Регистрация / Вход Сб, 03 декабря 2016, 05:31

Карета, превращающаяся в тыкву

golov71
Сергей Головинов
11 Сентября 2014, 12:02 2 2442

Недавно услышал поздним вечером совсем нехарактерные для городского двора звуки. Как правило, с наступлением сумерек через открытое окно в квартиру врывается рев машин или диалоги о внешней политике. Залпы фейерверков по непонятно каким поводам тоже пожалуйста. А чаще - шумные разборки подвыпившей компании.

Но тут ближе к полуночи раздался... цокот копыт - звук скорее кинематографичный, чем урбанистический. Я не то чтобы не поверил своим ушам, но для порядку вышел на балкон. И увидел, как в нашем обычном дворе на улице Горького, можно сказать, в деловом центре Владимира, остановилось белое ландо.

Открытая карета встала рядом с соседним подъездом. Из нее вышел молодой человек, подал руку своей спутнице и расплатился с кучером. Парочка пиликнула домофоном и скрылась в подъезде. А белая карета развернулась и процокала из двора восвояси.

Вообще-то эти ребята из соседнего подъезда обычно перемещаются на черной «Мазде», которая и сейчас была припаркована рядом с моей машиной. Но вот именно этой ночью они вернулись откуда-то на карете.

Я предположил, что может быть у них годовщина знакомства - на семейную пару они еще не тянут по возрасту - и ребята решили таким романтичным образом завершить вечер в ресторане.

А дальше я подумал, что сам стал каким-то прожженным прагматиком и уже, вероятно, не способен на подобные красивые поступки. «Да и был ли когда-либо способен на эдакое гусарство?» - попыталось добить мое самолюбие мое же подсознание.

И тут на помощь пришла память. Дело было в начале 90-х, в Праге. Мы с другом немного загуляли в историческом центре. Думали, что метро в Праге так же, как в Москве, работает до часу ночи, и мы спокойно сможем вернуться в спальный район на окраине, где нас дожидался наш чешский товарищ. Но в Праге метро закрывается до полуночи.

Разбираться в расписании автобусов и трамваев мы тогда еще не научились, а таксист загнул такую цену, что захотелось неполиткорректно напомнить ему 68 год. И вот стоим мы на Староместской площади и не знаем, что делать. Туристы потихоньку рассасываются, сувенирщики сворачивают торговлю, а прогулочные кареты разъезжаются по конюшням.

Наверное, от безысходности подошли к одной из карет и, назвав адрес, поинтересовались, сколько стоит проезд. Оказалось, что именно этому извозчику ехать домой практически в том же направлении, и он за символическую плату готов нас доставить прямо до подъезда.

На радостях мы всю дорогу горланили песни и не заметили, как въехали во двор типовой девятиэтажки. Точно такие же есть и во Владимире, квартиры в этих домах из-за комфортной по советским временам планировки еще называют «чешками».

А наутро наш чешский друг Воха рассказывал нам, что теперь его соседи окончательно укрепились в мысли, что все русские - гуляки и кутилы, а их гусарство не знает границ. Мы подумали, что не стоит разрушать этот стереотип, и не стали рассказывать, что другого выхода добраться у нас просто не было.

К чему я это вспомнил? Ну, прежде всего, к тому, что ночи становятся холодными и окна уже не нараспашку. Так что киношные звуки цокающих копыт в ближайшее время навряд ли разбудят воспоминания лихой молодости.

А если чуть серьезней, то получается, что за красивыми жестами порой могут скрываться вполне себе приземленные и прагматичные поступки. И наоборот - за эффектной позой может стоять действительно романтичный порыв. Мне лично очень бы хотелось, чтобы ночное появление на белой карете парочки из соседнего подъезда было связано именно с чем-то таким романтичным.