Регистрация / Вход Ср, 07 декабря 2016, 11:38

Курышев говорит

Ровно через год после произошедшей в Мелехово смертельной аварии, депутат ЗакСобрания Владимирской области Сергей Курышев, обвиняемый в совершении «пьяного ДТП», начал давать показания
19 Мая 2015, 13:28 10 7845

18 мая 2015 года состоялось очередное заседание суда (уже 23-е по счету) по делу о смертельной аварии, произошедшей ровно год назад - в ночь с 18 на 19 мая 2014 года - в поселке Мелехово Ковровского района Владимирской области.

Вкратце напомним, что виновник аварии - кто именно это был, как раз и пытается выяснить суд - сидел за рулем внедорожника Range Rover. Именно он, выехав на «встречку», раздавил «Оку» пенсионера Анатолия Ермакова. Водитель отечественной малолитражки погиб. Виновник аварии (есть вероятность, что в машине он был не один) скрылся с места преступления.

После того, как следствие было закончено, в СИЗО оказался депутат, выбиравшийся в региональное ЗакСобрание от Ковровского района, Сергей Курышев - по версии следствия именно он, возвращаясь после некоего «мероприятия» во Владимир, не справился с управлением на повороте и вылетел на встречную полосу.

До настоящего времени в суде давали показания свидетели по делу. А 18 мая слово наконец-то взял сам обвиняемый Сергей Курышев.

Если вкратце, по версии обвиняемого, за рулем машины в момент ДТП сидел Александр Клюшенков-младший, на то время директор Ледового дворца В Мелехово. Кроме него в машине был экс-глава Ковровского района, его отец Александр Клюшенков-старший и водитель/приятель семьи Клюшенковых Александр Перепелкин.

Публикуем рассказ обвиняемого целиком.


КАК ОКАЗАЛСЯ В МЕЛЕХОВО

Загрузка плеера

  • 18 мая был выходной день. Мы съездили с женой в магазин, я помыл машину. Мы с соседями играли в теннис. Я занимался с детьми и делами по дому
  • Посмотрел свои планы на понедельник. Увидел, что у меня запланирована встреча с населением в городе Гороховец
  • Также на понедельник у меня была запланирована встреча с господином Клюшенковым Александром Викторовичем на 10 часов утра
  • У меня два телефона — один для звонков по работе, другой — для личных звонков
  • С рабочего телефона я позвонил Александру Викторовичу Клюшенкову, чтобы сказать, что завтра у меня не получится приехать и перенести встречу на другой удобный для него день или время
  • На телефона закончились денежные средства — с не смог с него позвонить
  • Я взял другой телефон, нашел в нем номер Александра Александровича Клюшенкова, позвонил ему и сказал, что мне нужно поговорить с его отцом
  • Он сказал: отец сейчас говорить не может, скажи мне, что нужно
  • Я ему объяснил, что у меня встреча с населением. И сказал, что смогу подъехать либо - до семи часов утра, либо позже — когда я поеду со встречи
  • Он говорит: а ты можешь сейчас приехать? Они собирались на хоккей, и предложил там встретиться
  • Я собрался, сложил в сумку необходимые вещи и поехал по Южному объезду в поселок Мелехово. Это было около 19:00
  • Подъехал к ДК «Мелехово». Там у «Мазды» Александра Клюшенкова я встретил Александра Перепелкина
  • Пока мы разговаривали с Перепелкиным, ко мне подошел Скорлупин. Скорлупин сказал, что ему поступила информация, будто бы в Коврове видели угнанную у него машину
  • В руке у Скорлупина была уже початая пластиковая бутылка пива литровая, по-моему
  • Я сказал, что иду к главе и предложил его заодно с ним познакомить
  • Сказал: спросишь у него, может кто-то что-то видел. Он тут всех знает. Он согласился. Мы вместе проехали буквально 50 метров и припарковались у входа в ДК «Мелехово»
  • Мы вышли из машины. На крыльце нас встретил Гюльмамедов с Клюшенковым — он стояли и разговаривали
  • Я представил Александра — сказал, что мы в футбол вместе играем, что он является сотрудником прокуратуры города Владимира, помощником городского прокурора
  • Мы зашли. По пути на второй этаж заглянули в директор Гордеевой — директора дома культуры
  • Мы поздоровались и пошли за ней на второй этаж
  • Там помещение ЗАГСа. Самое первое помещение называется фуршетной комнатой. Я там был на дне поселка, например. Всегда все застольные мероприятия проходили там
  • Там были сдвинуты столы. Стол был полностью накрыт. Я не видел, чтобы там была водка. Но видел там коньяк и виски. Также там стояли «Кола» и соки — большие двухлитровые пакеты
  • В этой комнате был Клюшенков Александр Викторович, который уже не в состоянии был встать со стула — он еле-еле поднялся, когда меня увидел. Он был в приличном состоянии алкогольного опьянения
  • Там была Куина Галина Алексеевна — глава поселка Мелехово. Были еще какие-то люди — я их видел раньше. Один, по-моему, является каким-то родственником Клюшенкова — то ли зять, то ли кто — не помню, как его зовут
  • Клюшенков еле поднялся. Платонов тоже был навеселе
  • Я сразу же представил Скорлупина — сказал, что вот встретил у вас тут у Ледового дворца. Он владимирский, оказался у вас тут в Мелехово — сотрудник прокуратуры города Владимира. Помощник прокурора города Владимира. Фамилию, по-моему, даже не называл
  • Клюшенков пригласил всех к столу — выпить за знакомство
  • Всем по рюмкам разлили. Там стояли обычные, не пластиковые рюмки
  • Все выпили. Я поднял рюмку и поставил её
  • Они стали частить. Наливали и наливали
  • Я не пил — к губам подносил и ставил
  • Он говорит: ты чего не пьешь? Я сказал, что не очень хорошо себя чувствую. У меня акклиматизация — я с Эмиратов прилетел несколько дня назад. И давление еще скачет. И поясница болит сильно. Поэтому я не будут употреблять сегодня

ЗАЧЕМ ПОЕХАЛИ В «АТРИУМ»

Загрузка плеера

  • Выходили все через боковую дверь — не через центральную, а через боковую. Там с двух сторон также стоят камеры видеонаблюдения, я хорошо их помню
  • И, кстати, помню камеру, которая стоит в фуршетной комнате. Я обращал на нее внимание, когда мы там размещались
  • Они мне говорили, что кроме нас эту запись никто не увидит. Так что, мол, можешь не переживать, что мы здесь собираемся
  • Мы вышли на улицу — там стоял возле кустиков Скорлупин. Ему было плохо, его тошнило. Видно, он перебрал чуть-чуть. Не рассчитал свои силы
  • Я подошел к машине, достал салфетки, дал ему вытереться
  • Он спросил, есть чем телефон подзарядить? Я сказал, что да, есть зарядник от «айфона» в машине
  • Я говорю: да поставь. Посиди чуть-чуть. У меня была вода — маленькая бутылочка. Посадил на переднее пассажирское сиденье. Дал ему воду. Включил телефон на зарядку
  • Минут 20 он там просидел. Я потом подхожу — он там прикемарил чуток
  • Я его разбудил. Сказал, пойдем еще немножко посидим, и я уже скоро домой собираюсь
  • Открыл дверь, а он мне там на коврик чуть-чуть нарыгал. Я говорю: Саш, ты чего, не вытерпел что ли? Я смахнул салфетками все это дело. Его вывел, телефон ему отдал. Машину закрыл, и мы с ним пошли обратно в клуб
  • У нас должен был состояться разговор. Я сказал Клюшенкову: Саш, по-моему, отец у тебя уже не в адеквате для того, чтобы разговаривать. Разговор, я чувствую, не получится
  • Он говорит, я сейчас с ним обсужу то, что вы хотели обсудить. И мы с тобой переговорим
  • На какое-то время они вышли. Затем вернулись в фуршетную комнату. Мы уже сидели — пили чай
  • Клюшенков Александр Александрович меня отозвал в сторону. Сказал, что переговорил с отцом по нашему вопросу и что он теперь компетентен разговаривать
  • Он говорит: пойдем к тебе в машину сядем и там переговорим
  • Мы спустились вниз. Вышли через главный вход и сели в мою машину
  • Не нашли мы той точки соприкосновения
  • Все разговоры, которые у нас велись, я записывал на диктофон
  • Я записывал не только этот разговор, но и все предварительные, которые у нас были с Клюшенковым-старшим. Вместе с этой было 5-6 эпизодов записи
  • Мы ни о чем не договорились. Зашли обратно в ДК. Он опять вызвал отца, и они опять пошли с ним куда-то разговаривать
  • Еще какое-то время я сидел в холле на лавочке — смотрел хоккей и уже не заходил в зал
  • А Скорлупин сидел наверху и уже спал практически
  • Затем Клюшенков вернулся и сказал, что те вопросы, которые я ему задал, он обсудил с отцом
  • Он сказал: давай мы с тобой куда-нибудь поедем, видишь, какая здесь обстановка — все ходят туда-сюда, поговорить негде
  • Он предложил доехать до города и спокойно посидеть в каком-нибудь кафе
  • Я говорю: хорошо, но надо Скорлупина с собой забрать. Он сказал, что поедет с нами
  • Я планировал ехать на своей машине. Но как раз ко входу подъехал Гюльмамедов и говорит: поехали я вас отвезу. И Клюшенков предложил поехать с Гюльмамедовым
  • Мы вчетвером сели в его машину. Мы со Скорлупиным сели сзади. Клюшенков сел на переднее пассажирское сиденье. И поехали в Ковров
  • Я не различаю там кафе — то ли «Атриум», то ли «Арсенал» - я не уточнил, куда мы приехали. Уже на улице смеркалось
  • Скорлупин остался около машины. А мы втроем — я, Клюшенков и Гюльмамедов подошли ко входу в ресторан
  • Стали заходить — выходит охранник и говорит, что через 5 минут мы закрываемся
  • Клюшенков спросил, где у них там можно посидеть и поговорить. Охранник предложил пройти в гостиницу и посидеть в холле — там стоит маленький столик и диван
  • Я забрал Скорлупина, и мы все вчетвером зашли в холл гостиницы
  • Гюльмамедов куда-то вышел и вернулся с небольшой бутылкой виски «Белая лошадь» и шоколадкой «Вдохновенье»
  • Администратор это увидела, и сказала: у нас здесь нельзя алкоголь пить — везде камеры стоят, у меня будут проблемы
  • Она предложила Клюшенкову снять номер. Он согласился: говорит, давайте переговорим ,а потом уедем
  • Я сказал: зачем все так усложнять? Предложил выйти на улицу и поговорить. И вообще, зачем это виски — никто пить не собирается. Скорлупину уже хватит, тебе тоже не стоит пить. А мы с Гюльмамедовым пить не будем
  • Он начал говорить: да чего мы никак договориться не можем? Ты же, мол, наш депутат. Почему ты не можешь наши вопросы порешать?
  • Я говорю: если есть спорные вопросы — их надо решать, а не ставить друг другу ультиматумы
  • Все-таки они меня уговорили, и мы в номер поднялись. Скорлупин сразу сел на кровать. А мы втроем — я, Гюльмамедов и Клюшенков сели за этот столик
  • Виски я пить не стал. Тем более, что я пью только определенные сорта виски. Потому что с остального болею
  • И тут мне Гюльмамедов говорит: ты чего, нас боишься — стал с прокурором ездить? Я говорю: нет, а прокурор сам приехал сюда
  • Мы с Клюшенковым завершили наш диалог. Я сказал: я вас понял, мне надо подумать несколько дней
  • Последний звонок я оттуда делал в 23:31
  • Скорлупин начал рваться во Владимир — сказал, что у него там какие-то встречи в клубе «Моника». Мы стали его отговаривать
  • Я позвонил Полежаевой — она являлась сотрудником в конторе, где я работал. Спросил, можно ли куда-то пойти в Коврове — я не хочу, чтобы мой товарищ в таком состоянии ехал во Владимир. Она согласилась — сказала, что чуть позже
  • Мы вышли на улицу. И там у нас с Гюльмамедовым получился словесный конфликт. Он начал говорить, мол, почему ты не хочешь соглашаться на наши условия — мы тебе нормально все предлагаем: «Ты же понимаешь, что здесь не просто так всё?», - говорит
  • Я говорю: да вы мне даже встречу с народом сделать не можете. А вас прошу, а вы приводите туда людей, которые говорят, что у них всё хорошо. Но такого же не бывает
  • Вот так мы поговорили с ним внизу на повышенных тонах. Я говорю: мне, если честно, даже общаться с вами не хочется

КАК ПРОИЗОШЛО ДТП

Загрузка плеера

  • Прямым ходом поехали обратно в Мелехово. Приехали в Мелехово. Обычно мы заезжали через ледовый дворец к посёлку, в дом культуры. А здесь мы заехали со стороны карьероуправления. Я не знаю, по какой причине
  • Проехали через карьероуправление и подъехали к дому культуры с другой стороны.
  • Около входа стояла моя машина. Мы остановились, не доезжая до нее метров 30-40.
  • Пока ехали, разговаривали со Скорлупиным: общались, смеялись, он мне показывал фотографии в своём телефоне, приколы какие-то
  • Разговорились и опять зацепились языками: на этот раз уже Скорлупин с Гюльмамедовым. Я в эту ситуацию встрял: «Чингиз, - говорю, - не надо ссориться, мы все люди здравые, друг друга понимаем». «Этот человек вообще здесь не причём, - говорю, - давай сейчас доедем, он поедет по своим делам»
  • Он остановился, из машины выскочили. Гюльмамедов такой весь вздыбленный на Сокрлупина. «Чингиз», - говорю, я встал такой вышел из машины. Я говорю: «Не надо ничего здесь разборки чинить». Я говорю: «Пускай человек идёт». «Саш, ты иди, - говорю, - или подожди меня, - говорю, - здесь, или езжай домой». Он пошёл в сторону сквера, я его потерял из вида там, может быть, метров десять он прошёл
  • Гюльмамедов мне говорит: «Давай отойдём туда в сторону, поговорим». Мы отошли в сторону. И там, как раз где мы стояли, где всё это дело было, камера, которая висит сбоку на ДК. Даже не на ледовом дворце, где вся площадка была видна, где всё происходило — что и как, там множество камер висело
  • Хочу заметить, по камерам опять же вопрос. Я проезжал на своей машине в апреле 2014-го года в посёлок Мелехово - у нас была договорена встреча там по поводу детского садика, по поводу спортзала в посёлке Малыгино. Я тогда приехал на своей машине в посёлок Мелехово, Клюшенков мне говорит: поехали на моей машине. Я ему сказал, что у меня машина не застрахована, я не хочу её оставлять здесь: вдруг, что с ней случится. Он мне говорит: «ты её под столб поставь, там камеры висят, две штуки. У нас здесь всё фиксируется, ничего с твоей машиной не случится». Я поставил свою машину под столб, и на его машине мы уехали в Малыгино
  • И вот когда мы с Гюльмамедовым вышли из машины для разговора, отошли в сторону, как раз вот эти две камеры сбоку ДК, они чётко смотрели на нас, и там было видно всю картину, что происходило. И машину Гюльмамедова, и нас самих
  • У нас получился неприятный разговор с ним. Он мне говорит: «Ты, видно, плохо понимаешь, что происходит вообще, мы тебя депутатом сделали, мы тебя и уберём. Ты почему с нами не идёшь на разговор на нормальный?». Я говорю: «Да мне ваша идеология, политика, то, что вы диктуете, она мне неинтересна. Я поддерживаю сторону губернатора, то, что она мне говорит, то, на что она даёт указания. Она (губернатор – ред.) и Законодательное Собрание - так и будет». «Мне, - говорю, - денег не нужно зарабатывать, у меня есть бизнес, у меня есть дом, машина, мне ничего не нужно ни от народа, ни от предпринимателей, ничего». «Я, - говорю, - пошёл в депутаты, чтобы чуть-чуть разбавить эту всю жижу, которая там была»
  • Гюльмамедов сказал, что ему всё равно: «Губернатор, что? Человек временный, она здесь пришла, и уйдёт, поработает и уйдёт». Я ему сказал, что нет ничего более постоянного, чем временное: «Зато у нас в области сейчас начинается движение какое-то, и вы зашевелились здесь, начали делать одно, другое, третье И пилотный проект стали строить по многодетным семьям»
  • Слово за слово у нас ним, я уже не помню дословно, что говорили друг другу. Обстановка накалилась. Гюльмамедов нанёс мне удар с правой стороны, правой рукой. Я сделал шаг назад и мгновенно выбросил левую руку - попал чётко ему прямо в челюсть или, может, выше челюсти чуть-чуть. И он моментально упал, прям вот как стоял, так и упал, потерял сознание. Я смотрю — вроде дышит, отошёл, а Клюшенков стоит около машины гюльмамедовской
  • Я взял свой портфель из машины, сумку свою, и мы направились к моей машине. Подходя к машине, я увидел, что около лавочки стоит господин Перепёлкин: я не знал тогда, как его фамилия, знал только, что его Александром зовут, и что он работает водителем в Ледовом дворце
  • На лавочке лежал Клюшенков Александр Викторович. Я не придал внимания тому, что они там делают, даже не задал никаких вопросов никому.
  • Я подошёл к своей машине, открыл дверь, поставил сумку на переднее сиденье, на пассажирское, и увидел, что у меня с руки течёт кровь. Ну, не течёт, а появилась кровь на руке
  • Я достал салфетку, стал вытирать, смотрю — у меня часов нет на руке. А часы были - на кожаном ремешке из крокодиловой кожи. Дорогие часы. Я взял вот эту салфетку зелёную, которая указана на фотографиях, и с ней пошёл туда, где был Гюльмамедов
  • Подошёл к Гюльмамедову, у него там кровь, из носа, видно. Где он лежал пятнышко крови 20 на 20 сантиметров примерно размером. Я посмотрел, на асфальте часов не было. Пошёл по кустам, и нашёл там свои часы, они валялись в кустиках. Это момент был виден на боковых камерах видеонаблюдения, как раз они туда смотрели, где я эти часы искал
  • Я нашёл свои часы, вытер руку салфеткой, вытер часы салфеткой. Пока там стоял, Гюльмамедова расшевелить хотел, он начал уже подавать какие-то признаки
  • Смотрю, Клюшенков-младший с Перепёлкиным берут Клюшенкова-старшего и затаскивают в мою машину, на заднее сиденье кладут. И он (Клюшенков-младший – ред.) мне кричит: «Серёга, что вы тут ругаетесь? У нас всё нормально, мы одна команда, зачем нам ругаться? Я сейчас доеду до дома, отца довезу, что-нибудь возьму выпить-закусить и приеду». Я даже не успел ничего возразить, они прыгнули в машину, машина завелась, и они поехали. Я же не побегу за машиной
  • Гюльмамедов очнулся. Сел в свою машину и поехал за ними - минуты через три-четыре он уехал после того, как они отъехали от ДК
  • Я остался у ДК, посмотрел машину Галины Александровны Гордеевой, машины не увидел, потому что я хорошо знаю её машину - Ford Fusion цвета такого синего, больше светлого. Там стояли ещё несколько машин около ДК, две машины там точно стояли
  • Я сел на ту лавочку, где Клюшенков (младший) сидел с Перпёлкиным. Сделал часы, вставил шпиндик, который выскочил, протёр их хорошо. Подождал, где-то минут 10-15 я там сидел. Потом пошёл в сторону дороги. Расстояние до дороги там — пройти надо в районе 70 метров, наверное. Вышел на дорогу, ещё постоял, подождал, нет никого. Взял телефон из кармана, стал его открывать, смотрю — телефон не мой. Хотел позвонить Клюшенкову (младшему), но там номера не нашёл клюшенковского. Я понял, что это телефон Скорлупина
  • Постоял ещё, поднял руку, по-моему, сразу первая машина остановилась. Я водителя спросил, как позвонить в дежурную часть, сообщить, что у меня тут машина уехала. Непонятно, люди просто нетрезвые были за рулём. Водитель сказал, что он не знает. Посоветовал позвонить «02». Я позвонил «02», не звонит «02» с мобильного телефона, сбрасывается, я не знаю почему
  • Я сел в машину и спросил, может ли он довезти меня до Владимира. Машина была Hyundai сине-зелёного цвета. Номер, я посмотрел на него, когда приехали во Владимир, номер у него был 327
  • Я дальше расскажу про эту ситуацию, там тоже фиксировалось всё, там камеры были, когда я приехал. И буквально минуту мы с ним проехали, как я увидел на обочине свою машину стоящую
  • Она стояла, зад хорошо был виден, не было видно, что там авария произошла - просто стояла моя машина на обочине с другой полосы. Я попросил водителя остановиться. Он остановился прямо напротив моей машины
  • Я вышел, но с этого ракурса не было видно, что там произошла авария. Я подошёл к машине, там уже несколько человек стояло около машины, на той стороне. Я говорю: «Что случилось?», и смотрю — там пар из-под капота валит. Смотрю — а там авария. Я сначала подумал, в столб или в остановку врезались, с той стороны не видно
  • Я говорю: «Что случилось?». А они говорят: «Авария, вон там другая машина, то ли «девятка», то ли «девяносто девятая», с той стороны». Я подошёл, дверь была открыта водительская, я наклонился, посмотрел, что в моей машине. Смотрю, нет никого в машине. Подушки сработаны в машине все. Есть следы крови на подушках. На нижней подушке в особенности было очень много крови
  • Я открыл вот этот подлокотник, который у меня между сиденьями, там у меня лежало портмоне с документами на машину, права, техталон на машину, карточка, чтобы заправляться и ещё какая-то мелочь там была
  • Я эту портмонэшку забрал оттуда, из машины. Потом заглянул в заднюю дверь. В салоне машины горел свет, потому что была открыта передняя дверь. Потом подошёл человек, с телефоном или с видеокамерой он был, с фотоаппаратом, фотографировал, снимал всё. Рядом с ним стоял парень, я спросил, вызвали ли скорую. Он сказал, что вызвали. Я повернул голову и увидел, что скорая стоит на противоположной стороне. Смотрю — там врачи вышли
  • Я сел в машину, в которой приехал (в Hyundai), и позвонил супруге своей. Говорю: «Аня, машину угнали. Не знаю, как позвонить - позвони Пахомову Мише, спроси, как в дежурную часть позвонить, или сама позвони. Скажи, что у меня из Мелехово угнали машину». Она спросила, что случилось. Я ей ответил, что подробности я ей позже расскажу, попросил сообщить в полицию сам факт, что угнали
  • Я посидел в машине минут пять. Поговорил, потом смотрю — водителя нет. Подхожу, они столпились там все около «Оки», смотрю — там водитель стоит, я ему говорю: «Поедемте». Вижу, что там человек в машине лежит. «Что за машина?», - говорю. Мне сказали, что то ли «Москвич», то ли непонятно, что за машина. Я водителю сказал, что надо ехать, мы с ним вместе подошли к машине, в которой приехали, сели в неё, он был весь под впечатлением, говорил, он не понял, что там за машина - «Ока» или не «Ока», что так опасно ездить стало, тем более на таких машинах
  • И стали мы отъезжать, я не знаю, может быть мне показалось, я на этом не концентрировался, там стояла машина Гюльмамедова, на противоположной стороны от аварии, за остановкой. Она стояла без опознавательных знаков, ни свет, ни лампочки не горели, ничего, двери были закрыты полностью. Но мне показалось, что это был Lexus Гюльмамедова. И мы поехали уже в сторону Владимира

НА ЧЁМ ПРИЕХАЛ ДОМОЙ

Загрузка плеера

  • Я жене говорю: ты позвонила? Она: да, ты как себя чувствуешь? Я говорю: все нормально, не переживай. Сказал: приеду домой — все расскажу
  • Мы подъехали к поселку — там у нас шлагбаум. Под этим шлагбаумом стоит камера, которая выводится на пост охраны
  • Я когда выходил, посмотрел на номер машины. Мы как раз стояли перед этой камерой. Все телодвижения, которые были — они были запечатлены
  • Но через два дня после аварии эту запись забрали. Следствие. Ко мне подошел сотрудник службы безопасности из ЧОПа, который у нас в поселке и сказал: вчера приезжали со следствия из Коврова. И изъяли у нас эту запись. Я говорю: ну, хорошо. Это было 20 или 21 числа
  • У нас есть вход с другой стороны — можно пройти, минуя пост охраны. Но все равно этот участок попадает в поле видеонаблюдения
  • Мы туда зашли, я взял деньги, вынес водителю тысячу рублей, и он уехал. Я зашел домой, воткнул телефон Скорлупина зарядку
  • Я Ане в двух словах рассказал, что моя машина попала в аварию, к которой я никак не причастен
  • Она попросила рассказать подробности. Я сказал, чтобы она не переживала, что все будет хорошо. Но все моменты не стал рассказывать
  • Она мне обработала руку. Кровь выделялась, но сильного кровотечения не было. Ничего эта кровь испачкать не могла
  • У меня еще с внутренней стороны была губа разбита — с левой стороны, но она этого даже не заметила. Я потом только следователю это уже сказал

КАК НАЧАЛОСЬ РАССЛЕДОВАНИЕ

Загрузка плеера


КАК ОСМАТРИВАЛ МАШИНУ

Загрузка плеера

  • Мы приехали в ГАИ смотреть мю машину. Она там стояла на парковке
  • Открыли машину, сказали посмотреть — пропали вещи не пропали
  • Я поднял подушку, которая валялась на полу. Под ней я нашел свой телефон. Он был выключен, так как был разряжен
  • Мне сказали: да забери его, зачем он нам нужен?
  • Все подушки я развернул — посмотрел. Никаких там вырезов 19-го числа не было
  • Каждую подушку мы осмотрели — я ее брал, разворачивал и смотрел. Так меня попросил сделать Пичугин
  • Бардачок не открывался. Они мне предложили его сломать, я решил оставить все как есть. Багажник тоже не открывался
  • Я откинул заднее сиденье, достал свои вещи
  • На водительском сиденье были жирные капли крови. Подушка была залита вместе с ковриком. Прям капли были разбрызганы. А на подушке пассажира крови не было
  • Но кровь была на ручке двери и на сиденье намазано. Также была кровь на двери водительской — в районе ручки, в районе нижнего кармана
  • На лобовом стекле было два отпечатка от голов — напротив водительского и пассажирского сидений. И было разбито боковое стекло водительское — на этом месте были сильные потеки крови
  • Лобовое стекло точно не было в крови — это я точно помню
  • Сзади у меня подлокотник — я когда езжу, всегда его опускаю. Подлокотник был подят. Я его опустил — смотрю, а нем что-то размазано: то ли кровь, то ли следы какого-то бурого вещества. Эти разводы больше в коричневу отдавали
  • И на задней спинке водительского сиденья была кровь. Чувствуется, кто-то рукой припечатал — видно было, что это ладонь

КАК ПИСАЛ ЗАЯВЛЕНИЕ

Загрузка плеера


КАК ВСТРЕЧАЛСЯ С ГЮЛЬМАМЕДОВЫМ ПОСЛЕ ДТП

Загрузка плеера

  • 20 числа мне позвонил Гюльмамедов, через день после моего допроса и всех этих мероприятий. Попросил встретиться с ним
  • Я ему говорю: «Нет желания с тобой встречаться и разговаривать я не хочу». Я отказался от встречи. Прошло несколько дней, опять он мне звонит с номера на 904, я запомнил, это был «Теле2». Говорит: «Давай встретимся, горящие вопросы, надо их срочно решить»
  • Я говорю: «Приезжай во Владимир, встретимся, поговорим. Буду где-то в городе, приедешь – наберешь». Он: «Я приехать не смогу, давай на нейтральной территории встретимся». «Где на нейтральной?» «Под Южный объездом, под пенкинским мостом давай там встретимся».
  • Мы с ним обозначились по времени, я не помню конкретно когда — где-то во второй половине дня. Я с водителем туда поехал. Приехал, встал под мостом, минут десять простоял – его не было. Через десять минут подъезжает сзади, пристраивается на «Фольксвагене Туареге»
  • Я вышел из машины с заднего сиденья. Мы встали между «Фольксвагеном» и «Тойотой». Я в костюме был, в пиджаке. Он говорит: «Сними, пожалуйста, положи в машину». Я: «А в чем причина?» Он: «Сними». Я пошел, снял пиджак, вышел в рубашке. Говорю: «Карманы выворачивать?» «Нет, не надо. Не выворачивай». (улыбается)
  • И начал диалог со мной: «У ребят проблемы, надо их как-то решать». «Вы сами эти проблемы создали – решайте. Я помогу, чем могу, но от меня ничего не зависит. Не знаю, как решать ваши проблемы. У меня самого из-за вас проблемы получаются на данный момент. Ты какие предложишь варианты решения, у вас в голове какие?» Он говорит: «Давай показания на Скорлупина дадим все вместе и вопрос решим»
  • Я: «А почему на Скорлупина именно?» «Мы так подумали, посоветовались с людьми. Он – сотрудник прокуратуры, они своего топить не будут, вытащат». «Вот вы красавцы, Скорлупина привязываете, сажаете его за руль, а у него трое детей. Он мне плохого ничего не сделал, зачем его вообще впихивать в эту ситуацию? Как-то решить вопрос по-другому нельзя? Думаете, что Скорлупин у вас палочка-выручалочка что ли? Я не буду давать показания на Скорлупина. Ни при каких обстоятельствах. Какие-то другие варианты есть еще? Вы примиритесь с потерпевшими, кто там потерпевший? Найдите, решите с ним вопрос. Я не знаю, что вам посоветовать»
  • Он меня слушал, потом говорит: «Мы с твоими показаниями знакомы, которые ты давал в полиции в понедельник, мы их чуть-чуть подкорректировали, но так-то все правильно, так держись». Я: «А мне чего держаться, я говорю, как есть, только не называю фамилии. Но там же все понятно, и камеры стоят на дворце ледовом, там всю ситуацию видно». Он: «Ты за это не переживай». «А за следы в машине вы Скорлупина сажаете?» «Это наши вопросы, мы с ними сами разберемся»
  • Потом мы с ним расстаемся. Тебя, говорит, в понедельник вызовут, но ты не переживай – все твои показания подкорректируются. Я согласился, и мы с ним разъехались. В понедельник мне привозит повестку домой сотрудник полиции, вызывает меня в Следственный комитет города Коврова к 10:30
  • Я приезжаю в понедельник, это было 29 мая, захожу в кабинет к следователю. Там сидит Скорлупин. Она: «Подождите, сейчас мы закончим и с Вами поговорим». Я подождал, в холле посидел минут 30, наверное. Выходит Скорлупин с допроса. Я говорю: «Саша, что?» «Все нормально, я сказал, как было». «Все правильно, так и надо. Не слушай никого»
  • Захожу туда. И начался допрос. Мы с ней сидели, она меня допрашивала, на компьютере печатала, задавала вопросы. Потом, когда существенные вопросы пошли, она после каждого вставала и выходила из кабинета, потом приходила с бумажкой. Там было написано что-то, она дальше по этой бумажке со мной вела диалог. Так было неоднократно
  • Потом приехали двое: один проводил у меня дома обыск, в гражданской одежде который был, и второй с ним, тоже в гражданской одежде. Она мне сказала, что нужно проехать, сдать кровь повторно и еще какие-то анализы, какие-то мероприятия провести
  • Я согласился, и мы с этими сотрудниками на их машине поехали в больницу, другую, не в ЦГБ, а не знаю в какую, большая больница. Поднялись с сотрудниками на второй этаж, зашли в кабинет, там нас приняли. Они показали ордер, врач взяла у меня кровь, перелила в пробирку, которую мы видели сейчас на доказательствах, с белой крышкой, закрыла при мне, они засунули ее в конверт, опечатали бумажкой с печатью Следственного комитета. Я расписался там, расписались эти двое сотрудников, расписался врач
  • Потом у меня выдернули волос с головы, взяли волос с груди, выдернули, сложили также все в конверт, запечатали таким же образом. Я расписался, все расписались. Потом палочкой ватной взяли слюну изо рта, также в конверт ее упаковали. После этих мероприятий мы вернулись с сотрудниками обратно в кабинет к следователю
  • Мы с ней продолжили допрос. Она также выходила постоянно, приходила с этими бумажками, даже дело на столе оставляла, никого в кабинете не было. (улыбается) Я сидел, смеялся. Потом мы с ней закончили допрос, она, образно говоря, некоторые моменты чуть-чуть в ее пользу корректировала
  • Когда допрос закончился, я заметил, что у нее в деле лежали какие-то бумажки, на которых был наклеен ярлычок, зелененький или синий, там было написано: подписать Курышеву. Она говорит, мол, тут документы оставили, Вам подписать. Я: «Что это за документы?» «Вас 19 числа допрашивали?» «Не допрашивали, я просто давал объяснение ситуации». «Видимо, Вы забыли подписать эти бумаги». Я подписал эти бумаги. Она их обратно в дело положила, даже бумажки эти не отклеила. Я расписался во всех показаниях и уехал
  • Потом, на следующий день, я хотел рассказать про аварию, которая была во Франции. На следующий день я с утра позвонил, говорю: «Светлана Евгеньевна, кое-что забыл Вам сказать, можно я подъеду?» «Подъезжай». Я приехал в Ковров на следующий день, уже 30-го получается, привез ей фотографии с ДТП во Франции, привез ей справку об аварии, где указан виновник, привез переписку страховой компании со стороной виновной – привез все документы, дал пояснения по этому поводу
  • Сказал, что страховку мне не заплатили, ремонтировал машину за свои деньги. Они сейчас разбираются, дела в суде. Машину, говорю, ремонтировал за свой счет и некоторые вещи там не менял. Некоторые вещи ставил с разборок, железяки покупал, не менял одну подушку безопасности, зашивал панель. В деле все есть. Не сам, в сервисе зашивали
  • Все объяснил по этой аварии, оставил фотографии и уехал. Больше меня никто не дергал, не вызывал никуда. Как раз в этот день, 30го числа, я заехал в ГИБДД после Следственного комитета, хотел спросить, можно ли снять машину с учета и как это вообще. Мне сказали, что нельзя
  • Я зашел туда, где она стояла, там рядом с ГАИ вход, ворота задвижные. Там была вот такая (показывает) незакрытая дверь, я зашел к своей машине спокойной, все там заходили. Посмотрел машину, на ней уже висел прозрачный скотч, все лобовое стекло было залито красным, отсвечивало красным. Когда я машину смотрел 19го, такого не было. Прямо сильно бросалось в глаза это стекло мне, что оно было залито красным. И я уехал

КАК ВСТРЕТИЛСЯ С КЛЮШЕНКОВЫМИ И БЫЛ АРЕСТОВАН

Загрузка плеера

  • 7 июля я еду по Коврову с Олегом, с водителем, и на светофоре мы поравнялись с машиной Клюшенкова-младшего
  • Я остановился, позвонил ему и говорю: «Александр, остановись, давай переговорим» Он говорит: «Давай через 20 минут около «Элит-Клуба». Я согласился. Мы подъехали и стали ждать
  • Подъезжает Клюшенков на своей машине и Гюльмамедов на своей машине. Вышли. В тот день, после ДТП я его увидел в первый раз. Я сразу понял, что что-то не так: Клюшенков со мной очень сухо поздоровался, на вытянутой руке. Обычно обниматься лезет, а сейчас очень сухо поздоровался
  • Он был в тёмных очках. На лице его были повреждения, которые уже сходили: на лбу, на бровях. Пигментация кожи была нарушена. Левое ухо было все запекшееся какой-то коркой. У Гюльмамедова в тот момент уже на лице ничего не было заметно после нашего с ним инцидента
  • Я ему задал вопрос: "Александр, вы собираетесь вопрос решать? Мне машина нужна. Я ее с учета не могу снять. Зачем она мне нужна разбитая? Вы не решаете вопрос с машиной". Я говорю: "Вы собираетесь это делать? Покупайте мне такую же или деньгами отдавайте" Он говорит: «Да, да мы сейчас решим всё, мы знаем, мы в курсе»
  • Я говорю: "Вы по вопросу решаете? Или не решаете?" Он говорит: «Тебя же не дергают никуда, не вызывают?» Я говорю: "Нет, меня не вызывают, я два раза был в полиции. Один раз - в полиции, один - в Следственном комитете" Он: "Ну, что ты переживаешь? Все нормально, не переживай!"
  • После нашего разговора с Клюшенковым приехал к своему адвокату знакомому и спросил, может ли он он организовать встречу с начальником Следственного комитета Еланцевым. Решил, что надо конструктивно поговорить. Он посоветовал мне ивановского адвоката, дал мне контакты — я поехал в Иваново и заключил с ней договор - с Обозиной Татьяной Николаевной
  • Объяснил ей позицию свою позицию. Сказал, что мне нужна встреча с Еланцевым, потому что не нравится всё, что происходит вокруг меня
  • Всё, я уехал из Коврова. И потом занимался своими делами депутатскими, по бизнесу своими делами: у меня еще в мае, как раз когда я был в Эмиратах, назрел конфликт с компаньоном Мезенцевым
  • Я приехал с Эмиратов, а он у меня вывез всю бухгалтерию из офиса, все отчеты вместе с бухгалтерами - в другой офис. И я все это время пытался с ним встретиться, а он меня избегал. В администрации меня видит - убегает. В полиции меня увидел — убежал
  • У нас есть компаньон общий ковровский здесь. Я приехал к нему, мы с ним сели - это были уже 20-ые числа июля. Я говорю: «Алексей, нам надо встречаться, разговаривать и расходиться по бизнесу. Или мою долю отдавайте, или как-то недвижимостью»
  • Решили встретиться. Я ему набираю, включаю громкую связь. Говорю: «Саш, привет» Он: «А это кто такой?» «Ты чего, не узнал меня?», - говорю. Он: «А, это Сергей Владимирович!» Я говорю: «Саш, когда встретимся?» Он паузу сделал, мы на громкой связи сидим с Алексеем, слушаем. Он мне говорит: «Да я не знаю даже, где с тобой встречаться. Наверное, с тобой у следователя встретимся». Я как сидел, даже подняться не мог. Выключил связь, а Леха говорит: «Сергей, я тебе помочь ничем не могу. Сами решайте вопрос. У вас там общая доля с ним - в бизнесе ковровском»
  • Потом через 2 дня я приехал в ресторан «Бюргер». Вижу, Мезенцев с каким-то человеком разговаривает около своей машины. Я не обратил особого внимания на это
  • А 25 июля я был в Москве. Тут мне звонит следователь из Следственного комитета Большаков, в час дня где-то и спрашивает могу ли я подъехать?
  • Я говорю, что я в Москве — может, на понедельник перенесем? А он: «Нет, надо сегодня»
  • Потом мне звонит адвокат Обозина и говорит: "Я договорилась с начальником на сегодня. Во сколько вы сможете?" Я бросил все дела, поехал во Владимир. Заскочил в душ, переоделся — и приехал в Следственный Комитет
  • Мы заходим в кабинет, и я вижу там того самого человека, с которым у «Бюргера» два дня назад Мезенцев разговаривал. Обозина говорит: «Это Ефремов - начальник того отдела, который занимается вашим делом»
  • Я сказал, что просил встречи с Еланцевым, а не с Ефремовым. Ефремов мне сказал, чтобы я прошел в другой кабинет. Захожу, а на меня там надевают наручники без объяснения причин
  • И тут же стоит человек с видеокамерой. Я говорю следователю: "На вашей территории находится посторонний человек. Почему он снимает видеокамерой? На каком основании?" Ответов я не получил. Вот оттуда я уехал в СИЗО. Без объяснения причин

Полная запись рассказа Сергея Курышева о событиях, произошедших 18 и 19 мая 2014 года.

Смотрите также
Кто получил взятку за Макдоналдс?
Жена бывшего главы города Покрова Евгения Саса, осуждённого к 11 годам лишения свободы в колонии строго режима с многомиллионным штрафом, заявила о невиновности своего супруга
Городская казна вновь расплатится за дорожные ямы
Владелец «Мазды», разбивший машину в дорожной яме, отсудил у ковровских чиновников почти 200 тысяч рублей