Регистрация / Вход Вс, 23 сентября 2018, 16:59

Так, есть ли раскол?

VitaliyGurinovich
Виталий Гуринович
2 Июля 2018, 12:52 3 3286

Общественная палата области не осталась в стороне от музейной темы. Ее председатель Наталья Юдина утверждает, что в обществе произошел раскол по этой линии. «Друзья музея» считают, что общество-то как раз едино в своей оценке происходящего и неприятии действий команды Игоря Конышева.

Ситуация во Владимиро-Суздальском музее-заповеднике была обсуждена 20 июня на пленарном заседании Общественной палаты Владимирской области. А 26 июня о том, как прошло обсуждение, в программе ГТРК–Владимир рассказала председатель палаты Наталья Юдина. В потоке слов отчетливо просматриваются несколько тезисов. С некоторыми из них согласиться никак нельзя, другие вызывают вопросы.

Первый тезис о том, что «общество раскололось в отношении музейной темы на уровне социальных и гендерных групп», что происходит «конфликт интеллектуальных и творческих элит с руководством музея». Нет, не раскололось, а, наоборот, как никогда едино. Кого ни спроси, все недоумевают, зачем директору музея понадобилось в пожарном порядке под надуманным предлогом рушить прекрасно работающий Музейный центр. Более 150 критических публикаций ясно говорят о том, что журналистское сообщество едино, более 1500 подписей под обращением в защиту Детского музейного центра, из которых 800 с лишним – подписи учителей – самым прямым образом говорят о том, какова позиция учителей и родителей. В докладе, прозвучавшем в ходе общественных слушаний 17 мая, на 15 страницах подробно перечислены все деяния новой команды. На слушаниях присутствовали 100 человек представителей владимирской интеллигенции. Все материалы выложены в публичном доступе, и представьте себе – там нет ни одного критического или негативного по отношению к общественникам отзыва, а самих отзывов и перепостов – сотни. Общество "Друзей музея" активно поддерживает молодежь. Так, более 160 человек, большей частью молодых, приняли участие во флеш-мобе, в ходе которого они по собственной воле разместили в социальных сетях свои фотографии с плакатами, призывающими возродить Детский музейный центр (ДМЦ) в Палатах. На прошедшем заседании Общественной палаты не прозвучало выступлений в защиту разрушителей музея. А где уж Наталья Владимировна усмотрела раскол по гендерному признаку – ей виднее, надеемся услышать пояснения на предстоящем заседании Общественной Палаты.

То есть, раскола нет как нет, но баррикады действительно выстроены, и теперь вполне можно назвать, кто по какую сторону. На одной стороне – владимирцы, горожане, жители области, журналисты, общественные деятели (кто не испугался) – все те, кому дорог музей и кто не хочет его бездумного разорения. Важный аспект – на этой стороне и все без исключения ветераны музея во главе с Героем труда России Алисой Аксеновой, все те, кто своим трудом и талантом создавал музейную империю. Кто на другой? Министр культуры и его чиновники, назначившие на должность директора агронома и липового кандидата исторических наук. Вице-губернатор Михаил Колков, активно публично защищающий министерского назначенца и проводимую им политику.

Есть в этом телеинтервью председателя Общественной палаты еще несколько интересных моментов. Например, тезис о том, что «руководство музея действует в правовом поле» и что «моментов неправового характера, безусловно, нет». Насчет «безусловно» - это сильно сказано, но, в отличие от Натали Владимировны, мы все же дождемся результатов прокурорской проверки, которая пока продолжается и которая позволит говорить о правовом поле уже более безусловно.

Если же имелся в виду высказанный вице-губернатором Михаилом Колковым на последнем пленарном заседании Общественной палаты тезис о том, что действия Игоря Конышева осуществляются в пределах его полномочий, то снова придется повторить и мой ответ: хирург со скальпелем также действует в пределах полномочий. Однако один хирург может этим скальпелем спасти жизнь, а другой - ее отнять. И понятно, что первый – профессионал, а второй - либо недоучка, либо человек, случайно оказавшийся на этом месте. Так и с полномочиями и властью, они острее скальпеля, они могут либо вести к достижениям и развитию, либо приносить разрушения. Пока количество разрушений и сомнительных решений, с точки зрения миссии музея, зашкаливает, и это видят все, во всяком случае все те, кому дорог наш музей.

Наталья Владимировна в коротком интервью успела побывать и в роли эксперта-музеолога, высказав ряд суждений:

«Хочется, чтобы традиции были сохранены... Как соблюсти баланс между классикой и инновациями – этот вопрос находится на острие ножа... Будет серьезным аспектом для воспитания краеведческой сущности и тех моментов, на которых мы воспитываем наших владимирцев... Современный музей – это музей большого интерактивного пространства, интересен молодежи, в нем можно что-то потрогать, походить, что-то интересное сделать».

То есть, коротко перефразируя: на одной стороне новизна и поиск, а на другой стороне – сторонники традиционного музея. Тут надо все расставить на свои места – профессионалы, бывшие сотрудники музея, всегда были большими сторонниками новаций. Поиск, новые решения для них не пустые слова, а как раз те экспозиции, которые с упоением рушит команда варягов. В частности, экспозиция «Путешествие в каменный век» - та самая, из которой мамонтенка эвакуировали с личным участием вице-губернатора Колкова, была создана совсем недавно - в 2015 году. В ней было все - и интерактивные решения, и мультимедиа, и возможность потрогать и подержать экспонаты. А разве весь закрытый Детский музейный центр был не таким? Разве ваши дети, о которых вы говорите, там не ходили, не трогали, не делали там что-то своими руками?

А вот как раз «новизна» решений конышевцев и вызывает справедливые вопросы. Эка новизна – выкрасить залы в черный цвет или распихать в исторические интерьеры вендинговые экспонаты, расставить пластиковые шезлонги по территории Суздальского Кремля, упорно пытаться воткнуть модульный туалет близ памятника 12 века. Правда, выставочный зал тут же теряет половину своей функциональности, а с историческими интерьерами и территориями, вообще, так не обращаются. Такая вот «новизна», замешанная на непрофессионализме и амбициях, на спонтанных решениях и единоличном руководстве.

Именно потому общество "Друзей Владимиро-Суздальского музея-заповедника» упорно требует и продолжает требовать предоставления концепции развития музея, чтобы остановить безудержные эксперименты и понять, что будет происходить с общенародным достоянием. Будет ли предоставлена на выездном заседании Общественной Палаты концепция, остается под вопросом.

Названные две недели – небольшой срок, и мы ждем точного времени проведения слушаний. При этом настаиваем, что они должны носить открытый характер, заинтересованные граждане должны быть допущены, и проводиться они должны во время, удобное для тех, кто работает, то есть - в вечернее время. Местом проведения должны стать Палаты, это удобно для всех, в том числе и для тех, кто будет обосновывать происходящие изменения.

Мы настаиваем, что концепция, раз уж она, по словам Натальи Юдиной, «безусловно есть», должна быть представлена заблаговременно и публично на сайте Владимиро-Суздальского музея-заповедника, чтобы с ней можно было познакомиться заранее. Вопросы, задаваемые с ходу, на слух, или даже заготовленные заранее, но без изучения концепции, в сложившейся ситуации не позволяют достичь главного - необходимой обществу ясности и уверенности, что музейный корабль движется в правильном направлении. Хотя, конечно, такой подход может создать видимость общественного обсуждения.

Наталья Владимировна мягко, но последовательно, проводит мысль, о том, что Детский музейный центр может существовать в каком-либо другом месте и виде, « …чтобы что-то функционировало, может, это будут не Палаты, а какое-то другое место». Общество "Друзей Владимиро-Суздальского музея-заповедника» не раз твердо заявляло, что требует восстановления Детский музейный центр именно в Палатах как единой структуры, ориентированной на работу с детьми, как уникальное решение, которое было высоко оценено президентской премией и с которого огромное количество музеев брало пример, создавая свои аналогичные Детские центры. В этом вопросе с нами солидарны владимирцы, и это тот вопрос, на который мы хотим услышать прямой и однозначный ответ от руководства музея. Будет ли восстановлен Детский музейный центр в Палатах? Что, вообще, будет в Палатах?

Ситуация сложилась сама по себе таким образом, что теперь придется определяться всем, в том числе и пока молчащим членам Общественной палаты Владимирской области и ее председателю. Предстоящие слушания все ясно покажут.

И последнее. Наталья Владимировна упорно пытается называть общество "Друзей музея" инициативной группой. Я уже пояснял в ходе своего выступления в Общественной палате и повторяю еще раз: общество "Друзей музея" – это общественное объединение, действующее без образования юридического лица, точно так же, как сама Общественная палата Владимирской области, о чем прямо указано на сайте Общественной палаты:

«Нормативный акт, лежащий в основе создания и деятельности Общественной палаты Владимирской области, не предполагает регистрацию палаты в качестве юридического лица, это означает, что работа Палаты полностью независима».

В заключение хотелось бы выразить полную солидарность с тезисом, высказанным Натальей Владимировной: сама по себе история, происходящая с музеем-заповедником, будет «серьезным аспектом для воспитания краеведческой сущности и тех моментов, на которых мы воспитываем наших владимирцев». Хотелось бы подчеркнуть, и человеческой сущности.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции