Регистрация / Вход Пн, 15 октября 2018, 22:50

Спектакль, который взбудоражит публику

komarova
Ольга Комарова
21 Февраля 2018, 11:28 4 3553

На сцене Владимирского академического драматического театра идут репетиции спектакля по повести Николая Лескова «Леди Макбет Мценского уезда».

Это пластический спектакль, где характеры героев, эмоции, развитие сюжета раскрываются посредством пластики, музыки, песен. Ставит спектакль режиссер и хореограф Мария Большакова.

Maria_Bolshakova.jpg

Мария Большакова – хореограф из Санкт-Петербурга, лауреат Всероссийских и международных конкурсов. Начинала с постановки балетов в Михайловском театре, затем преподаватель Санкт-Петербургской академии театрального искусства. За годы творческой деятельности успешно поработала почти над сотней постановок в разных жанрах: опера, балет, мюзикл, оперетта, шоу, драма, спортивные шоу. Создавала танцевальные номера в драматических спектаклях на сценах многих городов России.

Ее проекты весьма разнообразны: от пластической режиссуры оперы «Руслан и Людмила» на сцене Большого театра в Москве до постановки хореографических сцен в петербургском Мюзик-холле по песням Бориса Гребенщикова.

Интервью накануне премьеры.

Мария Анатольевна, для вас важно, чтобы мысли и чувства героев подтверждались движением. Разве слов мало?

Сегодня слова обесценились, часто за словами ничего нет. И нужно усилить текст героев, придать ему яркую выразительность, а в нашем спектакле – еще трагизм и безысходность. И этого можно добиться с помощью пластики, музыки, песен, танца.

В России есть театры, где драматические актеры владеют вокалом и хореографией. Но Владимирский драмтеатр особенный: здесь много поющих и танцующих молодых актеров. Двадцать человек поют, целый хор! Разве можно этим не воспользоваться? Они идут на всякие эксперименты. Мне легко и комфортно с ними работать. И у нас в спектакле много хоровых и сольных песен, и есть пластические сцены. Замечательный композитор Сергей Жуков – мой давний друг, с которым мы знакомы 25 лет. В спектакле звучит его авторская музыка на основе русских народных песен. Художник по костюмам Андрей Степанычев. Художник-постановщик Вячеслав Виданов. Мы в прошлом году с ним ставили спектакль «Ханума» в Магнитогорске и очень сдружились. Он не только опытный человек, но и спокойный, что на выпуске спектакля – великое дело. Он знает какую-то театральную тайну, когда без крика достигается результат. И хормейстер Елена Буланова, с которой я начинала когда-то в Санкт-Петербурге. У нее большой опыт, и она хорошо работает как хормейстер и умеет выстроить хоровое пение применительно к замыслу спектакля. Коллектив сложился дружный, и работаем мы с удовольствием.

На владимирской сцене вы уже работали над спектаклями «Тайна клана Муре», «Раковый корпус», «Кабаре». В чем отличие сегодня?

В тех спектаклях было много танцевальных и цирковых номеров, которые мне доверили поставить как хореографу, таким образом, я выполняла волю и замыслы режиссера. В «Леди Макбет Мценского уезда» я выступаю как режиссер-постановщик, то есть воплощаю свои идеи и свое видение. Это полностью моя работа, и конечно, она другая.

Драма «Леди Макбет Мценского уезда» была выбрана нами совместно с Борисом Григорьевичем Гуниным - директором Владимирского областного академического театра драмы. Мы «ходили» вокруг русской тематики. У Бориса Григорьевича первоначально была идея сделать пластический спектакль на исторический сюжет. Мы «ходили» вокруг многих произведений, но, наконец, пришли к «Леди Макбет Мценского уезда». Это был совместный поход.

Художник, в каком бы жанре он ни творил, отражает современную ему действительность. Как вы видите классическое произведение писателя XIX века Николая Лескова сегодня: происшествие, возможно, триллер?

Сам Лесков называл свою повесть «историей мрачной, в строгих тонах выдержанным этюдом о сильном и страстном женском характере». И размышляешь: а сегодняшнее время, есть в нем трагизм и безысходность? Через средства выразительности очень жестокими получились у нас все эти картины. Как ни печально, театрального зрителя (в классическом понимании этого слова) остается все меньше и меньше: зрителя, который способен на ассоциации, который способен при прослушивании текста или музыки рождать эмоциональные картинки.

И к сожалению, приходится работать на шокирующие вещи, потому что молодежь уже к этому привыкла - к зрелищным шокирующим действиям. В нашем спектакле есть картины реалистичные и жестокие, неожиданно для всех получились жесткие. Навязчивое сочетание «клиповое сознание» сюда очень подходит, не потому что мне хотелось это сделать.

Мой жанр – хореография. А танец подразумевает не столько сюжетное повествование, сколько рассказ о жизни души. И я рассказываю историю души главной героини Катерины Измайловой: ее абсолютного взлета до космических высот, испытав огромную любовь и безумную страсть, и падение, и распад этой души. У нас героиня не раскаивается в содеянном.

Я думаю, что она раскаивается в том, что допустила эту преступную любовь, которая лишила ее разума. Поскольку спектакль строится как ее воспоминание о самых ярких моментах ее жизни, то можно сказать, что это мини-клипы на русские народные песни, выстроенные в сюжетной последовательности.

Мария Анатольевна, спектакль будет для публики среднего и старшего возраста, имеющей какой-то жизненный опыт, или для молодежи?

Не могу знать, как получится. Я надеюсь, что зрители 20-30-летнего возраста тоже будут смотреть. Но это старше 16 лет, потому что очень страшно.

Спектакль сам диктует нам направление. Ты начинаешь, сначала толкаешь его изо всех сил, а потом он сам ведет тебя туда, куда он должен выйти.

Если задаться вопросом: за любовь можно умереть, а можно за любовь убить? Оказывается, можно. Достаточно войти в интернет или включить телевизор: столько ужасов. По сравнению с реальной жизнью, с тем, что совершают люди сегодня, события, описанные Николаем Лесковым около 150 лет назад, - просто детская сказка.

Наш спектакль - это и триллер, и пластические фантазии. Но мы не говорим о разгуле страстей. Веду-то я к тому, чтобы человек, сидящий в зрительном зале, задумался о собственном грехопадении. Может, это громко сказано, но мы все грешим в разной степени и нужно чаще каяться. Зрители будут плакать, а слезы - это очищение. Душа очищается слезами. Если после нашего спектакля у кого-то возникнет желание пойти в храм, исповедаться, задуматься о своей жизни, это будет то, ради чего мы делаем спектакль.

Какие у вас впечатления от работы во Владимире?

Я работаю в вашем городе в юбилейный для театра год - в сентябре 2018 года Владимирскому областному академическому театру драмы 170 лет.

Владимир - очень красивый город. Но времени погулять, посмотреть почти не остается. Мы приступили к репетициям в середине января, а премьера - 1 марта. Этого недостаточно. Поэтому работаем много и напряженно.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции