Регистрация / Вход Вс, 04 декабря 2016, 17:21

Владимир-Могадишо

myasnikov
Александр Мясников
20 Ноября 2013, 14:57 2 4527

Нет, в этой заметке речь не пойдет о фотоохоте успешного корреспондента в междуречье Джубы и Веби-Шебели или о покорении гор Уарсанжели-Миджуртина. Здесь вы не найдете и сводок с полей от военкора, расположившегося в штабе исламистского движения “Аш-Шабааб”

Мы поговорим о вещах не менее значимых, но все же беременных женщин и несовершеннолетних детей попросим от прочтения сего опуса воздержаться.

Итак, не будем пока забегать далеко – восточноафриканская республика подождет. Заглянем в Департамент ЗАГС Администрации Владимирской области. Пустые слова заканчиваются там, где начинаются сухие цифры. А где их найти, как не в региональном ведомстве, на профессиональной основе занимающимся всевозможными подсчетами смены нашего с вами состояния.

Как сообщает региональный ЗАГС, за октябрь месяц в городе Владимире родились 416 детишек, а сей бренный мир покинуло 475 человек. Безусловно, здесь убежденные критики насторожились, ведь как известно “there are three kinds of lies: lies, damned lies, and statistics” и подобными цифрами можно манипулировать как угодно. Что же, копнём поглубже. Если взять мой родной Кольчугинский район, то за этот период родились 57, а умерли 85 человек. Другими словами, во Владимире смертность составила 114% от рождаемости, в Кольчугинском районе 149%. И тут должна обрушиться волна критики: как же так, ведь по данным загсов демографическую ситуацию никто не отслеживает. Отчасти они правы, поскольку здесь отражается информация о всех, скажем, умерших, включая и тех, кому не посчастливилось приехать в нашу область в последний раз. То есть без привязки к «прописке». Да, но из каждого правила есть исключение: что Владимир, что Кольчугино имеют небольшое преимущество с точки зрения показателей рождаемости по учету актов гражданского состояния. Именно сюда, чаще не по своей воле, едут рожать мамочки из соседних районов, не имеющих соответствующих условий. Взять хотя бы Юрьев-Польский район. Согласно сведениям департамента, здесь родились всего 25 человек, а умерли 70. В итоге по нашему рейтингу у него уровень смертности составляет 280% от рождаемости. Выходит некий аутсайдер. На самом деле, всё несколько иначе, просто регистрируют малышей у нас. Отвлечемся от «особых случаев» и приведем пример единственного хорошиста. Это г. Радужный. Здесь из месяца в месяц можем увидеть цифры, которые если не радуют глаз, но хотя бы не пугают. Вот и в октябре рождаемость у них на 20% превысила смертность: умерли 16 человек, а родились 20.

Ладно, чтобы не говорить больше о спорных ситуациях, когда один населенный пункт может «подкрашивать» статистику за счет другого, обратимся к суммарным числам. А тут всё плохо – за октябрь сего года по нашему региону появились на свет божий 1464 младенцев, а ушли из жизни 2107 граждан. Это около 144% по смертности получается. Да, можно предположить, что некие темные силы специально приезжают сюда умереть, испортив нам показатели, а земляки наши недостаточно сознательны и рожают вне региона, сбивая цифры. Может оно и так.

Попробуем разобраться. Как уже сказано, акты гражданского состояния (свидетельства о смерти гражданина, о рождении ребенка) могут не показывать реальной картины ввиду отсутствия привязки к «региональной принадлежности» человека, к территории, где он зарегистрирован. Где человек умер, там и записали. Профессиональные демографы и прочие аналитики манипулируют данными Росстата (Федеральной службы государственной статистики). Эти ребята аккумулируют информацию с тщательной выверкой по всевозможным параметрам. Периодически публикуют аналитические материалы, а из года в год выпускают и довольно занятные «статистические ежегодники».

Единственный минус обращений к данным Росстата – это некоторая задержка в отчетности. Сейчас, в ноябре у нас под руками сведения лишь за сентябрь. Вот и сравним порядок цифр. Федеральная статистика включает данные по всем регионам, поэтому посмотрим сразу туда, в этот «независимый источник». В сентябре, нам сообщают, владимирская губерния пополнилась 1309 малышами, а 1972 земляка нам пришлось потерять. Выходит сколько? Да, примерно столько, сколько нам показал достопочтенный ЗАГС, т.е. 150% смертности к рождаемости в сентябре против 144% за октябрь. Если хотите, то сведения по материалам записи актов гражданского состояния нашего областного департамента за сентябрь – 1327 родившихся и 1974 умерших. Выходит, что по данным совершенно независимых структур, использующих различные методики, цифры получаем примерно одинаковые.

Хорошо, а такое соотношение смертности и рождаемости – это правило или скорее нелепое исключение из стабильной картины сбалансированного движения населения? Вдруг в сентябре-октябре произошел какой-нибудь коллапс и люди, перестав рожать, бросились умирать? У Федеральной службы по статистике есть хороший накопительный отчет и согласно нему за 9 месяцев сего года жители нашей области родили 11738 человек, а 17724 человека не встретили октябрь. Это опять-таки 50-ти процентное превышение смертности над рождаемостью. Ситуация за последний месяц повторяет таковую за 9 месяцев этого года. В аналогичный период прошлого года число рожденных составило 12389 человек, а умерших 17700, т.е. в 2012 году мы имели превышение смертности в 43%. Показатели в какой-то степени даже ухудшились.

Если все так печально в нашей богом забытой области, то как обстоит ситуация в целом по России? За январь-сентябрь 2013 года в Российской Федерации зафиксировано 1411243 родившихся и 1406134 умерших. Это значит, что в нашем государстве умерло на 0.4% меньше, чем родилось. Такое положение называют естественным приростом. Вероятно, вам довелось слыхать как федеральные СМИ отрапортовали об этом достижении. Но всё ли так радужно. Давайте изучим, из чего же складываются такие цифры.

Исходя из последнего отчета Росстата за 9 месяцев этого года в России, наконец, начался прирост населения. Естественный прирост, а не общий, который включает и миграционные вливания. Да, это полная правда. Население нашего государства увеличилось на 5109 человек. Посмотрим, как это происходило.

01.jpg

Отталкиваясь от перечисленных Росстатом показателей по федеральным округам, мы видим, как некоторую вдохновляющую динамику: по четырем из них идет естественный прирост, так и заметный перегиб в сторону одного – Северо-Кавказского. Собственно, если посчитать те же цифры без участия наиболее выдающегося участника, то получаем уже серьезную убыль

02.jpg

Сами по себе цифры не отражают полной картины, ведь население каждого из округов далеко не одинаково. Именно поэтому демографы и ввели такие понятие как коэффициент смертности и коэффициент рождаемости. Вычисляют их на 1000 человек. Чем выше коэффициент рождаемости и ниже коэффициент смертности, тем лучше.

03.jpg

Как видим, коэффициент смертности за январь-сентябрь в нашей области составляет 16.7, это несколько лучше, чем в Сомали по данным ООН, где соответствующий показатель «всего» 16.6, но значительно хуже, чем в Республике Конго, где 15.8 по данным Организации экономического сотрудничества и развития. В любом случае, радоваться нечему – по смертности мы впереди планеты всей, разделяя 16-е (в первом случае) или 5-е (во втором) места с далеко не самыми развитыми странами. Что касается среднероссийского показателя, то там получается 13.1, хотя из таблицы явно заметно, что это не более чем «среднее по больнице»: по Российской Федерации уровень смертности разнится от 18.7 в Псковской области до 3.5 в Ингушетии.

Из чего складываются такие невеселые показатели по нашему региону? Для начала, обратимся к детализации в разрезе муниципальных образований. Эти сведения, правда за январь-июнь сего года нам предоставит Комитет по социальной политике Администрации Владимирской области. Как мы уже выяснили, показатели отдельно взятого месяца примерно соответствуют движению за весь отчетный период, значит можно что-то уверенно утверждать.

04.jpg

Самые печальные в плане уровня смертности цифры по Селивановскому району – там у нас 23.6, а самые «живучие» граждане - в г. Радужный, единственном, как вы помните, имеющем временами естественный прирост населения и коэффициент смертности в 10.2 – практически европейский. В областном центре этот коэффициент составляет 13.4, что примерно соответствует общероссийскому уровню. Здесь по районам области, как и по стране в целом, все совсем не равномерно распределяется.

Но итог один - согласно данным демографического прогноза к 2031 году, если ничего не изменится, Владимирская область с учетом не самого положительного миграционного баланса потеряет 225414 своего населения (чуть позже статисты назвали уже другую, но не сильно оптимистичней цифру – 215 тысяч человек). И причина здесь не в чрезвычайно низкой рождаемости. Она не зашкаливает, естественно, но наши среднеобластные 11.1 – это даже лучше, чем в Чехии, где 10.4. Разница в том, что в Чехии и уровень смертности значительно ниже нашего – у них 10.2, и поэтому фиксируется незначительный прирост, а не массивная убыль. В тех же Нидерландах рождаемость ниже нашей – всего 10.8, но за счет низкой смертности (коэффициент у них всего 8.1) они отмечают стабильный естественный прирост.

Какие выводы можно сделать? Проблема естественной убыли, вымирания вовсе не заключается в том, что представительницы прекрасного пола мало рожают. Корень беды нужно искать в ужасающе высоком уровне смертности. В мирное время, проживая в развитом государстве, мы умираем на уровне африканской республики, увязшей в вооруженных конфликтах. Муниципалитетам, на примере нашего, уже негде хоронить почивших. Еще семь гектар выделяет Кольчугинский район для нового кладбища. Вот доведем смертность до уровня европейских государств и только тогда без излишнего лукавства сможем сказать, что демографический вопрос решили. Что для этого нужно? Качественная медицинская помощь и ни что иное. В текущих условиях, когда в области отмечается недобор 870 врачей и 890 средних медицинских работников #p31792 это малоосуществимо, соответственно населению по-прежнему придется ждать скорой помощи по несколько часов, а диспансеризация будет проводится «для галочки». Довольно метко в двух словах описали текущее положение дел местные жители: «Кто хочет умереть – поезжайте в Кольчугино». В других муниципалитетах региона, как мы увидели в вышеуказанном графике, ситуация примерно та же. Собственно, это уже пища для размышлений в рамках отдельного исследования…

Да, можно списать все на социальные проблемы, на вредные привычки наших земляков, но в вышеотмеченной Чехии, где смертность ниже нашей, льют за воротник поболее - 16.45 литров этанола на душу населения против российских 15.76.

Конечно, нельзя не отметить, что наше население стареет, молодые и способные навсегда покидают регион, не заводя здесь детишек. И это нельзя отрицать, если, за январь-сентябрь межрегиональная убыль по Владимирской области составила 1725 человек.

Все это так, и даже несколько взаимосвязано. С утечкой высококвалифицированных медицинских кадров падает и качество услуг в социальной медицине. Низкий уровень доходов, что предлагают работодатели как бюджетного, так и коммерческого секторов экономики (средняя за 9 месяцев по региону 19664 рублей, однако более приближенная к жизни медианная всего 17400), делает регион не самым привлекательным для жизни молодого поколения.

Здесь мы плавно подходим к вопросу рождаемости. Раз уж принято списывать проблему на отсутствие достаточного количества многодетных семей, то инструментарий для решения этой проблемы выбран не совсем верно. Закрытие половины родильных домов как-то мало склоняет молодые пары к решению обзавестись маленьким человечком.

Если обратится к мнению самого Владимирстата относительно демографического кризиса в регионе, то он вполне однозначно отмечает, что пора задуматься о своем здоровье, включая и моральную составляющую. Можно бесконечно говорить о самобытных особенностях племен и народов, но факт в том, что число в 1,619 рождений на одну женщину (по этой методике оно у нас свыше общероссийского за 2012 год) мы получаем за счет среднего из высокого в сельской и низкого в городской местности показателей. А к 2030 году эта цифра только ухудшиться и составит 1,563. Ничего удивительного, учитывая отрицательное миграционное сальдо (молодые мамы покидают регион), села не укрупняются, а из года в год просто стареют (что связано с отсутствием необходимого кол-ва рабочих мест в деревнях). К слову, по общепринятым нормам и здравому смыслу, если одна женщина рожает менее 2,12 – 2,15 ребенка, то воспроизводство населения останавливается. И здесь мы опять возвращаемся как к вопросу физического здоровья потенциальных родителей (медицинская бездетность), так и социального градуса (убеждения, вынужденная бездетность). Если в 2012 году на 100 родов по области приходилось 70,5 абортов, это говорит лишь о том, что мы имеем системные как нравственные, так общественные проблемы. Для того, чтобы население воспроизводилось должным образом, необходимо, чтобы молодые не умирали, не уезжали и вовремя получали медицинскую помощь. Безусловно, без уверенности в завтрашнем дне нам никакие лозунги не помогут убедить кого-либо завести второго и третьего ребёнка. Да, они заведут, но уже не здесь. Там, где будут рабочие места и понимание, что завтра ты его не лишишься.

Да, есть второй путь проблемы – миграционный. Без устранения истинных причин высокой смертности мы можем свести итоги движения населения к положительному балансу. Есть способ, уже невольно задействованный, сделать это за счет миграционного прироста. Как известно, в одном только Кольчугинском районе официально зарегистрировано 1356 трудовых мигрантов (из них получили приглашение от предприятий только 155 человек #p33668). Всего за 9 месяцев на миграционный учет в области встали 50 тысяч иностранцев, а где-то 9 тысяч проживают нелегально. Вот только при таком исходе мы потеряем самоидентичность и превратимся в некий среднеазиатский анклав. Ведь многим их новоприбывших наш регион интересен лишь как перевалочный пункт. Узбеки и таджики (лидеры в рейтинге официально прибывающих) зачастую не желают изучать ни русский язык, ни основы культурных традиций нашего края. По сути они просто ночуют на территории «московских» районов Владимирской области, работая в столице, а местные управления образования вынуждены организовывать специальные курсы для детей-чужестранцев. Как известно, семьи у них далеко не маленькие.

В любом случае, проблема решается только теми, кто ее признает и зрит в корень. Любую цифирь можно выставить в нужно свете, но на мой субъективный взгляд, не обеспечив население достойными рабочими местами, инфраструктурой здорового и активного отдыха, не занимаясь профилактикой заболеваний (в области это сердечно-сосудистые и онкология), не говоря уже о качественном их лечении, мы можем потерять свою родную губернию, колыбель цивилизации и городов русских.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции