Регистрация / Вход Вс, 11 декабря 2016, 14:50

Музей или доходный дом

Mironova
Ольга Миронова
10 Октября 2016, 14:11 11 4739

5 октября «ВВ» поместили интервью с новым директором ГВСМЗ И.В. Конышевым. При поверхностном чтении его ответов может сложиться впечатление, что с таким директором всё в музее будет отлично. Однако при ближайшем рассмотрении понимаешь, что эти ответы отнюдь не передают подлинных намерений, что это лишь ловкое жонглирование словами и понятиями, изобличающее опытного политтехнолога. Смысл при этом незаметно смещается, как в слогане передачки на РР «Аурум иннутеле» (бесполезное золото): «Полезное не всегда бывает приятным, а бесполезное - бывает». Конструкция фразы и интонация предполагают противопоставление, а его нет: и то, и другое равно бывают как приятным, так и неприятным. Но раскусить этот силлогизм не так-то просто, на что и расчёт.

Разберём, не нарушая контекста, несколько цитат.

- «ВСМЗ по праву входит в десятку лучших федеральных музеев страны. В том числе - и по объему посетителей, что тоже очень важно. То есть у нас есть отличная прочная база для развития и модернизации». Отсюда можно предположить, что впечатления были позитивны. Однако из других ответов следует обратное.

- «С развитием коммуникации музей перестал быть основным источником информации о культуре и истории страны или области». Ни один музей никогда им и не был! Дополнительным – был, а основной источник, как известно - книги, которые «суть реки, наполняющие Вселенную», в том числе Интернет. Хранилищем первоисточников – да, музей был и есть наряду с архивными и другими хранилищами артефактов. Т.е., здесь ничего не изменилось, и модернизировать нечего.

- «Возможно, что сейчас в музее важен не столько сам предмет показа, сколько его качественная подача... Мы должны сформировать современно организованную площадку показа…» Имеется в виду, что «площадки» ГВСМЗ некачественны? Так с чего бы это он был так популярен и отмечен таким обилием высоких наград, включая звание А.И. Аксёновой «Герой труда»? Лучшее, как известно, враг хорошего. И что-то ничего не слышно было о таких успехах в «Горках Ленинских». Стало быть, и это не причина.

- «На каком-то этапе интерес владимирцев к ВСМЗ снизился». На чём основано это утверждение, на какой статистике, где она? Нет такой статистики, поскольку интерес и не думает снижаться. И здесь нет причины «модернизации».

- «Сегодня жители крупных городов досуг проводят больше в торговых центрах, нежели в музеях. Но музей обязан меняться и создавать условия для удобного и комфортного досуга. Такие, чтобы человек при принятии решения, куда пойти в выходные: в мегамолл или в музей - выбрал бы музей». Некорректно сравнивать музей и «мегамолл» (а как это по-русски?). Это всё равно, что спрашивать ребёнка, кого он любит больше – папу или маму. Есть же пословица: делу – время, и потехе – час, т.е. тоже некоторое время. У развлекательных центров другой задачи и нет, как развлекать, и весьма недёшево. А у музея – иная миссия, о которой так глубоко задумывается г. директор. А до него, видимо, никто в музее не думал ни о миссии, ни о досуге. Откуда же посещаемость и прочие достоинства, отмеченные в начале интервью? И это не причина…

- «Государственная субсидия, покрывающая более половины наших расходов…» И это очень, супер-много! В Кодексе ИКОМ внебюджетным средствам отводится лишь 5-10 %, а у нас – более 40%. Владимирцам не надо напоминать, что при Аксёновой музей одним из первых в стране стал сам зарабатывать деньги, которых, действительно, хватало и на ремонтные, и на реставрационные работы, современные привлекательные экспозиции и многое другое. Но это прежним «мы». А про нынешних «мы» этого пока сказать нельзя. А «мы», как известно, бывают разные.

- «Мы должны зарабатывать, чтобы сохраняться и развиваться». Этот тезис не только не нов, но более того – этим же музеем придуман, т.е. прежние «мы» отлично это делали и делают, а учёного учить – только портить. Но музей не должен превращаться в «доходный дом»!

«Цель (музея) - создание комфортной среды проживания во Владимирской области… Все важные вещи, которые должен делать музей, - воспитывать патриотизм, любовь к родному месту, знание культуры - не будут применимы, если молодежь разбежится». Оказывается, это не ЖКХ, Автодор, Горадминистрация и т. д. должны создавать комфортную среду проживания, а музей! Не должен он этого, об этом и без него есть кому заботиться. Опять мимо.

- «Надо сделать так, чтобы новые поколения осознали: музей - это часть нормальной полноценной социальной жизни, часть городской среды, которая передаёт культурный код от старших поколений молодым». Всё это уже давно сделано, именно поэтому так и любят наш Детский центр. Но его посещаемость, по словам г. директора, меньше, чем маленькой белокаменной церкви XII в. Кидекше. Где эти цифры, откуда взялось это сравнение? А и нет никаких цифр, зато на людей отлично действует простая психическая атака. Поэтому город может лишиться всеми любимого Детского центра в его настоящем виде.

А что касается приоритета воспитания и образования над развлечением, прописанных в кодексе ИКОМ, то г. директор на встрече с музейной наукой непринуждённо махнул рукой и заявил примерно следующее: мало ли чего они там понапишут. А как он собирается воспитывать в молодёжи «любовь к родному месту», если провозгласил, что участие в исследованиях и конференциях, а они у нас по преимуществу краеведческие, не будет влиять на «доход», т.е. зарплату научного сотрудника? Вот вам и «культурный код»! Молодёжь «разбежится» как раз тогда, когда увидит, что музей ничем не отличается от «магамолла», который к тому же ближе к дому. Кстати, уже сейчас численность пенсионеры составляет более трети населения Владимирской области. А музей будет ориентирован на тинэйджеров…

- «…Создавать современный внешний интерфейс». Что это такое и опять же - нельзя ли по-русски? Очевидно, имеется в виду новый логотип? Так предъявите его хотя бы работникам музея! Да и стоил он недёшево… А прежний давно создан и отлично до сих пор работал.

- «…как стать дружественным местом прежде всего для владимирцев». Г. директор только ещё собирается «думать» об этом. А музей давно стал родным и любимым для многих. Этих многих может стать и больше, но «мегамоллы» не переплюнуть, потому что музей – это всё-таки в каком-то смысле интеллектуальная роскошь, а не место отправления или обеспечения неизбежных физиологических нужд. Превратить музей вместо круглосуточного столпотворения (а таких нет даже среди вокзалов) – это цель и задача? Похоже, что именно это.

– «Совершенно точно в музее должны быть кафе, сувенирные лавки и книжные магазины с разнообразным ассортиментом. Это и есть элемент того самого дружественного интерфейса». Кто это «совершенно точно» постановил? Странные всё же представления о дружественности у г. директора! А содержать и обслуживать их кто будет? Тем более, что всё это есть в ВСМЗ, в известной, конечно, пропорции, не делающей из музея «мегамолл», общепит и торговую точку.

Особо хотелось бы прокомментировать «кадровый» вопрос и ответ, которые приводим полностью: Люди консервативны, перемен не любят и боятся. Как сотрудники музея относятся к Вашим идеям?

- «Вопреки всем «страшилкам» мы никого не уволили, а наоборот, принимаем на работу. Никто не уволился. Но надо работать и над формированием «скамейки запасных», ведь многие сотрудники ВСМЗ, обладающие уникальными компетенциями, - люди предпенсионного возраста. И нам необходимо организовать передачу этих компетенций, иначе они будут утеряны. Это, кстати, проблема: где взять эту молодежь, как сделать музей привлекательным для нее местом работы? Вот почему отъезд молодежи меня так волнует: ведь уезжают, как правило, самые активные, возможно, мои потенциальные сотрудники... Теперь - об управлении изменениями, которые - да - всегда сложны и страшны. Здесь очень важно отношение ключевых игроков, которые должны осознать важность и необходимость изменений. К чести ключевых сотрудников ВСМЗ, все они осознают необходимость развития музея-заповедника».

Музей за свою историю пережил столько и таких перемен, что г. директору и не снилось. Даже за последние 30 лет. Сотрудники музея отнюдь не консервативны. Разве это видно по нашим экспозициям и выставкам? Впрочем, каждый видит, что может. На вопрос, как сотрудники относятся, последовал характерный ответ о «страшилках». Что это за страшилки, стоило бы их озвучить: нет дыма без огня. Передачу «компетенций» сделать проще всего, а вот добиться компетентности гораздо трудней. Настоящий музейный работник – «товар» штучный, воспитывается долго, почти как в Древней Руси иконописец. Только лет через 10 он становится более или менее подходящим для «скамейки запасных», о которой так печётся г. директор. Кстати, возраст в музее важен не более, чем в академической науке и политике. Да и не спорт у нас, чтобы сидеть на «скамейке запасных». То-то рады «ключевые сотрудники», что за ними будет стоять скамейка с «запасными»!

А кто такие «ключевые сотрудники»? Заместители ген. директора? Но они совсем не обязательно «ключевые» (кстати, и среди них не все поголовно согласны с г. директором). Экспозиции и выставки, экскурсии и сценарии публичных мероприятий создают не только и не столько они. Основу музея составляет музейная наука и фонды. Всё остальное производно. С коллективом же практически нет общения, нет и намёка на диалог. Необходимость развития осознают все, вопрос в том, как его понимать. А это не обсуждается, даже с пожизненным почётным Президентом музея, хотя у неё как раз есть предложения именно по развитию.

- «Для размещения лучшей в стране коллекции хрусталя здание Георгиевского собора не подходит… надо, чтобы через какое-то время у Музея хрусталя появились новые площади… чтобы это было гордостью города, региона и всей России». Во-первых, это сугубо личный, оригинальный взгляд – что Георгиевский собор не подходит для Музея хрусталя. До сих пор все считали, что исключительно подходит и давно стал гордостью города, региона, всей России и не только, а особенно музеев, имеющих коллекции стекла. Во-вторых, странно слушать из уст музейного директора о новых зданиях. Разве он не знает, что в стране практически нет ни одного самостоятельного здания, специально построенного для музея? А «бренд» ГВСМЗ именно в современной и одновременно органичной музеефикации древних церковных памятников (других музею не давали), чего не сумел ни один другой музей или музей-заповедник.

И в заключение, по сложившейся уже традиции, о мифической диссертации. Очевидно, свой по-детски непосредственный ответ кажется г. директору подкупающе симпатичным. На самом деле опять получается обратное: на представлении нового директора министерский чиновник объявил его кандидатом исторических наук и обещал исходящий из этого исторический подход, и новый директор не возражал! И при попытках СМИ уточнить подробности ушёл от ответа. Т.е. в результате получается, что проявил себя самозванцем. И все остальные ответы следует, очевидно, принимать с такой же поправкой на приёмы политтехнолога.

В результате видится пока такой выход из создавшейся опасной ситуации: создание Попечительского совета из представителей местной гуманитарной интеллигенции под председательством Почётного Президента ГВСМЗ, что при любом «развитии и модернизации» поможет сохранить в концепции музея традиционные ценности.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции