Регистрация / Вход Ср, 18 октября 2017, 17:44

Классические вольнодумцы

Театральные классики о спектакле, привезенном во Владимир, и бескультурных законах, принятых неграмотными политиками
7 Октября 2012, 07:37 1 2725

6Автор: Анна Хромова


Иосиф Райхельгауз поставил с владимирской труппой известную пьесу «Пришел мужчина к женщине», которая не сходит с театральных подмостков вот уже 35 лет. К нам на премьеру приехал и драматург Семён Злотников - это редкий подарок для владимирского зрителя.


С фильма «Пришел мужчина к женщине» и последующей постановки пьесы в исполнении Любови Полищук и Альберта Филозова начинался теперь уже известный театр Райхельгауза «Школа современной пьесы». Однако во Владимир режиссер привез не «классическую» постановку, а ее апгрейд - в сложных и интересных декорациях художника Алексея Трегубова.



  • Когда Филозов перестал думать, что он тот мужчина, который может прийти к женщине, я срепетировал новый спектакль уже в совершенно других декорациях.

  • Мы решили, что кроме двух артистов уже могут возникнуть еще какие-то персонажи.

  • Спектакль стал называться «Пришел мужчина к женщине. Новая версия».

Иосиф Райхельгауз гордится тем, что никогда не ставит одних и тех же пьес дважды. Исключение - чеховская «Чайка» и современная пьеса «Пришел мужчина к женщине». С ними он отработал на подмостках многих театров мира. И не устает намекать - именно он открыл Злотникова для мировой сцены. В том, что Семен Злотников - давно живая классика, режиссер не сомневается ни минуты. Один из аргументов - пьеса «Пришел мужчина к женщине» пошла по театрам втихаря - чтобы не платить положенного автору гонорара, ставящие ее театры меняют название. Совсем недавно Райхельгауз поймал за этим занятием наших соседей - нижегородцев.



  • Райхельгауз: Эту пьесу, не при живом авторе будет сказано, надо ставить как пьесы Чехова, где текст, эмоция, смысл — все разнится. То есть все друг с другом никак не сцеплено, не склеено. Персонаж может чувствовать - одно, думать - другое, делать - третье, а говорить — четвертое.

  • Злотников: У Чехова во всех пьесах люди расходятся, все идет на разрыв. А во всех моих пьесах люди пытаются соединиться. Всегда бывают ситуации, когда незнакомые люди встречаются, и начинается проверка: как нам вместе жить.

  • Райхельгауз: Ту же чеховскую «Чайку» ставят вот уже сто лет все режиссеры мира, и каждый думает, что только он знает, в чем там дело. То же самое, я думаю, с этой пьесой. Ее ставят по всему миру, и каждый думает, что только он знает, зачем пришел мужчина к женщине, что из этого выйдет.

Театральный сезон во Владимире открывается постановкой под знаком «14+». Иосиф Райхельгауз, по совместительству еще и один из лучших блогеров «Эха Москвы», рассказал о своем отношении к новейшему российскому законодательству.




  • Борис Гунин: Нет-нет, это не ограничение, это предупреждение для родителей о том, что с нашей точки зрения этот спектакль не стоило бы смотреть детям раньше 14-ти лет. Но это не значит, что родители не могут купить детям билет, и прийти. Мы предупреждаем, не более того, двери открыты настежь.

  • Иосиф Райхельгауз: Я совершенно убежден, что в сфере экономики, культуры, политики, в сфере общественной жизни «запретить» - это признак слабого государства. Запретить — это признак слабого руководства чем бы то ни было - страной или театром, например. Все законы, принятые этим летом нашей Думой, говорят о ее непрофессиональном, низком уровне. Всегда, во все времена расцвет государства, расцвет города приходился на «разрешить» и «позволить». Начинать нужно совсем с другой стороны: со стороны культуры, со стороны образования, со стороны первого класса, детского сада, когда человеку в голову не придет оскорбить святыню, сесть за руль пьяным, обзывать нецензурной бранью себе подобных.