Регистрация / Вход Пн, 05 декабря 2016, 23:39

Больничная «похоронка»

В городской больнице №6 города Владимира от «свиного» гриппа умерла молодая женщина. Но родственники утверждают, что причиной трагедии стали не последствия заболевания опасным вирусом, а халатность врачей
11 Февраля 2016, 15:48 103 22271

Ранним утром 2 февраля в городской больнице №6, находящейся в Юрьевце, умерла молодая женщина. Причиной смерти 31-летней многодетной мамы Юлии Апеновой стал отек легких последней стадии.

Родственники узнали о смерти Юли от предложившего им свои услуги похоронного агента, который постучался в их дверь в половине девятого утра. Звонок же из больницы с сообщением о случившейся трагедии, по словам гражданского мужа Юли, раздался только после обеда — уже после того, как Владимир Десятсков забрал вещи покойной из лечебного учреждения.

Родные Юли, у которой осталось двое сыновей десяти и тринадцати лет и полуторогодовалая дочка, готовят заявление в правоохранительные органы. По их мнению, медики, в руки которых попала молодая женщина, не приложили необходимых усилий для спасения ее жизни. Тяжелое воспаление легких у отчаянно кашлявшей пациентки развилось уже непосредственно в больнице, где она перед смертью провела целую неделю.

image (27)+.jpg

Муж Владимир рассказал Зебра ТВ, что Юле вызвали врача уже на следующий день после того, как у нее поднялась высокая температура. Пришедший врач тут же выписала направление в больницу, куда Юлю и положили.

«Юлю положили сразу. Мы пришли, у нее взяли мазки на грипп, и в первый же день отправили на флюрографию. И тут же написали мне на бумажке, какие таблетки купить. Я сразу пошел и купил. Там было АЦЦ и что-то ещё», - Владимир поясняет, что, по словам врачей, в самой больнице на тот момент необходимых лекарств не было.

«Они сказали, что таблетки у них закончились. Но что потом они свои будут давать. Правда, в итоге я их еще несколько раз покупал. При этом, медсестры приходили и брали у нее таблетки, чтобы дать и другим пациентам. У них там в больнице вообще ничего нет. Теперь они, конечно, это отрицают. Но на что-то же я потратил семь тысяч рублей за эти дни», - рассказывает молодой человек.

По его словам, кроме таблеток от кашля, его жену лечили капельницами с глюкозой и физраствором.

Владимир рассказывает, что все время пребывания в лечебном учреждении его жена жаловалась на то, что ее толком не лечат. В телефоне Владимира остались СМСки примерно такого содержания: «Всю ночь не спала. Все внутренности болят. Я здесь умру. Меня ничем не лечат», «У меня страшный кашель, все внутренности болят, я ни на минуту не уснула».

Страшные послания молодой женщины можно было бы списать на эмоции, если бы ее слова не подтверждали соседки по палате, также попавшие в шестую больницу с диагнозом «грипп».

«У нее был страшный кашель. Ей давали «Бромгексин» и «Амброксол» попеременно по одной таблетке три раза в день. Понимаете, медикаментозно ей вообще ничего такого не делали. Вместо того, чтобы сделать повторный рентген и увидеть, что там уже отек легких, ей советовали молоко теплое с медом попить и «Боржоми». А вообще-то XXI век на дворе. Да, и точечный массаж врач еще ей предлагала делать: нажимать на точечки над бровями, под носом, погладить свои коленки — это нормально вообще?», - рассказывает Евгения, бывшая соседка Юли по палате.

«Мы лежали в боксе вместе до субботы, а потом нас перевели в другое отделение — за это время ей ни разу даже не сделали ингаляцию. И при этом, человек вообще не спал ночами», - говорит Евгения.

«Врач очень безалаберно отнеслась к ней. Поступила она в нормальном состоянии. Но кашель с самого начала был сильный, конечно. Она с нами смеялась, разговаривала, мы еще шутили все вместе. А врач ей говорила: чтобы ваш насморк прошел, вам надо коленки гладить. В итоге, я попросила родственников привезти мне из дома для нее ингалятор», - рассказывает Татьяна, вторая соседка Юли по палате.

«Понимаете, флюрография в первый день ничего не показала. А через два дня у нее поднялась температура 39. И в течение всего оставшегося времени так и не спадала. Ей ничем её не сбивали. Давали таблетки какие-то дешевые и «Бромгексин». Это подтверждают и девчонки, которые с ней лежали», - рассказывает Владимир, который встречался с женой только в холле больницы — в палату «инфекционки» его не пускали.

«Они рассказывают, что, видя ее состояние, просили врача назначить ей какое-то лечение — что-то еще дополнительное давать. Но та отвечала: у нас ничего нет — все нормально, все лечится. А на самом деле ничего не лечилось, и с каждым днем ей становилось все хуже и хуже. Из-за кашля она не могла спать. То есть, пять суток она вообще не спала. Ей, наверно, должны были повторные анализы сделать. А ей совершенно ничего не сделали до того момента, как она умерла», - продолжает Владимир.

По словам родных и соседок по палате, когда стало понятно, что ситуация уже критическая, все начали помогать Юле как могли. Муж, договорившись с соседками, привез лекарства для ингалятора и по просьбе Юли купил ей дополнительные лекарства: «В последний день я ей уже сам привез другие таблетки: «Тамифлю», «Синекод» и еще какие-то. Она сама очень попросила: сказала, что мне уже ничего не поможет — только если вот это».

«В предпоследний вечер Юле стало совсем плохо. Врач ей велела выпить горячего молока и «Боржоми». Но мы все-таки добились, чтобы ей сделали какой-то антибиотик. Только после этого ее и начали лечить», - рассказывает Татьяна.

А уже на следующий день — 1 февраля - Юля попала в реанимацию. Утром она сказала мужу Владимиру, подоспевшему с купленными лекарствами, что ее все же отправляют на рентген, после которого, врачи, видимо, и начали принимать экстренные меры по ее спасению.

«Это было примерно в 2 часа дня. Потом мы ей звонили - писали, но она уже не отвечала на СМСки и не брала трубку. Мне рассказывали девчонки, что они в тот же вечер помогали кому-то переносить вещи в реанимацию, и увидели там Юлю. Увидели ее — махали рукой, а она ничего им не ответила, только туманным взглядом посмотрела. Это было примерно в шесть вечера. И они у кого-то из врачей спросили, что случилось, после чего им сказали: отек легких последней стадии. К этому моменту Юлю уже, видимо, обкололи какими-то уколами», - говорит Владимир.

«У меня сестра в это же время лежала в реанимации и видела, что она была очень плохая — звала врача, кричала, что она задыхается, а врач пришел только через час», - говорит Татьяна.

По словам Владимира, на следующий день, 2 февраля, около 8:30 утра к ним домой пришел похоронный агент из владимирского «Бюро ритуальных услуг», предложивший семье услуги своей фирмы: «Меня теща разбудила, говорит: «Юля умерла». У них там с больницами все связано. У меня бабушка в 2011 году умерла, и я прекрасно помню, что этот же мужчина тогда приехал быстрее, чем «скорая». А из больницы ее матери позвонили только после обеда. И это при том, что к десяти утра я уже туда сходил и забрал её вещи».

Зебра ТВ попыталась связаться непосредственно с руководством больницы №6, но в последний момент медики отказались давать комментарии.

По словам директора департамента здравоохранения администрации Владимирской области Александра Кирюхина, департамент, согласно прописанной процедуре, запросил у шестой больницы необходимые документы.

10 февраля руководство больницы переслало пакет документов в департамент здравоохранения, и в настоящее время их рассматривает специально созданная комиссия.

«Мы запросили все протоколы внутриведомственного контроля качества оказания медицинской помощи и доказательную базу о том, что эта помощь была оказана качественно. Врачи должны доказать, что они не могли изменить ситуацию и сохранить жизнь пациентке в силу вирулентности особо опасного вируса гриппа. После того, как все будет проанализировано, мы будем принимать решение: назначать ли свою проверку на уровне департамента и повторно все проверять все с экспертами», - пояснил Кирюхин.

«Если будут выявлены нарушения, должностные лица будут наказаны. Нам надо понять как и что делали. Была ли нарушена схема лечения, были ли соблюдены часы введения лекарств, место введения, дозы введения и так далее. Какие-то выводы будут сделаны к следующему вторнику — 16 февраля. К сожалению, у данной пациентки были сопутствующие факторы, которые позволили утяжелить ситуацию. И, второе, врачи обращают внимание на то, что пациентка не вакцинирована от гриппа», - сказал глава облздрава.

Подробности лечения директор облздрава обсуждать не стал, сославшись на врачебную тайну.

Сами родственники копию историю болезни умершей в больнице Юлии получить не могут — медики объясняют, что пациентка не оставила необходимой для этого расписки. При этом Владимир обращает внимание на то, что его жена до попадания в больницу ничем серьезно не болела: «У нее не было никаких серьезных болезней: не легочница, не сердечница, не диабетик. Разве что после родов иммунитет чуть-чуть подкосило — она чаще заболевать начинала».

Что касается выявления фактов передачи личных данных пациентов ритуальным агентствам, - это предмет отдельно разбирательства, сказал в разговоре с Зебра ТВ глава регионального облздрава. Александр Кирюхин пояснил, что у больниц, действительно, есть договоры на транспортировку - в том числе и пациентов в больницы. Но все такие отношения в обязательном порядке подпадают под закон № 323 «О сохранении врачебной тайны».

«Что касается данной ситуации, мы пока не располагаем фактами о передаче информации конкретными лицами. И распространении врачебной тайны вот этой (ООО «Бюро ритуальных услуг» - ред.) коммерческой структуре. Пока эти «ритуальные услуги» говорят о том, что они получили информацию от сотрудников медицинского учреждения — конкретно, шестой больницы. В зависимости от того, подтвердятся эти факты или больница, допустим, сможет предоставить доказательства того, что таких фактов не было — будет и решение. Многое зависит от того, какие документы нам предоставит эта коммерческая структура. Надо разбираться конкретно. Нельзя говорить, что так поступают «медицинские работники». Все это кто-то конкретный сказал: у каждой проблемы есть фамилия-имя-отчество», - сказал чиновник от медицины.

Кирюхин пояснил, что, если передача данных об умершей коммерческой структуре будет подтверждена, виновные понесут серьезное наказание. Но предварительно облздраву необходимо выяснить, пытались ли сотрудники больницы вовремя сообщить родственникам Юлии о произошедшей трагедии:

«У нас есть информация, что сотрудники больницы звонили по сотовому телефону, и звонки эти сохранились в сотовом телефоне. Просто им никто не отвечал. Это якобы подтверждает и муж пострадавшей. Это было раннее утро, и, может быть, они, действительно, не могли дозвониться».

Что касается выявления фактов коммерческой заинтересованности частной фирмы в получении данных о смерти, по словам директора департамента здравоохранения, этот вопрос находится за рамками его компетенций:

«Что касается коммерческого интереса — об этом тоже многие говорят. Но это уже компетенция не департамента здравоохранения, а совершенно других органов, которые будут применять совершенно другой федеральный закон. Если такие факты будут выявлены в ходе нашего внутреннего расследования, мы их передадим соответствующим органам, которые проведут соответствующее расследование».

Смотрите также
Из-за «высокого уровня конфликтности» уходят врачи
Врачебная палата Владимирской области ответила на нарастающую критику в адрес владимирской медицины и ее руководства, и рассказала о нападении на врача во Владимире, потребовав от полиции найти и наказать злоумышленника
Владимирец подозревает в халатности врачей перинатального центра
32-летняя Анна Бобрикова, 10 июня родившая во владимирском областном перинатальном центре, оказалась в московском федеральном Центре гематологии в тяжелом состоянии