zebra-tv.ru/novosti/biznes/aleksandr-filippov-volkov-boyatsya-v-les-ne-khodit/

Александр Филиппов: «Волков бояться — в лес не ходить»

Опальный бизнесмен Александр Филиппов после выхода на свободу рассказал о прививке против занятий политической деятельностью, планах по развитию бизнеса, потерянных друзьях и пытках музыкой во Владимирском централе
14 Мая 2019, 18:45

Известный владимирский бизнесмен, экс-глава крупной коммунальной холдинговой компании «МРГ-Инвест» Александр Филиппов, впервые после выхода на свободу из колонии встретился с представителями средств массовой информации.

Предприниматель признался, что внимание журналистов, как и помощь адвокатов и родственников, помогало ему на протяжении нескольких лет, пока в отношении него продолжалось уголовное преследование и оказывалось давление на семью. Бизнесмен, у которого начались проблемы из-за попытки составить конкуренцию Светлане Орловой на выборах губернатора Владимирской области в 2013 году сообщил, что после того, как отдохнул и оправился от заключения в колонии, готов ответить на все вопросы.

Напомним, в отношении Александра Филиппова было возбуждено несколько уголовных дел по экономическим статьям, по двум из которых он получил реальные сроки. Предприниматель пояснил, что точки в этих делах еще не поставлены: ряд вопросов оспариваются его адвокатами в Европейском суде.

XVII-4468.jpg

Бизнесмен уверен, что внимание к нему силовиков связано с его губернаторскими амбициями. Филиппов заявил, что не готов рассуждать в сослагательном наклонении о том, принял ли он бы те же самые решения, если бы знал последствия сделанного им выбора. Однако пояснил, что получил хорошую прививку от занятия политической деятельностью в современной России. Правда, возможно, не навсегда:

«Нигде, никогда и ни в чем не надо зарекаться - жизнь покажет».

Александр Филиппов:

Есть такая поговорка: «Знал бы прикуп, жил бы в Сочи». Поэтому трудно судить на тот момент, когда ты оцениваешь все свои возможности и понимаешь, что есть определённые поддержка и понимание, и силы, и желание. Понятно, что оцениваешь риски какие-то. Ну, ты, по крайней мере, думаешь, что жил в порядочном и справедливом государстве, и считаешь, что волей-неволей хоть какие-то, но правила должны соблюдаться. В первую очередь законы. Но когда проходит определённый промежуток времени, и ты лишний раз убеждаешься, что политика — это очень грязное дело, но уже, как говорится, пути обратного нет. Как вы помните, мы не раз говорили, что готовы к диалогу, но с нами никто не хотел разговаривать. Только с помощью силы. Поэтому трудно было отступать, и мы просто рассчитывали, что, так как я до сих пор считаю, что я ни в чём не виновен во всех тех деяниях, которые мне пытались в этом плане присудить, и с их стороны это получилось, поэтому я шел вперед в надежде на то, что всё-таки правосудие восторжествует. К сожалению, этого не случилось.

Вопрос:

Эта прививка на всю жизнь?

Александр Филиппов:

Вы знаете, у любой, наверно, прививки есть какой-то срок. Может быть, вечный, может быть, какой-то короткий. Сейчас у меня, понятно, нет никакого желания влазить в это грязное дело заново. Во-первых, у меня есть ещё судимость, которую мне привили на некоторое количество лет. В связи с этим я даже не имею права об этом думать. И слава богу, потому что ни я, ни моя семья не жаждут, чтобы я в какую-то такую ситуацию заново попал.

Филиппов заявил, что, несмотря на то, что никакого «коммунального бизнеса» у него во Владимирской области не осталось, при необходимости он готов консультировать команду нового губернатора Сипягина. Бизнесмен, в частности, обратил внимание на то, в последнее время вновь активно обсуждаются проблемы теплового комплекса, и напомнил о старой идее создания во Владимирской области единой теплоснабжающей организации.

Даже в тот момент, когда мы участвовали в некой конфронтации с той властью, которая была, мы, наоборот, всегда озвучивали какие-то предложения и идеи, которые мы готовы хотя бы рассказать, что это может быть. Пускай это будет без нашего участия, если нас там игнорируют, на нас, извиняюсь за выражение, изжога какая-то происходит, то же самое сейчас. Если есть вопрос, и мы можем что-то подсказать, рассказать, исходя из своего опыта, то почему бы нет? Если это люди могут воплотить в жизнь и этой будет во благо как области, так и населению в целом. Мы не закрыты из-за того, что это мысль наша, мы его сейчас запатентуем, будем молчать и никому не дадим реализовать. Ну, если у нас нет сейчас такой возможности что-то реализовать, но у других людей это есть, и они это пытаются сделать и спрашивают «подскажите», то, естественно, мы это сделаем и подскажем. В этом, наоборот, я считаю, как раз является сила любого человека — поделиться чем-то положительным и помочь, нежели подставить подножку. У нас почему-то, наоборот, все стараются кому-то не дать что-то сделать, сделать подножку и в этом считают, что они прожили лишний день не зря. А пойти сделать людям добро, мне кажется, намного больше силы и мужества нужно, если даже ты сам в этом не прикладываешь руку, подсказываешь и рассказываешь все планы, мысли и предложения, человек сам взвешивает и думает: будет он это реализовывать или нет.

Я считаю, что до сих пор актуальна единая теплоснабжающая компания. Эти варианты никуда не делись. Но только я читаю, как это все происходит, какие-то смены руководства в этих компаниях. Проблемы никуда не денутся. Это не догма, что наша идея, наше предложение решит сразу все эти проблемы. Как нам кажется, нам позволят избавить очень много неприятных вещей, с которыми сталкиваются организации, потому что где-то тариф высокий, где-то низкий. Потому что все города разные, износ оборудования разный. А если попытаться соединить, будет лучше. Тот же самый Газпром. Цена на газ единая во Владимирской области, почему тогда у тепла и воды в каждом городе своя цена?

Это можно сделать красиво, чтобы каждый муниципалитет выступил неким соакционером этого крупного предприятия. В том числе частные игроки - «Т Плюс», у которого есть своя собственность, «Теплогаз», если у них есть что-то свое и появится некоторое акционерное общество, появится пропорция своего имущества, получит свой пакет. Нанимайте профессиональных менеджеров, пускай они управляют как положено.

Александр Филиппов заявил, что не намерен покидать Россию. Во-первых, по условиям условно-досрочного освобождения из колонии он еще некоторое время не сможет покидать страну. Во-вторых, в России находится его семья — родители и дети. В-третьих, он намерен искать применение себе в новых сферах, не связанных с ЖКХ.

Александр Филиппов:

Я сейчас сосредоточусь на семье, потом на здоровье, а потом уже на бизнесе. Понятно, что бизнес существует, им надо заниматься, и достаточно большое количество времени прошло без моего прямого участия, но я благодарен своему коллективу, который сохранился и сохранил тот бизнес, который у меня был. Поэтому сейчас есть силы, есть желание, будем смотреть, оценивать свои возможности — что мы можем, и насколько это будет востребовано на рынке. Если есть покупатель и есть запрос на какую-то услугу или товар, тогда, если мы это найдем и это будет не как у всех, тогда мы будем это развивать.

Правда, говорить более конкретно о новых бизнес-идеях Филиппов отказался. Он пояснил, что информация о состоянии экономики, которую он получал в колонии, слишком скудна, чтобы на ее основании делать выводы.

Александр Филиппов:

Понимаете, любой бизнесмен, если так можно выразиться, наверно, не будет озвучивать всё наперед. Он сначала оценит и взвесит. Да, есть какие-то пометки, много почитал, много проанализировал, посмотрел. С той скудной информацией, которую там можно было получать. Сейчас нужно понять, насколько твои желания сопоставимы с теми возможностями, которые сегодня на свободе имеются, и понять, если это будет востребовано, тогда это надо будет все просчитать, взвесить и уже дальше действовать. Дальше посмотрим. Но надо, во-первых, привести в порядок то, что имеешь, чтобы не было стыдно. С этих мелочей начнём, а дальше посмотрим.

Вопрос:

У вас есть желание что-то большое развивать, понимая теперь, как все устроено…

Александр Филиппов:

Понимаете, я не знаю, как правильно выразиться, оптимизм, пессимизм или опыт. Здесь есть одно понятие. Если ты изначально на самом деле ведешь свой бизнес правильно, ты верен сам себе — это одна логика, его можно строить, развивать и надеешься на то, что все-таки беспредел закончится. Второй момент - говорить о том, что вообще ничем не заниматься, но тогда, мне кажется, просто даем кому-то возможность на этой пустой поляне, когда желания ни у кого нет заниматься бизнесом, кто-то всё равно возьмет на себя этот риск и что-то будет предлагать тому же населению на рынок. Значит, оно будет востребовано, значит, он будет фактически обладать более крупной долей рынка. Поэтому бояться волков — в лес не ходить. В данной ситуации мы надеемся все-таки, что в нашей стране что-то будет меняться к лучшему. И как мы слышим сегодня с экранов телевизоров о том, что бизнес надо поддерживать и хватит бизнес, как они выражаются, «кошмарить» и тому подобное. Ну, дай бог, чтобы эти слова сочетались с делом. Если к этому придет, и на самом деле поймут, что основной работодатель и плательщик зарплаты — это бизнес, а не просто какая-то государственная машина, потому что эта машина тоже берет деньги с наших налогов. В итоге получаем те же деньги, пенсии и всё остальное платит кто? Тот же работодатель, который непосредственно дает этот труд.

Путешествовать я, естественно, планирую, куда-то уезжать — вряд ли. Всё опять же зависит от ситуации. У меня здесь родители, дети учатся в школе, поэтому поживем — увидим. Если здесь найду свою нишу и применение, значит, будем здесь дальше жить и развиваться.

XVII-4469.jpg

Александр Филиппов напомнил, что у него остались недвижимые активы, в частности, гостиница «Владимир» во Владимире, дела которых он в ближайшее время намерен привести в порядок. Его новый офис будет организован на месте прежнего — в здании на улице Разина, 21 в городе Владимире.

Бизнесмен не стал давать оценок эффективности управления теми компаниями, над которыми он потерял управление, сославшись на недостаточность информации об их экономическом состоянии:

«Это то, что создало мне столько проблем, зачем мне это нужно?».

Александр Филиппов признал, что с начала уголовного преследования потерял большую часть своего привычного круга общения. Бизнесмен не ожидал, что друзья окажутся настолько трусливыми, и теперь не знает, как они смотрят на самих себя в зеркало.

Александр Филиппов:

Я не ожидал, что в нашей области так много людей, которые подвержены общему мнению. Хотя, может, знали человека намного лучше и больше. Боялись или за себя, или за какие-то вещи, не знаю, это уже у них надо будет спрашивать. Люди сильно поменялись по отношению ко мне, что было неожиданно. Может, это от неуверенности их в самих себе. Значит, что-то в них есть такое, что боялись, если их увидят рядом со мной, я не знаю, может, просто физический страх. Я был удивлен, я до сих пор не понимаю многих людей, которые просто «переоделись», извините за такой термин. Очень жестко. Не понимаю, насколько надо быть мягкохребтовым, чтобы так себя вести. Как самому на себя в зеркало-то смотреть?

Особенно это было заметно, когда некоторое время назад, когда у меня было какое-то мероприятие, особенно в день рождения, люди записывались каждые по 10 минут, чтобы только успеть меня поздравить. А когда началась вся эта ситуация, человек пять, наверное, за все это время меня пришли поздравить, остальные даже не позвонили. Вот это говорит о том, как у нас в жизни все происходит: когда человек при власти и в каких-то погонах, к нему одно отношение. А когда появляется какая-то неопределенность или нестабильность — люди сразу отходят в сторону и не протягивают руку. Только те, с кем у меня давние отношения, они остались.

XVII-4476.jpg

Неожиданно, но работу системы ФСИН (предприниматель находился в СИЗО «Владимирского централа» и в Покровской колонии) Филиппов считает удовлетворительной - серьезных нарушений в его адрес не допускали. За исключением случая с пытками музыкой (подробнее — в материалах «Пытка любовью», «Призрачная тишина Централа», «Филиппов отозвал иск к Централу»).

Александр Филиппов:

Я устал от этой борьбы за шесть лет и физически, и морально. Это точно не санаторий — в санаториях так музыку не заставляют любить. Надеюсь, это был мой единственный опыт, и он больше не повторится. Не дай бог кому-то там оказаться — это точно. Но бояться этого не стоит, если человек в себе уверен. В принципе, люди оценивают тебя по твоим же поступкам, по твоему поведению. Я, слава богу, этот процесс прошел, считаю, что достойно, и мне нечего стыдиться ни перед кем. И я думаю, что даже те же сотрудники никогда не скажут, как что-то было неправильно. Да, были разногласия — это понятно. Но у нас разные цели: у меня задача выйти оттуда не калекой, не инвалидом. Поэтому каждый отстаивал свою позицию и добивался своего. Никаких серьезных нарушений не было: кроме музыки и кроме того, что меня не выпускали. Потому что, когда иногда читаешь, что бывают и физические воздействия, и так далее — такого не было.

Александр Филиппов пояснил, что ничего страшного с ним не произошло, потому что за ним пристально наблюдали — и родственники, и адвокаты, и журналисты:

«Они понимают, что если с твоей оболочкой что-то произойдет или еще что-то, ты можешь даже ничего не говорить — адвокат профессиональный моментально все это читает и видит по тебе».

Александр Филиппов:

«Михаил Валерьевич (адвокат — ред.) не даст соврать, он меня отговаривал. Сказал: Вы просто осознавайте последствия. Ну, я бы, наверное, за неделю там с ума сошел. И тогда уж я лучше буду действовать так, как считаю для себя правильным. И чтобы я сам себя потом не корил за то, что я надеялся на то, что мне никто никогда бы не пообещал. И слава богу, нам удалось добиться того, что в моей камере хотя бы выключили эту музыку. Это было удивлением и для меня, и для многих этих людей в погонах. Но это просто уже некрасиво, когда тебе включают музыку и с улицы, и тут. И это все начинается в 6 утра и заканчивается в 10 вечера. И как можно готовиться к судам или даже просто находиться в этом помещении, когда оно всего 10 квадратных метров, а тебе бахают разной музыкой целый день? Это просто космос.

И слава богу, это огласку такую дало — даже федералы это подхватили. Так что, я думаю, они там тоже такого внимания не ожидали.

Поэтому, знаете, это не то, что какой-то там героизм, а просто момент борьбы за свое состояние. Оно или так ухудшится, или так. Так, лучше тогда идти уже законным методом, а не в роли просящего. Потому что потом ведь скажут: А чего же ты свои права-то не доказывал? Значит, у тебя все было хорошо? У нас же так могут сказать?

Telegram-канал Зебра ТВ: новости в удобном формате