Регистрация / Вход Сб, 10 декабря 2016, 09:49

Об отчуждении общества от власти и власти от общества

Владимирский социолог Дмитрий Петросян поставил тревожный диагноз взаимоотношениям между народом и властью - люди во Владимирской области воспринимают власть как неблагоприятное природное явление
26 Октября 2015, 13:29 64 4797

«Люди всё больше стремятся полагаться на собственные силы и уходят в свой частный какой-то мир, семейный даже мир, не проявляют должного уровня солидарности и не стремятся к солидарности общественной», - заявил владимирский социолог, директор ООО «Исследовательская компания «Среднерусский консалтинговый центр» Дмитрий Петросян, выступая на слушаниях по теме «Гражданское общество как эффективный инструмент социально-экономического развития Владимирской области: итоги и перспективы». Мероприятие прошло на площадке региональной Общественной палаты.

Петросян выступал по теме «Социологические факторы отношения населения области к региональной власти». Главный смысл его доклада — власть не доверяет обществу и отчуждается от него, а население отвечает власти взаимностью. В отличие от советских времён, всё больше жителей Владимирской области заявляют, что они ничего не ждут от государства и власти и надеются только на самих себя:

«К власти люди относятся как к некоему метафизическому явлению, которое существует, и существует как явление природы, просто надо выживать в таких условиях, которые есть, - сообщил Дмитрий Петросян. - Идея смены власти, она далеко не является более-менее популярной именно поэтому, потому что есть представление: как не меняй, всё равно ничего не изменится. Есть наша жизнь, а есть жизнь в некоем ином пространстве трансцендентном, в которое мы не лезем, и более или менее как-то развиваемся, пока частная свобода у нас достаточно высока».

Социолог не видит ничего плохого в том, что люди стали более самостоятельными. Его настораживает то, что общество распадается на отдельных индивидуумов, которые не стремятся к солидаризации, к объединению усилий для решения общих проблем. Это отчётливо видно на примере того, как проходят общие собрания собственников жилья, на которых решаются важнейшие вопросы по управлению имуществом. Петросян сравнил явку жителей на такие собрания с явкой избирателей на выборы — в обоих случаях она крайне низкая.

Дмитрий Петросяна выделил три проблемы, препятствующие развитию гражданского общества во Владимирской области. Первая проблема: отсутствие инициативы снизу и стремления к солидарности вкупе с инфантилизмом. Вторая проблема: власть не движется навстречу обществу, а предпочитает бить по рукам тем гражданам, которые пытаются проявлять инициативу. И третья проблема заключается в том, что финансирование общественных организаций осуществляется преимущественно за счёт государственных грантов, что ограничивает их независимость и самостоятельность. По мнению Петросяна, общественные организации должны получать деньги из партийных фондов или от коммерческих структур.

Петросян затронул тему доверия общества власти. Он сообщил, что больше всего население доверяет президенту, а также представителям исполнительной власти — премьер-министру, губернатору, главам местного самоуправления. Не доверяют же люди депутатам всех уровней и политическим партиям.

Вот полный текст выступления Дмитрия Петросяна.

Загрузка плеера

Наталья Юдина, председатель Общественной палаты Владимирской области:

  • Уважаемые коллеги, переходим к следующему выступлению. Слово предоставляется Дмитрию Ильичу Петросяну, социологу, кандидату философских наук, доценту кафедры социально-гуманитарных дисциплин Владимирского филиала Российской академии народного хозяйства и государственной службы при президенте Российской Федерации. (Тема выступления) «О социологических факторах отношения населения Владимирской области к региональной власти». Пожалуйста, Дмитрий Ильич

Дмитрий Петросян, социолог, директор ООО «Исследовательская компания «Среднерусский консалтинговый центр»:

  • Добрый день, уважаемые коллеги
  • Ещё добавлю, что я - доцент кафедры социологии ВлГУ, потому что они обижаются, когда их упоминают не всегда
  • Я хотел бы сегодня затронуть вот какую тему: вопрос о наличии или отсутствии обратной связи между властью и обществом
  • С одной стороны, у нас есть немало каналов, которые вроде бы работают, но, с другой стороны, здесь есть очень много проблем
  • Мы, социологи, уже давно, и в этих стенах, и других, поднимаем вопрос о том, что люди всё больше стремятся полагаться на собственные силы и уходят в свой частный какой-то мир, семейный даже мир, не проявляют должного уровня солидарности и не стремятся к солидарности общественной
  • Это показывают многолетние исследования, потому что если, скажем, в девяностые годы у нас, по опросам, господствовала такая патерналистская модель сознания, когда люди ждали, что вот государство должно позаботиться об их будущем или трудовой коллектив, многие связывали реализацию своих надежд с политической, экономической ситуацией
  • Но лет, наверное, уже десять, мы наблюдаем, что на вопрос: «От кого, от чего зависят ваше будущее и реализация ваших намерений?», подавляющее большинство, свыше 60%, говорят: «от себя самих»
  • Причём вот такая самостоятельность, она не воспринимается большинством как некое благо, а воспринимается как некое наказание свободой, скорее. То есть, (люди) пришли к этому, потому что нет больше надежд, что поможет государство, вот это мы отмечаем. Но, тем не менее, многие вполне научились самостоятельно выживать и добиваться собственного личного успеха, но происходит следующий шаг — это некое отчуждение общества от власти, которое мы тоже наблюдаем
  • Об этом нам уже говорит не только социология, но, если мы посмотрим на постоянное снижение явки на выборах, то мы увидим, что и в этом она тоже выражается, когда 80% не приходят на выборы и не выражают свою позицию, то мы попадаем вот в такую «тёмную зону», когда мы вообще не можем оценить, а как большинство избирателей относится к власти, они никак не высказывают свою позицию
  • Надо отдать должное избирательной комиссии областной, потому что они этим вопросом обеспокоились давно, и первые исследования о факторах снижения активности избирателей и возможного её повышения мы провели совместно с ними в 2009 году, последнее провели в 2014 году. И мы получаем примерно одни и те же результаты, что первые две причины, которые респонденты называют в отношении себя, почему они не ходят голосовать, и в отношении других, почему другие не ходят голосовать, это две причины: первая — неверие в честность выборов, а вторая — в отсутствии конкуренции и ощущении того, что за нас уже всё решили
  • Отказ голосовать выглядит в этом случае не столько политической пассивностью, сколько, возможно, и проявлением активной позиции, когда люди не хотят становиться объектами, а хотят быть субъектами политической деятельности, но не видят для себя такой возможности, и уходят в сторону, уходят в ту сферу жизни, где они могут оставаться самостоятельными и быть субъектами — это сферы частной жизни
  • Если мы посмотрим на уровень доверия, вот мы иногда задаём такой вопрос, время от времени: «Доверяете ли вы разным институтам власти?», то здесь мы увидим такую очень интересную картину, которая отражает достаточно традиционное представление населения о том, что такое власть в России, и кому она вообще принадлежит. Здесь мы видим чёткое разделение властей в сознании людей
  • Мы видим, если разделить поле на две части, позитивную часть и негативную часть по оценкам, то в позитивной у нас будут те институты, которым в большей степени доверяют, чем не доверяют, а в негативной — наоборот
  • Мы увидим, что с большим отрывом по уровню доверия лидирует президент, затем с отставанием от него идёт премьер-министр; в позитивной зоне, немножко заходя туда (в негативную зону), но находясь в позитивной зоне, находится губернатор, причём это касается как нынешнего губернатора (Владимирской области Светланы Орловой), так и прошлого (Николая Виноградова), там тоже примерно был такой же показатель доверия
  • Где-то балансируют у нас около нуля главы поселений, если брать интегрированный показатель, то они где-то чуть-чуть в плюсе, иногда — чуть-чуть в минусе. Но здесь надо, конечно, рассматривать по отдельным поселениям, потому везде многое зависит от личности главы, и там разные бывают результаты, но тем не менее
  • Вот мы видим, что у нас в позитивной части находятся представители института исполнительной власти
  • Депутаты Государственной Думы, Законодательного Собрания области, городского Совета, местных Советов — они у нас находятся в негативной зоне, они зеркально отображают доверие населения к президенту, показывая свой уровень недоверия
  • И по крайней позиции по недоверию, «лидерами» недоверия являются политические партии
  • Это говорит о том, что власть у нас представляется именно как власть исполнительная, и она оценивается прежде всего
  • Когда мы говорим о доверии власти, то здесь надо разделять, какой власти доверяют, на каком уровне доверяют, на каком начинают не доверять, и мы видим большой уровень недоверия к власти именно законодательной
  • Вообще, это характерно для нас: вот когда спрашиваешь людей, что такое разделение властей, то у нас всегда первой называют исполнительную власть, хотя, по всем теориям разделения властей, главной является власть законодательная, то есть, источником власти являются те, кто принимает законы. У нас в этом смысле представление о власти несколько перевёрнутое, и, безусловно, в этом есть какие-то исторические традиции, достаточно длинный опыт персонификации власти в условиях абсолютной монархии, империи и так далее — это всё понятно. Но, тем не менее, это в некотором смысле является тоже неким барьером в отношении населения к власти, в уровне доверия к ней
  • Это тоже является одной из причин низкого уровня явки на выборы именно в законодательные органы, потому что мы по нашим опросам тоже неоднократно отмечаем, что подавляющее большинство избирателей не могут назвать имя своего депутата, который представляет их в том или ином органе власти. Где-то процентов 89, как правило, говорят, что «мы не знаем своего депутата», остальные 11 (процентов) говорят, что знают, но на просьбу написать фамилию половина их тех, кто знает, не могут правильно написать фамилию

Наталья Юдина:

  • Дмитрий Ильич, регламент

Дмитрий Петросян:

  • Да, я уже заканчиваю. Значит, это говорит тоже об отрыве, об отчуждении власти от населения, особенно законодательной, и населения — от власти. Такая проблема существует
  • Говоря о доверии общества к власти, нужно поставить ещё один вопрос, который вообще редко ставится: а насколько власть доверяет обществу, избирателям и народу? Есть ли такое доверие?
  • Мы знаем много разных примеров, когда попытки самостоятельной солидарности, объединения для решения каких-то своих проблем людей, в общем-то, не находят понимания со стороны власти, и таким людям бьют по рукам. И есть тенденция очень жёстко контролировать все общественные структуры, которые выражают интересы тех или иных частей общества
  • Вот буквально на днях я прочитал статью (экономиста и социолога) Владислава Иноземцева, который как раз там рассматривает уровень развития гражданского общества, и он затрагивает такой интересный момент, что вот у нас очень часто проще на индивидуальном уровне самому найти, пойти с кем-то договориться для решения своей проблемы, чем объединиться с единомышленниками и группой действовать, потому что группой действовать опасно, сложно, не всегда эффективно, а вот самому, через какие-то не совсем законные, может быть, схемы договориться с кем-то — более эффективный путь. Это тоже вопрос отчуждения, атомизации (общества)
  • И, конечно, уровень доверия выражается в том, что, вот я до сих пор вспоминаю слова вице-премьера (Игоря( Шувалова, которые он произнёс на Давосском форуме, что русский народ вообще не склонен к свободе, свободы, может быть, и не заслуживает. Это поразительно, потому что это и (есть) выражение недоверия к народу
  • Если мы говорим об общественном развитии, об общественном контроле, о доверии между властью и обществом, то если люди не свободны, чего они могут добиться в современном мире? Значит, это один из важнейших факторов, вот на это я бы хотел обратить внимание, потому что мы из истории знаем, из новейшей нашей истории и более ранней, что когда русский народ получает свободу, вот тогда он достигает очень больших и серьёзных результатов
  • Благодарю за внимание, если есть вопросы, с удовольствием отвечу на них

Наталья Юдина:

  • Спасибо большое, Дмитрий Ильич. Какие есть вопросы?

Иван Алтухов, общественник:

  • Первое: вы не считаете, что вот это латентное недовольство людей своим участием во власти может быть социально опасно, если эта энергия имеет тенденцию накапливаться?
  • (И второе: каким должен быть) механизм эффективной работы общественного самоуправления и вовлечения жителей в решение проблем на самом низком уровне хотя бы, и выработка некоторых путей взаимодействия с местной властью? Это могло бы положительно разрядить вот эту ситуацию и привлечь людей к решению каких-то проблем

Дмитрий Петросян:

  • На первый вопрос: безусловно, опасность существует, потому что это закрытый котёл, мы не знаем, что там в нём происходит, поэтому опасность, безусловно, есть
  • Хотя, потенциал протестный у нашего населения — невысок, в последнее время он снизился
  • Вот наших людей очень часто обвиняют в отсутствии рационализма, но иногда они, может быть, даже чересчур рациональны, и здесь как раз они очень рационально подходят, что некий бунт, революция — это неэффективный метод решения вопросов
  • Но вопрос в том, что в каких-то ситуациях этот (протестный) потенциал может снижаться, а в каких-то — и нарастать, поэтому это вещь такая непредсказуемая, когда большинство населения предпочитает молчать, а не высказываться
  • Отвечая на второй вопрос, скажу, что, вообще, вовлекать кого-то в некий общественный контроль - практически невозможно. Это должно идти от тех людей, которые сами испытывают потребности и понимание того, что в эти вопросы нужно включаться
  • Я начал с того, что стремление к солидарности у нас - крайне низкое. Даже когда у нас проходят собрания ТСЖ и ЖСК, то есть, жильцов приглашают для того, решить один из важнейших вопросов управления своей собственностью, то здесь мы видим явку примерно такую же, как на выборах, то есть, даже здесь люди не готовы проявить некую активность, оторваться от своих каких частных дел и потратить час своего времени на собрание, чтобы принять совместное решение
  • Это большая проблема, что снизу тоже нет какого-то стремления включиться в эти общественные структуры, контролировать власть, и так далее
  • К власти люди относятся как к некоему метафизическому явлению, которое существует, и существует как явление природы, просто надо выживать в таких условиях, которые есть
  • Идея смены власти, она далеко не является более-менее популярной именно поэтому, потому что есть представление: как не меняй, всё равно ничего не изменится. Есть наша жизнь, а есть жизнь в некоем ином пространстве трансцендентном, в которое мы не лезем, и более, или менее как-то развиваемся, пока частная свобода у нас достаточно высока
  • Бытовая свобода у нас практически безгранична, и в этом плане такого уровня свободы, может быть, не было никогда в России, поэтому это людей примиряет с этой ситуацией, и, конечно, потребности, как я уже неоднократно об этом говорил, потребности собраться, объединиться, и кого-то контролировать нет. Это должны делать другие, как правило

Наталья Юдина:

  • Спасибо, есть ещё вопросы?

Участник слушаний:

  • Всё-таки, какие практические выводы и рекомендации (вы предлагает), что делать-то?

Наталья Юдина:

  • Кто виноват, мы поняли. Социальный инфантилизм всё-таки лежит в основе (названных проблем)

Дмитрий Петросян:

  • Что делать — давно известно. Надо предоставить людям самостоятельность, не бить по рукам хотя бы тех, кто готов самостоятельно объединяться не под контролем власти, может быть, это кому-то не понравится, прислушиваться к таким людям, не разгонять их, не запрещать какие-то низовые объединения, не заменять их некими формальными, проверенными структурами
  • (Нужно) увеличивать политическую конкуренцию. Другого я не вижу, другого пути просто-напросто (нет)

Участник слушаний:

  • Так не мешать, или вступать в диалог, это разные принципиально вещи?

Дмитрий Петросян:

  • Нет, вступать в диалог, безусловно, надо, это понятно дело

Наталья Юдина:

  • Спасибо
  • (Пожалуйста), Михаил Юрьевич Колков

Михаил Колков, заместитель губернатора Владимирской области по социальной политике:

  • Готов внести свой вклад в вашу замечательную дискуссию, потому что очень важные темы затронуты
  • Низкая активность не всегда свидетельствует о том, что всё плохо, иногда она свидетельствует о том, что всё хорошо
  • Вы знаете, что на футбольном поле заметен плохой судья; судья хороший на футбольном поле незаметен
  • Если вы возьмёте явку на наших выборах, с учётом таких патерналистских настроений в нашем обществе и надежд, в своё время, на государя-императора, а в нынешней России — надежд на президента, знаете, что чем выше уровень выборов, тем выше явка, при неустанных заверениях власти, причём вы возьмите власть федеральную и власть региональную, что очень многие вопросы, вся жизнь, зависят от того, что происходит на местах, как работает местное самоуправление, как работает глава в посёлке, как работает районная власть на своём уровне. И, действительно, от этого зависит огромное количество вопросов
  • Если вы возьмёте такую социально чувствительную сферу, как здравоохранение, у нас регулярно идёт анализ жалоб, которые поступают, в том числе, идут на уровень президента Российской Федерации, то 70% этих жалоб, они снимаются даже на уровне до главного врача лечебного учреждения
  • Иногда это бывает с потрясающими совершенно эффектами по жизни, к сожалению
  • У меня из головы не идёт один случай, который был два года назад, когда я своей пачке обращений получаю письмо, пересланное мне из администрации президента. Речь идёт о том, что больной в очень тяжёлом состоянии находится в одной из наших больниц, получив ожоги больше 80% тела. Ситуация, действительно, очень сложная, ожоги глубокие. И его отец пишет президенту, говорит о том, что надо срочно помочь, надо мобилизовать все средства здравоохранения, чтобы спасти человека
  • Получив это письмо, я звоню по этому контактному телефону, и выясняю, что человек умер пять дней назад. Вот этот случай не идёт у меня из головы. Я не знаю, сумел бы я ему помочь. Я не знаю, сумел бы ему помочь Кирюхин, или наши врачи. Быстро всё шло по инстанциям, но 14 дней прошло с того момента, как оно было написано, было зарегистрировано, быстро было сё отписано, это по печатям можно посмотреть, по всем инстанциям прошло до президента, спустилось (в администрацию Владимирской области). Речь шла о человеке, который находился в одной из наших больниц
  • Это свидетельство того, что вот такого рода патерналистские настроения имеют самое прямое отношение к человеческой жизни
  • Вот говорят, увеличивается количество жалоб. Оно свидетельствует о чём? Что всё стало плохо? В некоторых случаях — да. Надо разбираться предметно в этих жалобах, смотреть, что внутри. Это может также свидетельствовать о том, что люди не пишут, потому что всё равно ничего не решается, есть и такой момент. Нам надо разбираться, проводить достаточно сложный анализ, не констатировать на уровне простых выводов
  • Я хочу вам сказать, что иногда один и тот же факт может свидетельствовать о двух совершенно противоположных тенденциях. И вы знаете, это практика социологии, когда начинаешь копаться внутри, то понимаешь, что всё значительно сложнее. Вот, что бы хотелось донести до участников дискуссии

Наталья Юдина:

  • Спасибо, Михаил Юрьевич
  • Есть ещё вопросы к Дмитрию Ильичу?
  • Тогда у меня есть несколько вопросов
  • Первый вопрос: вы сказали о том, что проводили статистические исследования в (две тысячи) девятом году и (две тысячи) четырнадцатом. Сейчас вы нам приводили результаты исследований, проведённых в четырнадцатом году?

Дмитрий Петросян:

  • Там динамики практически нет, то есть результаты повторяются буквально

Наталья Юдина:

  • Но это тоже хороший показатель, если нет динамики в нынешних социально-политических и экономических условиях. Это показатель определённой стабильности

Дмитрий Петросян:

  • Оценка причин пассивности, она практически не меняется, она сохраняется на том же уровне, на каком была

Наталья Юдина:

  • Хорошо. Второй вопрос по выборке, и какова погрешность статистических исследований? То есть, вот более 60% людей написали, что «всё будущее зависит от меня», это очень хороший показатель

Дмитрий Петросян:

  • Понимаете, это хороший показатель, если мы исходим из того, что это люди, готовые с удовольствием проявить какую-то инициативу, самостоятельность. Но они не хотели бы этого, вот в чём дело-то. Они воспринимают это как некую такую печальную очень ношу, которую на них взвалили
  • Выборка у нас обычно — тысяча или полтора тысячи человек

Наталья Юдина:

  • Полторы тысячи человек на всё население Владимирской области?

Дмитрий Петросян:

  • На область, да. Погрешность при этом, как правило, — 3,2%

Наталья Юдина:

  • То есть все учтены социальные группы?

Дмитрий Петросян:

  • Да

Наталья Юдина:

  • И возрастные (социальные группы), и гендерные, и профессиональные, и всё остальное (учтено)?

Дмитрий Петросян:

  • Да. Она (выборка) репрезентативная, здесь главное — репрезентативность. На область такого объёма выборки вполне достаточно. В принципе, даже всероссийские исследования проводят при такой выборке

Наталья Юдина:

  • Здесь можно дискутировать, достаточно ли полторы тысячи населения, для того, чтобы являться маркером всех настроений во Владимирской области

Дмитрий Петросян:

  • Понимаете, если мы хотим сравнивать все 21 муниципальное образование (муниципальные районы и городские округа Владимирской области) друг с другом, то есть, фактически провести опрос в каждом из них, а потом сравнивать между собой, тогда выборка, естественно, должна вырасти тысяч до одиннадцати, наверное, тысяч человек, но если мы берём срез по области и просто учитываем, затрагиваем крупные города, мелкие, сельскую местность, распределяем это в соответствии с тем, как у нас это раскинуто по области, то, в принципе, это хорошо известно, что (при выборке) свыше двух тысяч (человек) погрешность уже не уменьшается. Поэтому, если не стоит задач сравнивать каждое поселение друг с другом, а брать срез в целом по области, то этого вполне достаточно, такого объёма (выборки)

Наталья Юдина:

  • Понятна (ваша) точка зрения
  • И финальный вопрос: всё-таки, вы считаете, что социальный инфантилизм является центральной проблемой современного (российского) гражданского общества, или патернализм, как сказал Михаил Юрьевич (Колков)? Или проблема во власти?

Дмитрий Петросян:

  • Нет, это одна из проблем. Здесь есть три проблемы
  • Первая проблема: для того, чтобы гражданское общество развивалось, должна быть активность снизу и отсутствие инфантилизма, готовность к солидарности и понимание того, что только объединившись можно эффективно отстаивать свои интересы
  • Вторая (проблема): это встречное движение со стороны власти, удержание себя от того, чтобы придушить ростки зарождающегося гражданского общества
  • А третья (проблема) — это (должна быть) разветвлённая система финансирования этих организаций, потому что ни одна общественная организация не может действовать без финансирования. Это должны быть и какие-то фонды политических партий, каких-то бизнесменов, разных структур коммерческих, и какие-то гранты со стороны государства. Когда это сводится только к грантам со стороны государства, это резко ограничивает уже самостоятельность и независимость (общественных организаций и гражданского общества)
  • Поэтому инфантилизм — это только одна из причин (препятствующих развитию гражданского общества). Государственное (чрезмерное вмешательство) — это тоже одна (из причин).
  • Только в комплексе это может всё работать

Наталья Юдина:

  • То есть, сегодняшняя тема нашей дискуссии, позволяющая нам говорить о том, что гражданское общество является одним из факторов развития социально-экономической эффективности, имеет право на существование?

Дмитрий Петросян:

  • Безусловно, потому что это и есть главный двигатель вообще и социального, и экономического развития, и (развития) самого общества

Наталья Юдина:

  • Спасибо большое, Дмитрий Ильич, спасибо за выступление. Надеюсь на то, что таких мероприятий у нас будет очень много, потому что тема вызвала очень много вопросов и дискуссий
Смотрите также
В Коровино за глиняным горшком
В путеводитель по самым привлекательным селам России, составленном Общественной палатой РФ, попал единственный населенный пункт из Владимирской области — село Коровино Меленковского района
Кодекс идеального горожанина
В столице Владимирской области хотят разработать и принять Кодекс жителя Владимира, который будет представлять собой свод правил и норм поведения, принятых в  цивилизованном обществе