Регистрация / Вход Чт, 08 декабря 2016, 08:55

Истории владимирской жестокости

fokin
Пётр Фокин
16 Июня 2015, 20:04 3 11818

Огромное количество владимирцев уже знают о страшном и жестоком убийстве сразу трёх человек, которых нашли с пулевыми ранениями в головы в квартире одного из домов на улице Нижняя Дуброва. Об этом писали все СМИ. Вкратце напомним, вечером 14 июня 2015 года были обнаружены тела 42-летнего мужчины, его 36-летней беременной сожительницы и ее 16-летнего сына с огнестрельными ранениями в области головы.

По данному факту Следственным Комитетом возбуждено уголовное дело по признакам преступлений, предусмотренных пунктом «а» части 2 статьи 105 УК РФ (убийство трех лиц) и части 1 статьи 222 УК РФ (незаконный оборот оружия и боеприпасов).

С места происшествия изъяты вещественные доказательства, гильзы, пули. По предварительным данным, огнестрельные ранения потерпевшим причинены из пистолета калибра 9 мм. На теле женщины также обнаружены ножевые ранения в области шеи, плеча, груди и живота. Причём, удары ножом в живот женщине наносились таким образом, чтобы задеть ребёнка.

Следствие по понятным причинам не торопится раскрывать подробности этого жестокого тройного убийства. Старший помощник руководителя Следственного управления Следственного комитета России по Владимирской области Ирина Минина лишь заявила Зебра ТВ: «Мы это убийство обязательно раскроем».

В редакции Зебра ТВ пытались вспомнить, а были ли раньше во Владимире схожие преступления, больше похожие на бойню? И вспомнили про кровавое убийство пяти человек в коттеджном посёлке в районе Семязино тринадцатилетней давности. Кстати, это злодеяние было раскрыто в кратчайшие сроки.

Я работаю в СМИ с 1998 года. Семнадцатилетний стаж позволят делать утверждения типа «я видел много, я видел всякое». Но такое я видел только один раз, и хотел бы забыть, да вот последнее тройное убийство заставило вспомнить. Причём самой трагедии, понятно, никто, кроме убийц не мог видеть. Следователи по крупицам восстанавливали картину произошедшего, а прессе было дозволено получить лишь часть собранной ими информации. Но и этого хватало, чтобы прийти в ужас и задаваться риторическим вопросом: «Что случилось с людьми? Откуда такая беспричинная жестокость?».

Вот кратко о бойне, случившейся в сентябре 2002 года, освещением расследования которой занимались корреспонденты (и я, в том числе) не существующего ныне телеканала ТВ6-Владимир.

УБИЙСТВО ПО-РОДСТВЕННОМУ

В ночь с 20 на 21 сентября 2002 года в своём коттедже в Семязино была зверски убита семья Олега Митрофанова, директора мелкооптового вещевого рынка "Красносельский клондайк": убийцы зарезали самого Митрофанова, его жену Марину и двух сыновей - 14-летнего Артема и полуторагодовалого Арсения. Маленькому Арсению нанесли 7 ножевых ранений. Не пощадили и его няню.

На раскрытие этого преступления были брошены большие силы. Дело на контроль взяли Генпрокуратура и МВД.

26 сентября следственная бригада из сотрудников УВД и прокуратуры города отправилась в Калининградскую область, где 24-го числа, в день похорон семьи Митрофановых, были задержаны подозреваемые в убийстве Игорь Давыдов и Руслан Сторожев, оба — ранее судимые. Их личности были установлены в первые сутки после убийства, и оперативные сотрудники выяснили, что предполагаемые убийцы могут находиться в Калининградской области у родственников Сторожева.

Один из убийц — Давыдов — приходился двоюродным братом жены Митрофанова. В 2001 году она написала письмо на имя начальника Покровской колонии, где отбывал наказание ее двоюродный брат. Она сообщала, что в случае условно-досрочного освобождения могла предоставить ему рабочее место в своей фирме, куда Давыдов и устроился, выйдя на свободу, а затем жесткого убил кузину.

Суд начался 22 мая 2003 года, государственной обвинение поддерживал прокурор Владимирской области Александр Шайков. Действия убийц квалифицировали по статьям 105 (предумышленное убийство) и 162 (разбой). Руслан Сторожев полностью признал свою вину и заявил, что раскаивается в содеянном. Игорь Давыдов настаивал на своей невиновности и отказался давать показания.

В итоге, суд признал Игоря Давыдова и Руслан Сторожева виновными в убийстве пяти человек и разбое. Давыдов получил пожизненное заключение (впервые в судебной практике во Владимирской области), а Сторожев - 24 года строгого режима.

Некоторые подробности той истории вспомнили работавшие тогда следователями прокуратуры города Владимира Дмитрий Антонов и Владимир Мельник.

«ОНИ БЫ ВСЁ РАВНО НЕ ОСТАНОВИЛИСЬ ПЕРЕД УБИЙСТВОМ»

Старший следователь прокуратуры города Владимира Дмитрий Антонов (в настоящее время он старший инспектор Следственного управления Следственного Комитета России по Владимирской области) участвовал в первоначальном осмотре места происшествия.

«Я тринадцать лет отработал следователем «на земле», такого не видел ни до, ни после. Может быть, другие видели что-то подобное, я не видел», - рассказал он мне в телефонной беседе.

Антонов вспоминает, что Давыдов и Сторожев убивали членов семьи Митрофановых там, где их заставали, причём с особой жестокостью закололи ножом маленького Арсения, угрозы для них не представлявшего:

«Например, подростка (четырнадцатилетнего Артёма) они зарезали прямо перед компьютером. Он сидел в своей комнате играл в компьютерные игры, так компьютер и остался включённым. И ему прямо на этом месте перерезали горло, насколько я помню. Мужчину, хозяина коттеджа, убили в ванной. Пожилая няня была рядом с ребёнком. Они были обнаружены на первом этаже. Насколько я знаю, у ребёнка было 6 или 7 ножевых ранений. Когда вот это жульё поймали, их допрашивали о мотивах убийства именно ребёнка, который, естественно, свидетелем быть не мог, выяснилось, что один другому сказал: «Ты его добивай, чтобы он не пищал». Самым жестоким образом был убит полуторагодовалый ребёнок. Он был буквально затыкан ножом. Но парню-подростку перерезали горно, и если чисто визуально смотреть, то самый жуткий, конечно, труп был его, там крови было больше всего, выглядело это страшно. Но там просто одно движение было ножом горлу. Но больше всего жестокости было по отношению к ребёнку. Причём это была беспричинная жестокость, он не мог быть свидетелем в силу своего возраста, он не мог никого запомнить, его убили просто потому, что он пищал».

Со слов Дмитрия Антонова ребёнка убивал Сторожев.

«У них умысел был на ограбление. Давыдов сказал Сторожеву, что у него есть двоюродная сестра, она живёт богато, у неё коттедж, там можно поживиться, - продолжает бывший старший следователь городской прокуратуры. - Они пришли за вещами, ну и наткнулись на всё семейство и учинили вот эту расправу. У них было маргинальное сознание, им наркотики были нужны, выпить нужно было, поэтому они бы всё равно не остановились перед убийством, если бы кто-то перед ними встал, о чём и говорят последствия этого жуткого происшествия. То, что они унесли, большой ценности не представляло. Пять человек были уничтожены из-за какой-то мелочи — немножко денег, немножко ценностей. Ничего особенного они не взяли. Там обстановка в доме не была особо роскошной, обычная нормальная обстановка. Чисто в бытовом плане в доме было всё, что нужно, но чего-то из ряда вон выходящего там не было. Книги там были дорогие, но книги убийц не интересовали, естественно, они, наверное, и ценности-то их не понимали. Довольно-таки навороченный для того времени компьютер они оставили».

Дмитрий Антонов рассказал, что им на месте происшествия при первичном осмотре были обнаружены отпечатки пальцев, которые впоследствии фигурировали в деле в качестве улики. После этого было ещё несколько осмотров сцены трагедии, были найдены другие доказательства.

Дело было раскрыто в кратчайшие сроки.

«Очень быстро они (Давыдов и Сторожев) были установлены, очень быстро работали оперативные сотрудники, были подключены все лучшие силы уголовного розыска, УБОП и так далее, - вспоминает Дмитрий Антонов. - Мы ещё даже осмотр не успели закончить, а уже была информация о том, кто может быть причастен к этому убийству, и сразу же начали их искать. А они очень быстро смотались за пределы области».

«Я НЕ ВИДЕЛ В ИХ ГЛАЗАХ ПРИЗНАКОВ РАСКАЯНИЯ»

Расследовал уголовное дело об убийстве семьи Митрофановых Владимир Мельник, следователь по особо важным делам прокуратуры города Владимира (в настоящее время заместитель Владимирского прокурора по надзору за соблюдением законности в исправительных учреждениях). Он работает в правоохранительных органах с 1987 года, такого массового убийства в его практике не было:

«Нет, такого преступления на моей памяти не было ни до, ни после. Были убийства с двумя и тремя потерпевшими, но похожего не было. Там же были убиты и дети, нянечка, красивая, молодая семья. Ребёнку было нанесено 23 удара ножом, из них около 12 насквозь пробили малыша. Он был убит из-за того, что раздражал их плачем, а один из осуждённых ведь был его родственником. Очень жестокое преступление. По жестокости данного убийства, в принципе, можно провести параллель с другими преступлениями. Но я бы не сказал, что оно более жестокое, чем, например, когда один сотрудник правоохранительных органов убил другого сотрудника правоохранительных органов, своего же друга, спецназовца, задушил ногой лежащего. Такое бывает крайне редко, только в кино. Впоследствии, когда он протрезвел, то ещё отрезал ему и голову. Я же был «важняк» (следователем по особо важным делам), у меня очень много дел было. У меня и маньяки были владимирские, изнасилования, убийства, много всего».

Владимир Мельник вспоминает, что после первичного осмотра места убийства коттедж осматривался ещё дважды, и каждый раз находились новые улики, которые впоследствии легли в основу обвинения Давыдова и Сторожева.

«Там велась оперативно-следственная работа, доминировала оперативная работа, - рассказывает бывший городской «важняк». - Буквально в течение трёх-пяти дней мы установили личности подозреваемых, были разосланы соответствующие «сторожовки» туда, где они могли появиться, и мне пришлось в составе группы вылетать в Калининградскую область, в город Краснознаменск. Мы там их в суде арестовали, провели ряд экспертиз, и этапировали их сюда. Потом была череда следственных действий. Я в течение десяти дней каждый день отчитывался перед Москвой, так как дело было на контроле в Генеральной прокуратуре. Надо было хорошо расследовать в максимально сжатые сроки, хотя нужно было сделать несколько сложных, длительных по времени экспертиз».

Мельник говорит, что под давлением неопровержимых доказательств Руслан Сторожев пошёл на контакт со следствием, а двоюродный брат убитой Марины Митрофановой Игорь Давыдов на сотрудничество не шёл. В ходе расследования убийцы раскаяния не выказывали:

«У меня достаточно богатый следственный опыт, и я не видел в их глазах (Двыдова и Сторожева) признаков раскаяния, - вспоминает Владимир Мельник. - При том, что семья, невинные люди, погибли почём зря. Их убили фактически ни за что. Я прекрасно понимал, что убийцы шли за более значимой добычей, там сейфы были, и так далее. Конечно, Олег Митрофанов был директором рынка «Клондайк», и они надеялись, были уверены, что там много ценных вещей, драгоценностей и денег. На самом деле всё это оказалось пшиком, хотя они пытались вскрыть сейфы».

СТОРОЖЕВ МОЖЕТ ВЫЙТИ ПО УДО

Как мне удалось выяснить, Руслан Сторожев отбывает наказание в одной из колоний строгого режима на территории Владимирской области. Для него право на условно досрочное освобождение (УДО) может наступить в 2018 году. Для этого нужно, чтобы он доказал, что прочно встал на путь исправления.

Приговорённый к пожизненному наказанию Игорь Давыдов должен содержаться в колонии особого режима (типа «Белый лебедь» или «Чёрный дельфин»), которых во Владимирской области нет. Мне точно известно, что в печально знаменитом Владимирском Централе его нет. Теоретически, после проведения 25 лет в заключении, он может претендовать на УДО, но при том условии, что все эти четверть века он вёл себя образцово.