Регистрация / Вход Чт, 08 декабря 2016, 19:00

Грабли владимирского здравоохранения

По данным сенатора Антона Белякова, в 2016 году бюджетные расходы на здравоохранение во Владимирской области сократятся вдвое - с 16 до 8 миллиардов рублей
15 Июня 2016, 10:16 24 2937

Представитель губернатора Владимирской области в Совете Федерации Антон Беляков довольно резко раскритиковал состояние системы здравоохранения в 33-м регионе.

belyakov09.jpg

«ВТРОЙНЕ ОБИДНО»

Беляков начал с того, что заявил о сокращении населения Владимирской области в 2015 году на 9000 человек, что, по его сведениям, сопоставимо с численностью жителей Суздаля:

«Уровень здравоохранения, несмотря на то, что мы слышим мажорные отчёты из разных кабинетов, он, что греха таить, снижается».

Снатор констатировал, что надежды областных чиновников от здравоохранения на то, что во Владимирскую область хлынут потоки сокращённых в Москве медиков, не оправдались — к нам приехали только 39 специалистов, и это повод скорее для стыда, чем для гордости. Беляков напомнил, что нехватка врачей в регионе составляет, как минимум, 800 штатных единиц:

«Более того, отток специалистов на сегодняшний день продолжается».

Антон Беляков пояснил, что если в среднем по России на 10 000 человек приходятся 48 врачей, то у нас — 34. Нужны медработники практически всех специальностей. Нехватка кадров обусловлена тем, что во Владимирской области в системе здравоохранения самая низкая заработная плата. Сенатор привёл цифры, из которых следует, что наши медики по итогам января-марта 2016 года получают в 4 раза меньше (9 267 рублей), чем в среднем по стране (39 712 рублей).

В 33-м регионе жители проводят у кабинетов врачей в ожидании приёма от 40 минут до полутора часов, а в Коврове даже дольше.

Беляков заявил, что записаться к врачу невозможно ни через «живую» регистратуру, ни через интернет.

Во владимирских больницах нет бахил — ни за деньги, ни бесплатных.

В Струнино Александровского района закрыли дерматологическое отделение. Кроме этого, все лекарства люди вынуждены покупать за свои деньги (это впрочем, происходит повсеместно).

В Судогодском районе нормой является трёхчасовое ожидание скорой помощи. В Селивановском районе закрываются «последние ФАПы».

Во Владимирской области участились ситуации, когда женщины рожают в полях и в машинах.

Беляков назвал все эти проблемы «граблями», о которых он с единомышленниками по партии «Справедливая Россия» предупреждал чиновников уже неоднократно, но безрезультатно, и от этого ему втройне обидно.

Загрузка плеера

Антон Беляков, представитель губернатора Владимирской области в Совете Федерации:

  • За [две тысячи] пятнадцатый год число жителей Владимирской области сократилось на 0,62%, это почти 9 000 человек. Чтобы было легко представить, это сопоставимо с населением районного центра , если мне не изменяет память, это близко к населению Суздаля
  • По данным Росстата, у нас в области сейчас проживает один миллион 396 тысяч 903 человека
  • Уровень здравоохранения, несмотря на то, что мы слышим мажорные отчёты из разных кабинетов, он, что греха таить, снижается
  • Программа, которая была предложена администрацией [Владимирской области] о том, что сейчас будут сокращения квалифицированных кадров в Москве, и многие из медиков с удовольствием приедут в город Владимир — очевидно, что она не реализована. Приехало 39 человек, при том, что, по самым скромным официальным данным, недостаток врачебных кадров в области у нас составляет сейчас от 800 до 1000 человек
  • Более того, отток специалистов на сегодняшний день продолжается
  • Мы являемся самым проблемным регионом в Центральном федеральном округе по количеству врачей на душу населения. У нас на 10 тысяч жителей приходится менее 34 врачей, среднероссийский показатель — 48, то есть значительно выше
  • Нехватка касается в том числе и врачей-специалистов. Наиболее нужны сейчас анестезиологи, реаниматологи, лаборанты, врачи ЛФК, физиотерапевты, врачи скорой помощи, кстати говоря, да и обычные терапевты, не говоря уже о хирургах, акушерах и педиатрах
  • Среди 10 учреждений [здравоохранения] госорганизаций Владимирской области, наиболее нуждающихся в кадрах, по состоянию на май 2016 года — это Петушинская районная больница, Ковровская ЦГБ, Гусевская ЦГБ, 4-ая городская Владимирская, областная детская клиническая больница, 2-ая Владимирская горбольница и Ковровская больница №2
  • Кстати говоря, всё думают у нас отдельные товарищи в администрации области, курирующие этот вопрос, почему же это происходит? Секрет очень прост. Дело в том, что если сравнить показатели зарплат врачей, то оказывается, что наш регион — один из самых плохих не только по Центральному федеральному округу, но и по России в целом. Средняя зарплата медработника в ЦФО — 39 712 рублей, в РФ — 38 688, во Владимирской области, по данным, собственно, Росстата, в январе — марте этого года она составляла 9 267 рублей. Поэтому, собственно говоря, откуда отток кадров было бы несложно предположить
  • Мы заняли «почётное» третье место в тройке «лидеров» по продолжительности ожидания у врачебных кабинетов. В среднем в живой очереди к специалисту время ожидания составило от 40 минут до полутора часов в целом по региону. В Коврове среднее время ожидания у кабинета врача превышает полтора часа
  • ОНФ [Общероссийский народный фронт], который в [две тысячи] пятнадцатом году проводил мониторинг в 71 субъекте Федерации для выявления проблем уровня оказания медицинских услуг, заявил, что проблемы во Владимирской области острее, чем во всех регионах страны, единственное исключение составила Курганская область
  • По телефону в регистратуре, обратившись за информацией по наличию талонов для записи, говорили сначала «звоните после 16:00», потом - «звоните завтра», и в результате записаться вообще нельзя было
  • Интернет сайты, которые, опять-таки, по отчётам чиновников здравоохранения, якобы позволяют решить проблему через интернет-регистрацию - там размещается сейчас только 20% [информации о приёмах], всё остальное — это живая очередь, к сожалению
  • Несколько моих собственных впечатлений из поездок по районам и из разговоров с жителями нашей области
  • Александровский район — в Струнино закрыли дерматологическое отделение; ну, и типичные проблемы: лекарственных препаратов бесплатных - нет; шприцы, перчатки, капельницы - всё приобретается пациентами за свой счёт
  • Как вы знаете, у нас теперь только в бахилах нужно ходить, хотя во всём мире это не так, и многократно инфекционисты говорили о том, что когда вы заставляете людей ходить исключительно в бахилах, вы культивируете просто синегнойную палочку, которую потом не вывести, собственного говоря, ничем — только наличие разной микрофлоры позволяет её сдерживать. Но, тем не менее, сделали то, что сделали, в результате бахил нет ни платных, ни бесплатных, люди в принципе не могут пройти проведать родственников
  • В Вязниковском районе вообще ситуация одиозная — пять лет не работает роддом. Об этом знают все, роженицы ездят в Ковров, во Владимир, в Иваново — куда угодно. Только за последний год были уже случаи родов и в дороге, и на постах ДПС. Вдумайтесь, это 200 километров от столицы нашей Родины, - женщины рожают в поле, что ещё, собственно говоря, можно говорить
  • Владимир даже опущу, не буду [ничего говорить]
  • Почти везде нехватка терапевтов, мы уже говорили, что [общая] недоукомплектованность почти тысяча врачей
  • В Селивановском районе последние ФАПы [фельдшерско-акушерские пункты] закрываются
  • В Судогодском [районе] — не выполняются хронически нормативы по приезду «скорой помощи» из-за недостатка автомобилей, и так далее, и так далее, и так далее. Три часа, мне люди говорили, в Судогодском районе они дожидаются «скорой помощи», это для них является нормой
  • Всё было, знаете, может быть, и неплохо, можно было бы сказать «ну, да, везде есть разные проблемы», но в том-то и беда, что... Знаете, когда человеку говорят «послушай, вот здесь — грабли», или человек идёт и не видит грабли, наступает и получает по лбу. Но когда человеку говорят, что вот здесь грабли, нельзя сюда идти, а он идёт и получает по лбу, это втройне обиднее. Вот грабли, о которых мы сейчас говорим, я сейчас говорю, - это грабли, на которые мы указываем, ну, по крайней мере, несколько лет
  • Но какой смысл был потерять на системе ОМС 50 миллиардов [в целом по России], если эти деньги можно было направить на здравоохранение для финансирования, можно было в масштабах страны ситуацию сдвинуть и изменить

«ПО РЕЗУЛЬТАТАМ ГОДА СИТУАЦИЯ УХУДШИТСЯ В ДВА РАЗА»

Вместе с тем, проблемы в здравоохранении должны решаться на федеральном уровне, считает Антон Беялков:

«Мы любим декларировать, что Россия — это социальное государство, тогда давайте понимать, что социальное государство — это прежде всего государство, в котором не умирают люди при наличии денег на их лечение. Эта проблема должна решаться на уровне правительства прежде всего».

И он тут же сообщил, что денег на лечение граждан становится всё меньше. Например, федеральный бюджет на здравоохранение с 2013 года был урезан больше, чем наполовину. Это не могло не сказаться на регионах. Беляков сообщил, что в 2015 году на здравоохранение во Владимирской области бюджетные расходы составили более 16 миллиардов рублей, а в 2016 они сократятся вдове — до 8 с половиной миллиардов.

Сенатор считает, что в сегодняшней ситуации правительство выделяет деньги на поддержку банковской системы в надежде, что средства дойдут до реального сектора экономики, но этого не происходит. В итоге денег нет и на социалку.

Загрузка плеера

Вопрос сетевого издания ПроВладимир:

  • А вы пытались донести эти проблемы, обсудить ситуацию со Светланой Юрьевной [Орловой, губернатором Владимирской области], с руководством области, с администрацией?

Антон Беляков, представитель губернатора Владимирской области в Совете Федерации:

  • Эти проблемы очевидные, и эти проблемы обсуждались многократно. Более того, руководитель департамента здравоохранения [администрации Владимирской области Александр Кирюхин] несколько раз, за то я ему, кстати, признателен, проводил «горячие линии» телефонные с населением в рамках моей общественной приёмной, и у меня нет никаких иллюзий, что мы одинаково смотрим на проблему
  • Вопрос даже не в том, что тот или иной сотрудник сейчас плохо работал, а начнёт работать хорошо; это задача, которая должна решаться именно путём выработки некоей генеральной, стратегической, политической линии государства
  • Либо государство ставит своим приоритетом госкорпорации или поддержание банковской сферы, а потом Счётная палата говорит, что половина денег в банках потрачены не вполне корректно, либо государство ставит своим приоритетом некие социальные функции государства
  • Мы любим декларировать, что Россия — это социальное государство, тогда давайте понимать, что социальное государство — это прежде всего государство, в котором не умирают люди при наличии денег на их лечение. Эта проблема должна решаться на уровне правительства прежде всего

Вопрос ГТРК «Владимир»:

  • Почему такой большой разрыв, почему где-то 39 тысяч рублей средняя зарплата, а у нас во Владимире — 9 тысяч? При этом вы говорите, что, в общем-то, все у нас на здравоохранение смотрят здраво?

Антон Беляков:

  • Я не говорю, что все смотрят здраво. Я говорю, что есть вещи, которые конкретный чиновник в департаменте здравоохранения может решить, а есть вещи, которые он не может решить
  • В [две тысяча] четырнадцатом году мы потратили на здравоохранение, если мне не изменяет память, около 14 миллиардов рублей во Владимирской области
  • В [две тысяча] пятнадцатом году мы потратили 16 с половиной миллиардов, то есть больше
  • В [две тысяча] шестнадцатом году мы потратим в два раза меньше — 8 с половиной миллиардов [рублей]
  • Вот мы в нашем регионе, те цифры, которые я вам называл, где мы аутсайдеры и всё у нас не очень радужно. И рапортовать, что к нам приехали 39 [врачей] специалистов [из Москвы], как делают некоторые профильные депутаты Законодательного Собрания мажорно, я бы не стал — это скорее стыд, нежели радость
  • В этом году, по результатам года ситуация ухудшится ещё в два раза
  • Почему это происходит? Это происходит по разным причинам. Где-то, конечно, вот что касается сокращения ФАПов, я полагаю, что это всё-таки такая региональная политическая ошибка, этого не надо было делать, и мы с этим боролись, но часто эти решения принимались муниципальными депутатами, не ЗС [Законодательным Собранием], а вроде бы, это муниципалитеты решали. Как они решали, и кто на них давил, это понятно, но, тем не менее, это происходило
  • С вашего позволения, в цифрах ещё. У нас [в Российской Федерации] был некий бюджет на здравоохранение в [две тысячи] тринадцатом году. В [две тысячи] четырнадцатом году он был сокращён на 15%. В [две тысячи] пятнадцатом году, когда планировался бюджет, он был сокращён ещё на 15%, а потом были внесены поправки, и ещё на 20% [был урезан]. Таким образом он в общей сложности был усечён уже процентов на 40. В [две тысяча] шестнадцатом году мы вносили поправки дважды, и урезали его ещё, если мне не изменяет память, более, чем на 20%. В результате те цифры, которые я вам сейчас привёл, что с 16 миллиардов в регионе упало до 8 миллиардов, это же федеральный тренд
  • Мы считаем, что нужно в условиях экономического кризиса давать деньги банкам, чтобы они их направляли в реальный сектор, чего они не делают, и потом это констатируют экономисты, советники президента, финансисты, Счётная палата, но, тем не менее, правительство с упорством, достойного лучшего применения, продолжает это делать   

Смотрите также
Васенин усомнился в компетентности Белякова
Председатель бюджетного комитета ЗакСобрания Владимирской области Максим Васенин заявил, что заявлениями о резком сокращении расходов регионального бюджета на здравоохранение, сенатор Антон Беляков расписался в незнании того, как функционирует эта отрасль
Дружинники, библиотеки и «капуста»
В 2017 году во Владимирской области будут проиндексированы региональные социальные выплаты, несмотря на то, что бюджет будет «непростым». Следить за наполняемостью казны будут силовики с дружинниками, а информационное обеспечение этой работы наладят через библиотеки