочего, и прочего. Уже идут капиталовложения и со стороны властей.

Сейчас они ищут тесного сотрудничества, мы сами сегодня наблюдали много рукопожатий. Хотя сначала все сидели и полуспали. А потом пробудились и стали задавать острые вопросы, возникла настоящая, хорошая деловая дискуссия. И все бизнесмены говорили, что вникают, что на «Золотом кольце» можно пополнять свою мошну (смеётся).

Власть, вообще, не лезет в дела туристического бизнеса, она просит: «Давайте, ребята, расширяться, побольше сделаем для детей, для стариков». Это нужно, чтобы турист не просто ходил по городу и варежку разевал, а чтобы ума набирался и понимал, для чего эту красоту так содержат. Ведь многие люди берут вёдра с чёрной краской и по белому мрамору или по белому камню пишут всякие слова, сам знаешь какие. Вот надо, чтобы сам облик наших городов был таким, чтобы, взяв ведро с краской, люди смотрели на здание, и опускали ведро на землю. А вот почему этим людям руки не отшибают – это большой вопрос.

Сейчас, в связи с приближающимся 50-летием маршрута, эта работа будет усилена, поднята на должный уровень, я уверен.

А города «Золотого кольца» как-то изменились со времён запуска маршрута?

Россия вся внешне изменилась. В любой город сегодня приедешь – всё покрашено, всё подметено, везде внешний порядок, блеск. Но есть нищета духовная. И эту духовную нищету «Золотое кольцо» скорее всего, поправит, уберёт из нашей жизни, потому что туристические объекты (имеются ввиду храмы, соборы и т.д. – ред.) настолько красноречивы и влиятельны, что, думаю, «наше дело правое и враг будет разбит» (смеётся).

У нас есть статистические данные: по «Золотому кольцу» последние года проехали 27 миллионов человек, и почти десятая часть из них – иностранцы. Здесь есть, где отдохнуть, есть, где полечиться, вся инфраструктура «Золотого кольца» в начале бурного развития, она переживает новый этап своего существования. Я второй раз приезжаю в Суздаль и Владимир, и своими глазами вижу, как эта инфраструктура реально работает.

Взять, например, пешеходную зону (на улице Георгиевской – ред.). Вроде бы к концепции «Золотого кольца» никакого отношения не имеет. Но разные люди пускаются в путешествие с очень разными запросами. Помню, в студенческие годы добирались на перекладных из Ростова в Москву, и тогда на всю жизни запомнили колокольную музыку, познали её красоту. А другому человеку это задаром не надо.

То есть, за почти 50 лет существования маршрута, реальные изменения стали происходить только в последние годы?

Было несколько падений и всплесков. Падения были вызваны политическими мотивами. Вспомните рубеж 70-80-х годов, рубеж 80-90-х годов, и всякие чеченские и прочие конфликты. В это время и здесь, в центре России было негусто.

Было ли что-нибудь в советское время такого, чего не хватает «Золотому кольцу» сейчас? И наоборот, каких нынешних реалий не хватало во времена зарождения маршрута?

В советское время было по-своему интересным и плодотворным, хотя бы потому, что в моей голове, душе, в моём сердце родилось «Золотое кольцо». А я тогда за него ни копейки не получил (смеётся). Сегодня спрашиваю: «А вам не стыдно, что я за свои деньги тогда собрал команду, проехал всё на машине, придумал экспедицию?». Никто мне ничего не ответил. А когда я, в своё время, попросил документ на правообладание брендом «Золотое кольцо», меня очень далеко послали. Мы выясняли недавно этот вопрос с одним тёртым юристом, он мне сказал, что да, мол, такое время было, ничего бы у тебя не получилось.

Или вот пример, самый поверхностный. Я был молодым и рьяным автомобилистом. В моих путешествиях бесконечных чего только не случалось. Но я не помню случаев, чтобы ГАИ мне не помогали. Вызовут техничку, дадут камеру, куда-то позвонят. Сейчас тебя только обдерут, как липку. И в обезьянник посадят. Очень сильно всё формализовано, очень сильно всё бюрократизировано, и попробуй в этой обстановке создай «Золотое кольцо».

Не получится?

Не получится. Денег у тебя не хватит.

Если сейчас помощи не дождаться, значит ли, что самосознание, в какой-то степени менталитет играет роль в развитии туризма в целом и «Золотого кольца» в частности? К примеру, существует мнение, что южные города настолько сильно зависят от туристов, что местные жители себя даже по-другому ведут. Улыбаются, чуть ли не в объятия бросаются...

Всякое есть. Но здесь всё зависит от темперамента. Север есть север, а юг есть юг. Он сначала улыбается, а потом в партизаны уйдёт и будет в спину стрелять. Но это не значит, что улыбаться не надо, радушным приём всегда только на благо.

Я помню, как в моей родной Лопасне (ныне – город Чехов Московской области – ред.) к таким вопросам подходила моя матушка. Она всегда находила путь к сердцу людей, которые к ней обращались. Тут просто должно быть человеческое согласие, внимание, понимание, ощущение друг друга.

А как этого согласия, понимания добиться?

Вот ведь! Вот зачем мне нужно последние две недели мотаться по стране? Я каждый день в 4 часа утра встаю и еду то в Калужскую, то в Костромскую область и встречаюсь, то с начальниками, то с туристическими структурами, и с реальными людьми на улице, и так далее. У меня забот сейчас – выше крыши. Вот сейчас приеду домой, а утром будут звонки. А я опять поеду. Это как называется? Отзывчивость. Мне больно, что это «Золотое кольцо», которое я когда-то запустил, от меня откатилось, я вроде как не при чём. Это обидно. Но я всё равно еду, говорю, советую, что-то отрицаю. Работаю. Вот и надо работать, чтобы добиться понимания.

А многим людям нужно просто понять, в какой стране они живут; что эта страна исключительно богатая, щедрая, в ней есть то, чего нигде нет и не будет. А для этого нужно проехать по «Золотому кольцу», и не просто проехать, разинув варежку, а вникать в эту жизнь, быть любознательным, быть заинтересованным; быть, в конечном счёте, патриотом своей родины.

Смотрите также
Суздальские гуси всех победили
Делегация Владимирской области вернулась с победой со Всероссийской открытой ярмарки событийного туризма «Russian Open Event Expo», награду получил проект, которому уже 12 лет
Открытие памятника Ивану Грозному откладывается
Открытие памятника Ивану Грозному в городе Александрове Владимирской области 4 ноября 2016 года не состоится из-за работ по очистке реки Серая, на берегу которой собираются установить монумент. Церемония переносится на неопределенное время