Регистрация / Вход Сб, 03 декабря 2016, 22:48

Заплати, молись и жди

novikov
Владимир Новиков
27 Января 2014, 12:10 14 5007

О собрании я узнал случайно. Наш ЖРЭП №8, что называется, «собирал друзей» в лице управдомов на встречу с начальством, которое, как я понял, должно было доходчиво объяснить, почему все мы с марта будем платить по 6,5 рублей с квадратного метра. Я бы не пошел на собрание, но взял и посчитал. Оказалось, что трешка в 69 метров, где я живу, обойдется моей семье дополнительно в 450 рублей в месяц… С *** ли?! Оброк-то вроде давно отменили, нет?..

- Вы куда? – спросила меня какая-то женщина с бумагами на входе.

- Я на собрание по поводу этого…как его…

- Налево и наверх. – Видимо, не я первый не смог сказать, куда иду.

В просторном актовом зале школы №2 аншлаг. Средний возраст собравшихся давно перевалил за 50, а может и за 60 лет. Я знаю не так уж много людей, кто в этом возрасте сохранил тягу к знаниям и способность принимать новые правила игры. Но это всё-таки управдомы, люди подкованные, так что они наверняка поймут даже больше, чем я – молодой и ничего не понимающий в ЖКХ, кроме того, что надо платить.

Пока не подошло «главное начальство», первым слово взял, как я понял, директор нашего ЖРЭПа №8. Директор сказал что-то в том роде, что текущий ремонт часто бесполезен, а нужен капитальный, на который нет денег, но благодаря региональному фонду капитального ремонта - будут. Но сам директор ЖРЭПа, по моим ощущениям, не очень понимал, что это за фонд. Пока директор тянул время, анонсируя собрание, ко мне подсел интеллигентного вида мужчина в очках. Само собой управдом.

- Знаете, я по поводу вот этого всего думаю?- он имел в виду фонд, я так понял, - А не ноябрь ли это всё? Кому-то на второй «Лексус», наверно, не хватает.

Запас тем и дежурных слов у директора ЖРЭП закончился почти в тот самый момент, когда в зал вошло оно – большое начальство. По меркам отношений «я - начальник, ты - г**но» 15 минутное опоздание в пятницу вечером – даже не опоздание. Но в зале нашлись недовольные.

- А почему это мы опаздываем?.. А такое уважение у нас к народу!

- Спокойно товарищи,- разрядил обстановку директор ЖРЭП.- Сергей Сергеевич задержался. Это собрание проводится по нашей инициативе, он к нам приехал прямо с другого совещания. Позвольте, я вам его представлю…

Имя, отчество, должность начальства сразу я не запомнил, а вот фамилия слух резанула - Шахрай. Что-то из 90-ых. Я помню, как мои родители в минуты душевной слабости любили перечислять фамилии типа Горбачев, Гайдар, Ельцин и в конце давать им характеристику одним-двумя словами, забывая, видимо, о моем присутствии. Шахрая они приплетали тоже. Директор ЖРЭПа пояснил, что этот Шахрай - сын того Шахрая.

Пока я вспоминал, откуда фамилия, Шахрай не торопясь взошел на сцену, снял верхнюю одежду и встал к кафедре. Начальство оказалось небольшого роста и молодым – на вид около 30. Но при этом достаточно упитанным, почти округлым. Добавьте синий костюм, красный галстук и запонки в манжетах белоснежной рубашки – и поймете, как он контрастировал со всей обстановкой – даже директор ЖРЭПа, не говоря об управдомах, одет был значительно скромнее, да и здоровой округлостью никто в зале похвастать тоже не мог.

Публика сразу почувствовала разницу в положении и как-то насторожилась. Шахрай заговорил. Он начал с того, что все уже решено на федеральном уровне и нам остается только выполнять. Начало ободряющее. «В начале 90-ых СССР развалился, государство сбросило с себя все обязательства, но теперь новое время, государство будет помогать», - излагал картину мира жилищный инспектор Владимирской области.

Голос у Шахрая приятный, мягкий. Но то ли микрофон был не очень, то ли что-то еще, но часть слов было не разобрать. А это раздражает, особенно если пытаешься следить за мыслью говорящего.

- Хоть чуть-чуть почётче! – раздался прямо-таки крик женщины с галерки. - И не трындычать! А то сидим тут с высшим образованием и ничего не понимаем!

Шахрай продолжил, как можно четче выговаривая слова в микрофон. Я честно напрягал изо всех сил слух и мозг, чтобы понять, что говорил Шахрай. Прежде всего я понял, что называть региональный фонд капитального ремонта «котлом» – неправильно. Потому что в котле деньги обезличиваются, а тут у каждого дома свой личный счет и всегда можно узнать, сколько денег на вашем счету. Хотя лично мне абсолютно по барабану, котел это или нет, лишь бы мои 6,5 рублей с квадратного метра превратились в хороший ремонт моего дома. Но чем дальше, тем меньше в этом было уверенности. И не только у меня.

Особенно стало печально, когда Шахрай заговорил о том, где и как будут храниться и накапливаться собранные с народа средства. Казалось, он получает какое-то особое удовольствие от жонглирования такими словами как «региональный оператор», «спецсчет», «банк», «софинансирование», «бюджет» и «актуализировать». Получалось примерно так, что сначала собирают деньги, потом какой-то фокус-покус с банками, счетами и софинансированием, а через какое-то время раз – и вам делают капитальный ремонт. А если вам сделают плохой капремонт, то вы можете легко подать в суд на того, кто это сделал. А сейчас это трудно сделать. Не жизнь в общем будет, а сказка.

- Я был прав. – сказал сосед. - Кому-то не хватает на новый «Лексус».

Когда конкретно сделают ремонт в вашем доме? Программа на 30 лет рассчитана. Я так понял, что о состоянии домов судили по данным, которые вывешивают на своих сайтах управляющие компании, если, конечно, вывешивают. Но чтобы составить список и начать ремонты – этого мало: нужно в течение 2014 года в каждом доме провести техосмотр - «технический аудит», – чтобы оценить реальное состояние дома. А этот самый «аудит» надо проводить за свой счет. 5000 рублей с дома.

- Ну а как вы хотели? Вы обязаны это сделать, согласно постановлению правительства. Как вы вообще можете управлять домом, если не знаете, что у вас есть? – удивлялся Шахрай несознательности управдомов. И добавил, что если не хотите, то можете и не делать «аудит». Тут я окончательно потерялся и задумался.

Это что же получается? Вот вам значит программа капремонта, только ремонт вы будете делать за свой счет (вы же собственники!), а мы, может быть, вам немного поможем деньгами, возможно, в кредит. Данных, кого ремонтировать раньше, кого потом, у нас тоже толком нет, но вы их нам предоставите, заказав «аудит» за свой счет, и тогда мы скажем, когда у вас ремонт: через год или через 30 лет. А деньги будьте добры платить уже с марта, не отрываясь от оплаты услуг по текущему ремонту, чтобы меньше потратиться на капитальный. Государство помогает, как умеет.

Мне это напомнило скорее схему какого-то «развода», чем программу в интересах людей: прежде всего потому, что я не увидел, чтобы у ребят «на верху» что-то есть, кроме готовности принять деньги на персональные счета для каждого дома. Может, я чего не понял, потому что я не управдом, но управдомы тоже заподозрили неладное, и их настороженность окончательно переросла в недоброжелательность.

- Итак, Черемушки. Панельные дома, – начал крупного вида мужчина. - Срок эксплуатации домов изначально был 25 лет. Потом указом правительства увеличили до 50 лет. А срок жизни железобетонной конструкции не вечен. Дома 63 года постройки подлежат сносу, в них не положено жить! А вы еще деньги с нас брать хотите? Вы лучше скажите, когда нас будут сносить?..

- Я старшая по дому с 68 года! И всё время обман и воровство! Мне 80 лет! Я ни разу не видела качественного ремонта! – аплодисменты. - Где всё то, что мы платили? В глаза уже никому не хочется смотреть! Сколько можно враньем заниматься?!..

Весть о фонде, как мне показалась, не принесла особой радости управдомам. Правила игры фонд не меняет, а, наоборот, очень органично вписывается в то, что уже есть - заплати, молись и жди. Противно даже.

А Шахрай стойко выдерживал выпады в адрес системы ЖКХ и просил на будущее обращаться в случае чего в его ведомство, в жилищную инспекцию. Когда выпады закончились, начались вопросы по фонду. Но как ни объяснял Шахрай, что счета у домов будут персональные, что никто с них ничего не сможет взять без ведома жильцов – люди почему-то не верили. Хоть и шикали на тех, кто пытался еще задавать Шахраю «вопросы» не по теме, призывали «бунтарей» к порядку, но потом сами вставали и уходили. «Конторщик он, что его слушать?». Мой сосед ушел одним из первых. Где-то через час после прихода Шахрая, зал наполовину опустел.

Я и сам хотел уйти, но решил посмотреть, чем все кончится. И не зря. Я думал, Шахрай будет на трибуне до последнего управдома в зале. Он бы смог. Через 2 часа в зале уже оставалось человек 15. Они подошли к трибуне, что-то спрашивали. Но тут в зал вошла вахтерша.

- Так, давайте расходитесь! Хватит! Время девятый час, мне школу закрывать!

И выгнала всех, вместе с Шахраем. Шахрай не сопротивлялся. Он спокойно уходил, сделав то, ради чего пришел. А мы? Мы будем платить. И ждать. Куда мы денемся. Вдруг всё-таки повезёт?

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции