Регистрация / Вход Пн, 05 декабря 2016, 15:34

Когда женилка вырастет

livshitc
Николай Лившиц
21 Ноября 2012, 14:26 26 7541
В соседнем подъезде – восьмом, жил у нас мальчик Алёшка. Рыжий, с веснушками. Он как из дома выбегал, его бабы-охальницы со скамеек сразу донимали: «Скажи, Алёшка, когда жениться будешь?». «Когда женилка вырастет!» - задорно кричал тот, и под хохот довольных тёток дул на улицу. И вы знаете, он не ошибся. Прошло сколько-то лет. Он женился. И все у него в порядке. Скоро, глядишь, дедом будет. Это чудо. Обыкновенное чудо. Ведь что такое чудо? Чудо – это когда нет-нет, а потом хоп – есть! Безо всяких усилий. Без шума и пыли. Без нервов и беготни. Нет-нет - и хоп – на тебе! Мы все верим в чудо. Даже на международном уровне. Или областном. А про личный и говорить не приходится. Примеры? Пожалуйста.

Израиль и арабы опять воюют. Осыпают друг друга снарядами. И грезят о мире. Евреи – без арабов, арабы – без евреев. Как достичь согласия, не кроша людей в гуляш, подсказал известный российский учёный и бард Александр Городницкий, выступая в Тель-авивском университете с докладом по теории движения литосферных плит. Согласно этой теории твёрдая оболочка Земли – литосфера состоит из отдельных плит, движущихся по поверхности планеты. Так вот, Израиль, оказывается - это микроконтинент в сложном ансамбле Аравийской плиты, напоминающей битую тарелку. С севера на юг вдоль восточной его границы, отделяющей страну от арабских соседей, проходит сквозьлитосферная трещина. Она расширяется. И в один прекрасный миг Израиль станет островом. Когда Александр Городницкий в своем докладе обрисовал эту перспективу, его голос утонул в радостном гуле аудитории. Наверное, некоторые студенты так и не поняли, что произойдет желаемое нескоро. Через 15-20 миллионов лет. Но даже те, кто поняли, скорее всего, каждое утро распахивают окно в надежде увидеть, как утопающий в зелени Израиль уже дрейфует вглубь нового океана, а за его бортом, на пустынном берегу, мечутся арабы, в бессильной ярости швыряя камни в пенную волну. Что это, как не вера в чудо?

Или взять нашу область. Скоро выборы. Губернатора будем выбирать. Из тех, кого выберут до нас. То есть, надо думать, сначала старшие товарищи из Москвы помогут партиям определиться с фамилиями. Потом партии ткнут пальцем: «Вот лучшие!». Потом «лучшие» заручатся поддержкой депутатов. А там и до нас дело дойдет. Проголосуем «на основе всеобщего равного и прямого избирательного права». К сожалению, слова «равный» и «прямой» не подразумевают непосредственного выдвижения кандидатов избирателями. У избирателей для этого слишком хилое гражданское самосознание. Дураки-с. Поэтому выбирать будем из тех, кого предложат. А выбор скромный. Как в периферийной столовке. Скорее всего (вводное выражение употреблено для приличия), основным будет кто-то из тройки: ветеран, бегун, генерал-историк. А в пристяжные поставят бедолагу, которому голос отдать стыдно, а не стыдно ссудить немного денег и перевести через дорогу. Тем не менее, мы всё равно ожидаем от выборов лучшего. Каких-то перемен. Каких-то новых веяний. Почему? Наверное, это и есть – вера в чудо.

Или – обращаемся к личному. Зашёл ко мне в гости священник. Буду откровенен, редко ко мне в гости священники заходят. Собственно, один раз и было. Сидим, пьем чай. О чем со святым отцом разговаривать – не о видах же на урожай, верно? О душе говорим, о вере. Я ему: так, мол, и так, батюшка. К православию отношусь уважительно. Сам крещёный. Но шибко верующим себя не назову. Не чувствую в себе такой силы. Он интересуется, хожу ли я в церковь. Редко, отвечаю. Может, литературу духовную читаешь? Никак нет, мотаю головой, разве что «Несвятые святые» хорошо пошли, а больше ничего. Держишь ли посты, ограничиваешь ли плоть, спрашивает. Куда там, вожу носом, могу в постный день и мясца рубануть. Потупил он взгляд. Вздохнул. Потом смиренно так: «Что ж. Тогда остается ждать чуда. Может, народится у тебя в теле какой-нибудь специальный орган, отвечающий за связь с религией и ведущий к вере без лишних усилий»… Пошутил он, понятное дело. Однако вот что интересно. С тех пор, как пили мы чай, мало что изменилось. Образ жизни у меня тот же. В храм не зачастил. Аскетом не стал. Читаю беллетристику. Но, задумываясь о сценариях будущего, почему-то в глубине надеюсь на райские кущи, а не на адскую сковородку. Значит, что - полагаюсь на некие физиологические изменения, открывающие путь к Богу? Иначе говоря – надеюсь на чудо?

Мы допускаем мир, построенный на крови. Свободу без выбора. Спасение без веры. Мы допускаем, что лучшее может случиться само собой. В силу обстоятельств. В результате удачного сочетания звезд. Надежда на чудо – вот, что нас объединяет. Можно даже создать всемирную ассоциацию неисправимых чудаков. Гимн для неё придумать. Флаг. Герб, собственно, уже есть – та самая Алёшкина женилка, как аргумент обоснованности наших убеждений. Детально чертить, конечно, не будем, чтобы не шокировать дам, а так, схематично – отчего же? Рисовала же арт-группа «Война» - премию получила. Да, надо объединиться, набраться терпения, сесть и ждать чуда. А на вопросы суетливых «Ну когда же, когда?» отвечать коротко и ясно: «Когда женилка вырастет!».
Мнение автора может не совпадать с позицией редакции