Регистрация / Вход Вс, 11 декабря 2016, 09:08

Иски на 100 тысяч за попытку судиться с медиками

После результатов экспертизы "Росгосстраха", глава регионального облздрава предложил исключить владимирский перинатальный центр из списка учреждений, где женщинам гарантированно оказывают услуги
25 Ноября 2016, 10:28 43 7220

Молодая женщина Галина Фомина, которой врачи после неудачных родов во владимирском перинатальном центре удалили матку, проиграла суд, в рамках которого надеялась доказать, что в произошедшей трагедии виноваты медики.

Иск в отношении Суздальской районной больницы и Областного перинатального центра был подан Галиной и ее мужем Андреем еще в июне 2015 года. Молодая семья требовала от медучреждений компенсацию нанесенного женщине вреда в сумме 2,2 миллионов рублей.

Фомины заказали собственную независимую экспертизу на кафедре акушерства и гинекологии медицинского факультета Новосибирского госуниверситета. В документе сказано, что вина за произошедшее, действительно, лежит на врачах, которые проигнорировали тревожные симптомы и не сделали женщине кесарево сечение.

Sh8wP-dmRuU.jpg
bnxIGGC9_zQ.jpg
8eZ0asxroek.jpg
pqAi7gx8IOk.jpg
diplom.jpg

Тем не менее, рассматривающий дело судья, вынес решение, опираясь на другую экспертизу — заказанную руководством перинатального центра.

Обжаловать решение настроенной по-боевому молодой паре не удалось. По словам Галины, по состоянию здоровья она не могла участвовать в одном из заседаний, о чем в письменном виде известила суд. Однако, письмо ее до Фемиды, видимо, вовремя не дошло. В итоге решение об отказе в возмещении ущерба было принято без ее участия.

А спустя еще некоторое время молодая мама, чудом не простившаяся с жизнью, и которая больше не сможет иметь детей, получила шокирующее известие — руководство Областного перинатального центра в судебном порядке взыскивает с нее судебные издержки в размере почти 83 тысяч рублей.

vzyskanie_izderzhek_3.jpg
vzyskanie_izderzhek_4.jpg

По словам Галины, семья которой в связи с произошедшем и так находится в крайне затруднительной финансовой ситуации - Фомины, вынужденные оплачивать дорогостоящее лечение, отдали значительные суммы денег на оплату услуг адвоката — полученная новость окончательно подорвала ее веру в региональное здравоохранение.

«Попытаться доказать свою правоту — это очень дорого. Я вам скажу, что для простых людей — просто неподъемно. Я пока не знаю, что мы будем делать», - сказала Галина в телефонном разговоре с Зебра ТВ.

По словам Фоминой, история с ее родами не заладилась с самого начала. Сначала, когда ей в первый раз стало плохо — в Областном перинатальном центре ее просто не приняли, отправив домой дожидаться начала родовой деятельности. И только после того, как на следующий день муж вновь привез ее в больницу практически в полуобморочном состоянии, Галину «со скрипом» оставили в медучреждении.

Сами роды прошли у молодой мамы очень быстро. Однако, сразу после этого, по словам Галины, медики оставили ее одну, помчавшись принимать следующие роды. Так что начавшееся у нее сильное кровотечение попросту никто не заметил.

«Они тут же убежали к девушке, которая напротив меня тоже рожала. И все пропали. Я почувствовала, что мне очень плохо, и начала кричать. Начала терять сознание и вспомнила, что нам говорили на ОБЖ: если теряешь сознание - надо с кем-то поговорить. И я начала говорить со своей соседкой. Потом она сказала, что хочет отдохнуть, и я опять начала кричать. Кругом туман, все горит. И при этом я чувствую, что из меня хлещет. И никак не прекращается. Я кричала-кричала. А потом не могла уже кричать — понимала, что рот открываешь, а ничего не произносится», - рассказывает Галина.

Сколько прошло времени Фомина не знает, но понимает, что достаточно много — поставленные ей капельницы «успели прокапаться».

Происходящее потом роженица помнит отрывочно: как кричали друг на друга врачи, как ее оправили в операционную. По ее словам, что врачи «накосячили» она поняла уже тогда: «Я слышала, как они между собой обсуждают, что там все косячно было. Что всего можно было избежать, но что бросили одну. А когда я проснулась в перинатальном центре в реанимации, они все так ликовали: «Да ладно, живая? А мы думали, она сдохнет» — прямо так, без зазрения совести. То есть, ты приходишь в себя, не понимаешь, что происходит, а тебе тут: «Да мы не ожидали, она такая слабенькая».

А потом, когда Галина Фомина немного окрепла, пролежав несколько дней в гинекологическом отделении роддома №1, она имела довольно неприятный разговор с оперировавшим ее врачом:

«Она позвала меня к себе и настоятельно попросила оставить при этом все вещи, в том числе мобильный телефон, с которым я все время ходила: мало ли, муж позвонит, скажет что с ребенком. Мы остались втроем — мы двое и еще медсестра. И она мне говорит: «Вот, так бывает в жизни…». И начала мне рассказывать, что случилось: что я никогда не смогу рожать, но что об этом никому нельзя ни в коем случае говорить, потому что меня не поймут — город маленький, будут судачить, все заклюют. Мол, родные от тебя откажутся, муж тебя бросит, потому что как ты ему все это объяснишь. В общем, очень долго мне объясняла, почему мне надо молчать».

При этом, по словам Галины, пока она лежала в реанимационном отделении, «все время приходили какие-то врачи и подсовывали бумаги»:

«Я спрашивала, что я подписываю, а они мне: не важно, не важно. А сейчас я смотрю на документы и понимаю, что половина подписей — это вообще не мое. Потому что в сознании я таких бумаг не подписывала, а если в полусознании — там есть только одна полугалочка, которую, действительно, тогда только и могла поставить. Бумаги из перинатального центра, разрешения на операцию и так далее — все они были не мной подписаны. Мне не давали таких документов. Единственный документ, который я подписывала при поступлении — что всю информацию о том, что со мной происходит, дадут моему мужу и моей маме. И я помню, что написала в этой бумаге только телефон мужа. Но в итоге этой бумаги вообще нет. Точно также, как и у Ани Бобриковой».

Напомним, что после произошедшей с Анной Бобриковой трагедии (после родов она впала в кому и умерла), ее муж очень долго не знал о произошедшем, так как его жена якобы подписала бумагу о неразглашении сведений о состоянии ее здоровья.

По словам Фоминой, после того, как она немного оправилась от «медицинского кошмара», они с мужем подали в суд. Но и там отношение медиков поразило ставшую инвалидом девушку. «Они говорили между собой: Вот неблагодарные, приехали тут какие-то колхозники и чего-то требуют. И обсуждали с адвокатом планы о том, как они нас всех раздавят».

«После того, как я все это увидела. А потом оценила еще и отношение судьи, я поняла, что у нас вообще никаких надежд. Но я ведь и деньги у них прошу не просто так, а потому что мне очень хочется второго ребенка — мне очень хочется моему сыну сестренку», - говорит молодая мама.

По словам Галины Фоминой, они с мужем написали не только заявление в суд, но и обращались в другие силовые и надзорные ведомства. Правда, отовсюду документы в итоге «слетались» в отделение полиции №3, где женщине, ссылаясь на данные заказанной медиками экспертизы и решения суда, неизменно отказывали в возбуждении уголовного дела.

Зебра ТВ обратилась за комментариями по сложившейся ситуации к директору департамента здравоохранения администрации Владимирской области Александру Кирюхину. По словам главы облздрава, он не знал подробностей судебных отношений Галины Фоминой и руководства перинатального центра. Однако после запроса журналистов он собрал ответственных лиц и, посмотрев документы, распорядился исключить из общей суммы издержек денежные средства, потраченные на оплату нанятого перинатальным центром адвоката.

«Они здесь действуют как самостоятельные юридические лица. Я их сегодня всех собрал — мне надо было проверить объективность предъявляемых ими исковых требований. Все издержки должны быть подтверждены документами — просто так ведь нельзя ничего заявить. Поскольку они меня об этом в известность не поставили, я информацию об этомпосмотрел только сейчас и узнал об их решении. Я посмотрел эти издержки, и считаю, что сумму за услуги представителя/адвоката — а это более 60 тысяч - надо убрать. Такие вопросы (представительство в суде) учреждение может своими силами решать. Я попросил их изменить сумму исковых требований и снизить ее», - сказал Кирюхин.

По словам Галины Фоминой, на адвоката, выигравшего суд с молодой мамой, перинатальный центр потратил около 66 тысяч рублей. То есть, взыскиваемая с нее сумма, вероятно, снизится примерно до 16 тысяч.

Тем не менее, полностью отказываться от своих требований к Фоминой медучреждение не будет. По словам Александра Кирюхина, женщина будет вынуждена все же оплатить стоимость заказанной по ее же просьбе судебно-медицинской экспертизы.

«Расходы на экспертизу перинатальный центр пока оставляет, потому что надо их куда-то положить. Пациенты проиграли процесс, и эти расходы, подтвержденные судебным решением, должны быть компенсированы. Галина просила назначить судебно-медицинскую экспертизу - это была ее просьба, не наша. Ну, а дальше — это процедурный момент. Присудят ей — не присудят, это будет судебное решение», - заявил глава облздрава.

25 ноября, Галина получила еще одно письмо из суда с требованием погасить судебные расходы — на этот раз 16 тысяч рублей за проведенную в рамках судебного процесса экспертизу с нее требует Суздальская районная больница. В итоге на молодой маме вновь повис долг в сумме более 30 тысяч рублей.

zayava.jpg
zayava02.jpg

В рамках «медико-кафкианской» истории Галины Фоминой, а также последствий трагедии, произошедшей недавно со скончавшейся в Москве владимирской роженицей Анной Бобриковой, вскрываются уже системные проблемы регионального здравоохранения.

В частности, Галина Фомина передала в СМИ документ с результатами еще одной экспертизы — на этот раз проведенной страховой компанией «Росгосстрах». В бумаге перечислено внушительное количество нарушений, выявленных в процессе проверки лечения, оказанного молодой женщине.

Otvet_ROSGOSSTRAKh_2.jpg
Otvet_ROSGOSSTRAKh_3.jpg
Otvet_ROSGOSSTRAKh_4.jpg

Директор департамента здравоохранения администрации Владимирской области Александр Кирюхин признает наличие выявленных страховщиками проблем, однако поясняет, что одной такой экспертизы для признания вины медучреждения в конкретном случае с Галиной Фоминой недостаточно. По его мнению, до настоящего времени никем так и не доказано самое главное — что именно все перечисленные проблемы и ошибки врачей в итоге привели к случившемуся.

«Здесь надо очень внимательно смотреть на всю эту ситуацию. Нарушения есть. Департамент провел собственную проверку и, может быть, выявил даже больше нарушений, чем все остальные. Но дело в том — и у Сергея Плаксина (муж Анны Бобриковой) такая же точно ситуация — что надо связать то, что именно эти нарушения привели к неблагоприятным последствиям», - пояснил в телефонном интервью Зебра ТВ Александр Кирюхин.

Глава облздрава поясняет свою позицию примером: если у принимающего звонки фельдшера «скорой помощи» нет каких-то документов, а при назначении лечения не было сделано какого-то анализа — само по себе это еще ничего не значит.

«Именно эту связь устанавливает судебно-медицинская экспертиза. И только после ее проведения можно говорить о ее объективности. Все остальное — это просто пыль, шум и грохот заявлений о грубых нарушениях. Потому что утверждать, что не сделали, например, анализ мочи,  и это привело каким-то там осложнениям. Да, не сделали — это нарушение лицензионных требований и так далее. Но что именно этот анализ мочи привел к неправильной постановке диагноза решить должна именно эта судебно-медицинская экспертиза. Но она делается не по моему приказу, а только по судебному решению или по решению следственных органов», - заявил главный медик 33 региона.

По словам Кирюхина, любое лечебное учреждение вправе оспорить экспертизу, проведенную страховой компанией.

Тем не менее, вне зависимости от результатов «реэкспертизы» и возможностей конкретной роженицы доказать вину медиков, становится очевидно, что местному врачебному сообществу так или иначе придется реагировать на публично озвучиваемые проблемы.

В частности, все острее встает вопрос о качестве тех услуг, которые в принципе способен оказывать владимирский областной перинатальный центр. И тут начинаются поиски «крайнего» среди руководители различных учреждений и профильных структур.

Например, глава облздрава Александр Кирюхин в разговоре с Зебра ТВ заявил, что не понимает действий страховой компании, «наехавшей» на руководство перинатального центра, так как, по его мнению, гарантировать качество лечения застрахованного пациента — это именно ее ответственность.

«Росгосстрах» заключил договор с перинатальным центром на оказание медицинской помощи как страхователь. Он несет такую же ответственность перед законом. И, если он пишет, что в перинатальном центре выявлены нарушения, я хочу спросить страховую компанию: А почему вы заключили такой договор при наличии тех или иных нарушений, с учреждением, у которого чего-то нет? Вы на каком основании его заключили?», - негодует Кирюхин.

Александр Кирюхин отметил, что на данном этапе разговор уже приобретает очень серьезную форму. И речь уже «не о конкретной фамилии, а обо всех женщинах, получающих медпомощь».

«А что вы конкретно сделали, как страховая компания, для того, чтобы наполнить это учреждение необходимым оборудованием? Вообще в целом, страховые компании, имеющие такую позицию и работающие в таком режиме, они вообще нам не нужны. Ведь именно они несут ответственность за выдачу полиса, а не департамент здравоохранения. И компания должна понимать, в каком лечебном учреждении будет оказываться помощь ее клиентам. Если она видит такие серьезные нарушения, тогда не надо включать это медучреждение в систему страхования. Потому что для чего тогда нужна страховая компания, которая дает полис человеку там, где возможно некачественное оказание услуг. Вы же дали полис этому человеку, а значит, дали ему гарантию. Вот эту ситуацию надо прояснить», - заявил глава облздава.

Кроме того, Кирюхин, видимо, имея ввиду проблемы с наполняемостью медучреждения необходимым оборудованием, заявил, что система здравоохранения не может идеально функционировать в условиях экономического кризиса:

«Дело не в том, что денег не хватает. Но чем больше будет наполняемость бюджета, чем больше денег будет в экономике страны, тем лучше будут идти дела в системе здравоохранения. А есть люди, которые у нас не платят взносы, но тоже получают медпомощь наравне со всеми — и нужно посмотреть эту ситуацию обязательно. Чем больше развита экономика, тем больше идет отчислений в здравоохранение, конечно, и тем больше может быть тариф».

Кроме этого, свои «пять копеек» от главы облздрава, вынужденного в последнее время часто оправдываться за работу подведомственных ему учреждений, получили и муниципальные власти:

«131 ФЗ все забыли почему-то. А там написано о том, что муниципальная власть тоже прилагает усилия для развития системы здравоохранения. А не только один департамент всем занимается», - заключил Кирюхин.

Помочь Галине Фоминой можно перечислив деньги на карту Сбербанка номер 5469-1000-1080-4780.


Смотрите также
День белых шариков
В 2015 году во Владимирской области родился 761 недоношенный ребенок, в честь появившихся на свет раньше срока малышей в роддоме запустили в небо белые шары
В деле Анны Бобриковой изменилась статья
Во Владимирской области продолжается следствие по делу, взятому под личный контроль Бастрыкина - о роженице, получившей осложнения после родов в перинатальном центре, теперь по статье «причинение смерти по неосторожности»