Регистрация / Вход Ср, 07 декабря 2016, 11:33

Виновата или не виновата?

Эксперты Национальной медицинской палаты выступили с защитой суздальского педиатра Татьяны Быстровой, по вине которой, по версии следствия, в конце 2013 года умерла годовалая девочка. Следственный Комитет Владимирской области считает, что суду представлено достаточно доказательств вины врача
30 Сентября 2015, 17:32 14 3364

Уголовное дело в отношении бывшей заведующей педиатрическим отделением Суздальской ЦРБ Татьяны Быстровой по факту смерти годовалой Ксении Никитиной было передано в суд 12 мая 2015 года. Врач обвиняется в совершении преступления, предусмотренного частью 2 статьи 109 УК РФ (причинение смерти по неосторожности вследствие ненадлежащего исполнения лицом своих профессиональных обязанностей).

Трагическая история с маленьким ребенком произошла в конце декабря 2013 года. С рядом тревожным симптомов годовалую Ксюшу Никитину по направлению участкового врача родители привезли в Суздальскую ЦРБ.

Далее, по версии следствия, события развивались следующим образом: мама девочки сообщила врачу Татьяне Быстровой о том, что накануне дочка вдохнула семечку, которую частично извлекли в домашних условиях. Но, поскольку самочувствие Ксении ухудшалось, женщина неоднократно настоятельно и объективно высказала опасения о том, что в бронхолегочной системе ребенка могут находиться чешуйки от семечек.

Следователи утверждают: "Имея 23-летний профессиональный стаж по должности, достаточную квалификацию заведующая отделением педиатрии осмотрев пациента, выдвинула предположения о ряде заболеваний.

Вместе с тем, недооценив тяжесть и опасность заболевания девочки, находившейся в состоянии, угрожающем жизни, врач ненадлежащим образом провела диагностику и организацию мероприятий по оказанию квалифицированной медицинской помощи малолетнему ребенку, в том числе по вызову в отделение специалиста по эндоскопии.

Не собрав полный анамнез, не приняв меры к проведению очевидно требовавшейся бронхоскопии, обвиняемая с поставленным ею приоритетным диагнозом «острая респираторная вирусная инфекция средней степени тяжести», фактически отсутствовавшим у пациентки, назначила ребенку лечение по общепринятым методикам, рентгенологическое и лабораторное исследования и направила девочку на госпитализацию в инфекционное отделение.

Неправильно избранная Быстровой тактика лечения и оценка ситуации, привела к тому, что мама девочки, не подозревая о критическом состоянии здоровья ребенка, уехала вместе с дочкой домой за вещами и продуктами питания, где с малолетней повторился приступ кратковременной остановки дыхания.

При повторном прибытии в стационар клиники, в тяжелом состоянии малышка была помещена в отделение реанимации, однако проведенные мероприятия не принесли положительного результата. Вечером этого же дня врачи констатировали смерть ребенка.

Согласно заключению экспертов причиной гибели малолетней девочки явилась прогрессирующая асфиксия, обусловленная механической закупоркой правого бронха семечкой".

Сейчас дело врача Быстровой находится в Суздальском районном суде на стадии судебного следствия. Ближайшее заседание должно состояться в середине октября 2015 года.

Татьяна Быстрова свою вину не признает. 29 сентября на сайте «Национальной медицинской палаты» (НМП) появилось заключение экспертов этой организации, подготовленное по итогам рассмотрения ряда следственных материалов по делу суздальского педиатра. Инициировала составление и размещение заключения, очевидно, сторона защиты Быстровой.

Эксперты НМП заявляют, что проанализировав заключение судебно-медицинской экспертизы они пришли к выводу, что врач из Суздаля в уголовном преступлении невиновна, небрежности или неосторожности в ее действиях не было, а смерть ребенка - следствие других печальных обстоятельств.

Эксперты отмечают, что к смерти ребенка могло привести, в частности, отсутствие в Суздальской ЦРБ наблюдения за девочкой в отделении реанимации и интенсивной терапии, поскольку штатный анестезиолог был на операции, а замещающего его врача в клинике не было. Эксперты считают, что Быстрова сделал все, чтобы вызвать реанимобиль из Владимира, но ускорить его приезд никакими способами не могла.

Эксперты НМП фактически упрекнули судебно-медицинскую экспертизу в недостаточной компетентности, а ее выводы назвали необоснованными и не объективными.

Медики-эксперты заключили, что «данное дело скорее должно являться предметом гражданского иска родителей к медицинским организациям области по солидарному и справедливому возмещению морального и материального вреда, полученного пострадавшим родителями при оказании их ребенку медицинской помощи».

Официальный представитель Следственного Комитета Владимирской области Ирина Минина, комментируя заключение «Национальной медицинской палаты», отметила, что каждая сторона процесса вправе приводить свои доказательства. При этом, следствие продолжает отстаивать свою позицию по делу Татьяны Быстровой и считает, что суду было представлено достаточно доказательств вины суздальского педиатра.  

Смотрите также
«Новогодняя сгущенка» и «День рассола»
Администрация города Владимира презентовала программу новогодних и рождественских гуляний