Регистрация / Вход Вс, 04 декабря 2016, 23:27

Марш конформистов

livshitc
Николай Лившиц
13 Декабря 2012, 10:34 6 4616

Теннис, дзюдо – это еще понять можно. Но чтоб в такую холодрыгу и в прорубь – не было такого уговора! Конечно, во все времена из-за причуд вождей страдали нижние чины. Курил Петр I табак – и ты изволь курить. Кофе пил – подставляй чашку. При Елизавете-матушке завели театры, вошли в моду теноры сладкоголосые. И на местах принялись плодить домашних комедиантов и растить соловьев – методом оскопления. Пой, птичка, наддай, жертва искусства! И под привычки советских вождей подстраивалась номенклатура. При Сталине жила ночной жизнью – отец народов любил работать ночью. При Брежневе привыкала к затяжным застольям, наращивала печень. Потом, конечно, теннис, дзюдо. Но, ребята, одно дело ракеткой махать и в кимоно на татами валяться, а другое – скакать по морозу в сырых трусах. Это я про ЗаБег-ЗаПлыв. Мы, конечно, все за здоровый образ жизни, но давайте как-то постепенно начнем здорово жить. Плавно как-нибудь. Тренажерчик для начала освоим. Эспандер потянем. Мячиком о стенку постучим – назло соседям. А потом уж перейдем к водным процедурам. Потому как подстроиться под партийную линию желательно многим. Но сигануть в прорубь – это дудки, это пас.

Тут ведь надо учитывать что? Люди сознательно и подкоркой стремятся отождествить себя с какой-либо группой. Желательно - с властной, могучей, большой. Людям нужна самоидентификация с сильными мира сего. Не зря столько энтузиастов бросились шерудить свои родословные до двенадцатого колена, выискивая дворян, князей, или, на худой конец, купцов первой гильдии. Один мой знакомый еще в субтильном возрасте устроил ревизию скелетов в семейном шкафу. Дед у него был неродной, а кто родной - темно. Нехитрые подсчеты наводили на мысль. Бабушка забрюхатела от тайного дедушки в годы войны. Не исключен фронтовой роман. Дед мог быть генералом. Или – бери выше – маршалом! «Ну, скажи, скажи! - домогался юный следопыт у матери – Бабушка воевала?» «Пиз…й она воевала!» - сурово ответила мать, надолго отбив желание сына копаться в семейной хронике. Спустя десятки лет он, правда, узнал фамилию истинного деда. Она его не обрадовала. Генерал, а тем более маршал, с такой фамилией в советской армии точно не значился. Среди бандеровцев – мог.

Чего уж скрывать, и я в свое время не увязался. Говорили добрые люди, когда мне стукнуло шестнадцать, и пришла пора получать паспорт: бери фамилию матери. По матушке-то я – Суворов. Но подумалось: с чего вдруг? Ходил шестнадцать лет белой вороной, и на тебе – Суворов! Ладно бы хоть Иванов какой. Или Сидоров. Или Петров. А то на пустом месте и – Суворов. Это ж ответственность, значимость, вес. Чего доброго, раздвоение личности случится: было-то вон, а стал-то вон. В общем, не решился. Упустил шанс. То есть на сознательном уровне отмел возможность косвенно приобщиться к сонму великих. Но подкорка – дело другое. Она свое диктует. И мне, и тому, с дедом-бандеровцем. И миллионам наших соотечественников. Которые, если надо, поют соловьями, хлещут «Пшеничную» или хватают теннисную ракетку.

А тут - такая перспектива. ЗаБег-ЗаПлыв. Без всяких мутных родственников, без ночных бдений и истязаний желудка берешь руки в ноги, дуешь по владимирским улицам, слыша ветер в ушах и ощущая причастность к большому делу. Не один бежишь – уважаемые люди рядом бегут. Глава города бежит. Спикер бежит. Лучшие представители «Белого дома» бегут. И неизвестно, какой сюрприз тебя ждет на финише: может быть, очень даже приятный. Признаюсь, я сторонник здорового образа жизни. И подкорка требует: беги, беги, все бегут, и ты беги! Но когда дошли до зимних ванн, тут даже подкорка дала сбой. Регулируемые ею динамические стереотипы (привычки) вошли в противоречие с очагами возбуждения (доминантами). И корка - область сознательного - заверещала: «Куда?! Не Крещение, чай, сиди у батареи, грейся!». 

Знаете, чем хороша нынешняя жизнь. Наши, так сказать, местные реалии. Наличием альтернатив. Не полез в прорубь, и ладно. Там без тебя есть кому воду баламутить. А ты - топай на концерт губернаторского симфонического. На концерте хорошо. Не один сидишь – уважаемые люди рядом сидят. Губернатор сидит. Зам его сидит. Лучшие представители «Белого дома» сидят. И неизвестно, что будет в конце: может быть, сюрприз, и очень даже приятный. А еще можно купить книжицу по теории этногенеза. Говорят, новый ГФИ увлечен этой темой и даже защитил по ней докторскую. В случае чего, приключись такая оказия, сможешь парой умных фраз с ним перекинуться. И ждать сюрприза, может быть, очень даже приятного. Мой знакомый решил не упустить ни одной возможности. Он сразу после моржевания слушал симфонический концерт с философской книжкой в руке. Говорит, у него теперь масса хороших ощущений и предчувствие блестящих перспектив. 

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции