Регистрация / Вход Сб, 10 декабря 2016, 02:07

ВозРождение Гражданина

Nikolenko
Кирилл Николенко
4 Декабря 2013, 10:18 14 3075

Фото взято с сайта http://vk.com из группы Сообщество "Владимирцы ЗА честные выборы"

Минуло 2 года со дня думских выборов, положивших начало невиданному в «нулевых» подъему гражданской активности.

Крупномасштабные выступления за чистые выборы, которые прокатились от Чистых прудов через Болотную, проспект Сахарова и далее по России, нарекали и «снежной революцией», и «белоленточным протестом».

1.jpg

Буря рассосалась. Сами оппозиционеры до сих пор ищут крайнего: кто ответственен за спад протеста? Всему виной вождизм Навального? Движение подвели либеральные деятели, в том числе из «лихих 90-х» (Немцов, Рыжков, Акунин, Быков, Собчак)? Слабое место - разноплановость, неперевариваемый «коктейль», когда бок о бок стояли либералы, левые, националисты, вечно несогласные интеллигенты различных мастей?

Это уж не говоря о том, что госпропаганда потчевала зрителя любимой версией заговора с последующим «разоблачением» и непременными в таких случаях иностранными кукловодами.

«Марш миллионов» за день до инаугурации Путина стал наивысшей точкой, омрачив вступление в должность первого лица государства. Правда, за ярким всполохом в центре Москвы последовало проседание.

Легальная оппозиция в виде парламентских партий сравнительно быстро осознала, что ловить нечего. С Кремлем совсем уж ссориться - не резон. Становиться настоящими оппозиционерами - не дано. Сотрудничать с «внесистемщиками» - себе дороже. Официозные «борцы» убедительны разве что на фоне откровенно безбашенных «белоленточников».

5.jpg

Ну, что я о лидерах, партиях да государственной машине? Ведь покажется, что всё было зря. А это не так. Неприятное послевкусие? Возможно, но не только оно.

Я не ездил в Москву на Болотную. 10 декабря 2011 года я направился к «Белому дому», став участником первого и самого многочисленного митинга против сфальсифицированных выборов «ладожского» типа. По окончанию один ныне уже бывший депутат Заксобрания посетовал на «минусы»: мол, не было явного организатора, не было подготовленных ораторов, которые бы направляли толпу.

На мой взгляд, именно спонтанность была главной изюминкой того народного выступления 10 декабря. Партийная направляющая рука, наоборот, загасила огонь протеста. Два последующих митинга на «Соборке» тому подтверждение.

В чём же были плюсы?

Главное - гражданский, надпартийный, общественный формат. Он стал самым важным фактором и, уверен, будет продолжать оставаться таковым и впредь.

«Ладога» - это не проблема партий, которые не досчитались голосов и процентов.

Когда какая-то партия заявляет о том, что результаты выборов подтасованы, то власти сразу включают старую пластинку: «Вам, оппозиционерам, не угодишь. Вы ненасытные. И так получили неплохой результат, а требуете еще больше». И знаете, такой довод дезориентирует очень многих. Поэтому избиратели видят в попытках оспорить итоги голосования не собственно борьбу за честные выборы, а достижение конкретной партией своих меркантильных интересов (получить больше мандатов).

Гражданский формат предполагает, что протестующие граждане - это «профсоюз избирателей», в который входят разные по своим идеологическим установкам люди. При этом каждый из этих людей хочет защитить свой голос, своё право быть косвенно, но представленным в органе власти.

«Ладога» - это когда избирателю демонстрируют, что за то, засчитан его голос или не засчитан, как он засчитан, никто не отвечает.

Никто из нас не может быть уверен, что его голос был учтен корректно. И вот когда смотрим протокол хоть участковой, хоть центральной избирательной комиссии, то каждый из нас хочет твердо знать, что в этих больших цифрах есть и он, что его мнение, выраженное в бюллетене для голосования, учтено, что новый состав парламента в своей деятельности будет руководствоваться в том числе и его волей.

Когда же уверенности в своей сопричастности к определению будущего страны, своей значимости как избирателя нет, то формируется стойкое недоверие к избирательным комиссиям и избранным органам власти, отторжение, перерастающие либо в «политический аутизм», либо в то, что принято называть экстремизмом.

Особость гражданского протеста с трудом усваивается и властью, и «властителями оппозиционных дум».

Обзывать собственных граждан «агентами Госдепа» можно, причем до поры до времени безнаказанно.

Но мы-то знаем, что 10 декабря к «Белому дому» жители города Владимира пришли не за плату, а по велению ума и сердца. Да, это Кремлю хочется проигнорировать. Более того, среди адептов «партии власти» есть те, кто искренне не понимает, как это так, когда люди бесплатно, без принуждения идут на митинг.

6.jpg

Делать новых политзаключенных и выискивать компромат на лидеров оппозиции можно, причем даже успешно.

Но мы-то знаем, что люди выступают против нынешнего политического курса не из любви к Навальному, Пономареву, Удальцову или «Pussy Riot». Да, в ближайшей перспективе удар по протестным «говорящим головам» способен отпугнуть колеблющихся. Надолго ли? До 2018 года? А дальше что, история заканчивается?

Легко говорить «Вы - дураки или предатели» тому, кого считаешь меньшинством, и это до поры до времени сходит с рук.

4.jpg

Но позиция «победителя» не вечна. Нам-то известно, как этот «триумф» достигается.

Можно упиваться тем, что интересы оппозиционно настроенных граждан особо некому выражать.

Но тем хуже. Именно по причине спонтанности. Карманные «конструктивные» партии отследишь, проконтролируешь. А даже кухонный протест сулит серьезный вызов. Ведь не поймешь, где именно он выльется во взрыв публичного недовольства. Не будет Болотной, так будет Бирюлёво.

У нас любят поговорить о том, как важно слепить образ врага, чтобы сплотить вокруг себя народ.

«Ладога» - то самое средоточие образа врага.

И если слово «гражданин» в повседневной жизни звучит либо затёрто, либо даже пошло, то в столкновении с «Ладогой» возрождается уже Гражданин, который хотя бы в своем порыве мысли и действия ощущает себя главным, а не раболепствующим в ожидании подачки подданным.

«Ладога», спасибо тебе за возРождение Гражданина!

3.jpg

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции