Регистрация / Вход Чт, 08 декабря 2016, 21:18

Тайное общество Достоевского

livshitc
Николай Лившиц
26 Октября 2012, 06:47 4 6650
Шаблонность мышления – вот что нам мешает. На любой вопрос находим простой ответ: «Отчего поет соловей? Жрать хочет, вот и поет!». Для нас вся «Анна Каренина» укладывается в сухие строчки криминальных сводок: «На станции Обираловка обнаружен труп гр-ки К., 1837 г.р., предположительная причина смерти – самоубийство». А масштабная картина нравов дворянской среды, а психологические зарисовки, а размышления об аlter ego Левина, а несчастная любовь, в конце концов - это все так, ерунда, антураж, лишние подробности. До них ли современному человеку? 


Вот и с Z-клубом, на мой взгляд, та же история. Подпольное казино, криминал, деньги – всё это так стереотипно, так созвучно тем реалиям, что сконструировали в наших головах СМИ. Как удачно вписалось это дело в громкую кампанию по ликвидации подпольных казино! Как убедительна оперативная съемка: прыгающая камера, испуганные лица, брошенные на стол фишки! Какой простор для дум дает молчание учредителей Z-клуба! Между тем, молчание это, вполне может быть, объясняется той причиной, что объективная картина – куда более фантастична и неправдоподобна, чем стандартная форма полицейских отчетов. Но – если мы на минуту закроем уши, чтобы унять галдеж толпы разоблачителей, и подумаем об этом случае с иных позиций, может быть, все станет на свои места. 


Вникните. Где все произошло? В сердце Владимира. В святом для каждого жителя страны месте. Здесь зарождалась наша государственность. Здесь проезжали князья и цари. Здесь по этапу в Сибирь шли декабристы и писатели, и Федор Михайлович Достоевский в «Преступлении и наказании» помянул знаменитый тракт: «У Родиона Романовича две дороги: или пуля в лоб, или по Владимирке». И после этого нам говорят, что здесь же, в этом святом месте, словно у Верки-модистки в Марьиной роще, кто-то сообразил банчишко? Какая тоска и нелепость!


Уверен, всему этому есть более удачное объяснение. Более приличное. Более возвышенное, что ли. Ну, скажем, в тишине отдельных кабинетов Z-клуба собиралась неравнодушные к литературе владимирцы. Это, представим, было тайное общество почитателей того же Достоевского. Отсюда рулетки, карты, фишки и прочие атрибуты игры, которой так подвержен был великий писатель. Помните, его письма супруге: «Ангел мой, Аня... А тут игра, от которой оторваться не мог. Можешь представить, в каком я был возбуждении. Представь же себе: начал играть ещё утром и к обеду проиграл 16 империалов. Оставалось только 12 да несколько талеров. Пошёл после обеда с тем, чтобы быть благоразумнее до нельзя и, слава Богу, отыграл все 16 проигранных да сверх того выиграл 100 гульденов. А мог бы выиграть 300, потому что уже были в руках, да рискнул и спустил».


И тогда все встает на свои места! Ну, судите сами. Почитатели Венички Ерофеева на день его рождения глушат водку в знаменитой электричке, и это считается не нарушением, а доброй традицией. В Балтиморе вот уже 60 лет подряд на могилу Эдгара По дряхлый старик приносит полбутылки коньяка, и ни один кладбищенский смотритель не гонит дедушку взашей (спиртное на кладбище запрещено), а наоборот, умиляется этому обстоятельству. Или вот на Сахалине - ну что тебе сказать про Сахалин? - даже там на выставке «Памяти А. П. Чехова» с помпой представили бутылку вина, выпущенную к 150-летию со дня рождения писателя. В музее Сименона вам покажут набор курительных трубок. В музее Диккенса расскажут о маниакальной страсти знаменитого англичанина к покойницким биркам, саванам и прочим аксессуарам дамы с косой. Да мало ли какие странности и необычные привычки сопутствовали гениям, говорить о которых нужно хотя бы для расширения кругозора и воссоздании полноты образа героя! На этом фоне наличие у владимирских почитателей творчества Достоевского карт, фишек и рулетки вполне закономерно. Вы еще книгу «Игрок» запретите, черт побери!


Уверен, недоразумение могло бы разрешиться в тот же день, вернее вечер. Если бы парни из СОБРа, неловко уронившие знатоков литературы на пол, подняли бы их и, достав табельное оружие, тактично поинтересовались бы у каждого, как тот относится к Федору Михайловичу - нет сомнений, ответы были бы самые лестные для прославленного писателя. Даже новички клуба, в глубине души ставившие Успенского или Помяловского не ниже Достоевского, после такой душевной беседы пришли бы к убеждению, что Достоевский куда круче.


А теперь – поздно. Любые робкие слова о литературе утонут в море улюлюканья и смеха. Любые ссылки на Федора Михайловича сочтут бредом и отпирательством. Скажешь, что рулетка – всего лишь повод поговорить о великом писателе – получишь под нос протокол об изъятии оборудования для казино. «Кто подставил главного единоросса области?» - вопрошают сегодняшние «Владимирские ведомости». Кто, кто… Дед Пихто. Косность нашего мышления и неверие в чудеса – вот и весь ответ. Две недели назад накрыли подпольный цех по выпуску «Хеннесси» в Камешковском районе. Сказали – криминал. А бутлегерство цыган, красочно и весело изображенное в фильме Кустурицы «Черная кошка, белый кот» - это почему-то классика. Не хотим мы разбираться в высоком, да-с. А все твердим: «Отчего соловей поет? Жрать хочет, вот и поет!».