Улыбка компостера

novikov
Владимир Новиков
28 Фев 2019, 11:40 6 1251

Я не ставил себе задачу влезть в каждый автобус, специально искать недостатки, проверять с секундомером интервалы хождения. Нет. Я обычный пассажир, точнее, даже не совсем обычный, потому как транспортом пользуюсь нечасто, но тем интереснее. Ведь когда проверяют качество асфальта – никто же не снимает все полотно целиком. Если что-то сделано на совесть и качественно – оно таково с любой стороны, вне зависимости от освещения и времени суток.

Собственно, волею судеб, я последние три года бывал во Владимире недолго и проездом. Пожил и в Москве, и в Питере, пользовался общественным транспортом там. А о Владимирском транспорте в памяти сохранились интервалы хождения и автобусы прежние, года так 2014, или даже раньше.

Приезжая раз-два в полгода я себя успокаивал, ну мол, так вот мне не повезло, ну так вот сложилось, ну бывает. Да, вообще, какое мне дело, я тут проездом. Но вот я задержался на подольше – и слегка шокирован.

Куда пропали автобусы? Нет, они, конечно, есть, но что с интервалами хождения? Почему, если мне куда-то нужно – скорее всего, первым подойдет троллейбус?

По старой привычке я как-то заложил полчаса, чтобы доехать от «Красноармейской» до «Золотых ворот». И опоздал на 10 минут. То есть, я 40 минут добирался от дома до центра. Как такое, вообще, возможно? Я прекрасно помню, как просыпаясь за 30 минут до начала пары, на которую не стоит опаздывать, я умудрялся входить со звонком в аудиторию корпуса у Золотых ворот.

Внезапно, но уехать из центра после 9 вечера на остановку «Красноармейская» – тоже непросто. Может, даже не проще, чем было раньше. Я думал, кануло в Лету сакраментальное «ДО РЯБИНКИ!». Ага, счаз.

И, вообще, как-то так получалось, что даже если нужен автобус – приезжает троллейбус. Ну, значит, начнем с них.

Итак, что можно сказать про троллейбусный парк? Троллейбусы не засоряют воздух и работают на электричестве. Они никуда не торопятся. Вообще и никогда. «Кто жизнь познал – тот не спешит», - можно смело делать лозунгом компании «Владпассажиртранс» и прибить над каждой дверью каждого троллейбуса на входе и на выходе. Можно даже не прибивать, а тупо гвоздем нацарапать: дешево, стильно и идеально впишется в имеющейся концепт внешнего вида троллейбусного парка города Владимира.

photo_2019-02-25_22-49-48.jpg

Может, среди владимирских троллейбусов и есть «неопытные юнцы», которым шрамирование не пойдет, но мне, как правило, попадаются машины, на которых я, возможно, катался в кинотеатр «Кругозор» на воскресный сеанс мультиков. «Короля Льва» помню показывали.

Заглянем в салон.

Помню по осени зашли два студента, видимо, приезжие москвичи. «Да ну на фиг, лучше пешком», - сказали они через пару остановок и вышли. А на улице дождь. Ладно грязь на полу, оно понятно. Но дребезжащие стекла, поручни, кресла эпохи постсоветской демократии, – все это отдавало таким безразличием к своей работе, что становилось противно находиться в салоне. Но - это если есть с чем сравнивать. Ну и со временем привыкаешь, да.

photo_2019-02-25_22-48-41.jpg

Можно возразить, мол, не все ж такие. Ну попалось и попалось, ага? Чего сразу возмущаться?

Может, потому, что достало уже видеть такие развалины на улицах Владимира на протяжении более четверти века, притом что регулярно слышно о том, что-де все у нас тут вполне себе неплохо и даже хорошо местами, и, вообще, у нас тут туристический центр мирового значения.

photo_2019-02-25_22-48-44.jpg
photo_2019-02-25_22-50-18.jpg

Когда я осознал, что мне не просто пару раз не повезло - невольно вспомнилась вся история с «БигАвтоТрансом», точнее, её печальный и показательный финал. Безусловно, я свечей не держал и смотрел на ситуацию издалека, как многие, как все. (Нечем гордиться, это верно, но теперь поздно.) И вот как у наблюдателя у меня сложилось впечатление, что «БигАвтоТранс» – тупо показательно казнили за непослушание, чтобы каждая собака поняла, кто на районе хозяин и никто не смел даже рыпаться.

А началось как-будто с того, что «БигАвтоТрансу» предложили перейти на газомоторные «Волгабасы», которые с определенного момента стали в нашей местности идеологически правильными автобусами. И «БигАвтоТранс» имел наглость усомниться в эффективности использования данной техники, идеологически правильной, экологически чистой, которая будет производиться у нас тут. Видимо, решил, что отнесутся к отказу с пониманием. Так оно и вышло, но понимание оказалось специфическое.

Газомоторы сделали необходимым условием участия в конкурсе. И вроде как дело могло пойти на лад, «БигАвтоТранс» в вопросе «Волгабасов» развернулся на 180, взял «Волгабасы», но не пошло.

Первым из основных маршрутов был отобран 24-ый. Напомню, одна из основных официально озвученных причин пролета с маршрутом №24 – «БигАвтоТранс» предлагал интервал 6-12 минут, а по нормативу нужно было 8-14.

Видимо, «БигАвтоТранс» думал, что это преимущество. Так оно, в принципе, и было, с точки зрения рядового жителя. И любому, кто пользуется автобусами зимой, очевидно, что 6-12 минут ожидания лучше, чем 8-14 минут. Но тут-то и стало ясно, что всё, за дело взялись знатоки, и звонок другу не поможет, а мы имеем удовольствие видеть показательное уничтожение неугодного, когда «молчи…щенок! Ты виноват уж тем, что хочется мне кушать». И сначала «БигАвтоТранс» лишается маршрута №24, а затем маршруты осыпаются, как осенние яблоки с молодой яблони, которую ленивый садовод обхватил двумя руками и трясет, что есть сил.

Поражает не только цинизм, но и бессмысленность произошедшего. Сложилось впечатление, что совершенно было неважно, кто, как, на чем и почем будет возить людей. Важно – показательно уничтожить. Думаешь, не сможем? Ну держись, мы предупреждали. Кто не с нами – тот под нами, не Минздрав, предупреждать не будем.

И вот, не прошло и двух лет. Автандил Биганов умер на рабочем месте. На тот момент «БигАвтоТранс» уже лишился 15 маршрутов из 21. Это как раз была та стадия, когда неугодного повалили на землю и неплохо попинали ногами – а теперь встали кругом и смотрят. Чисто понаслаждаться моментом. Если лежачий поднимет голову или попытается встать – навесим еще. Добивать не будем, мы же не звери. Но теперь ты будешь жить так, как мы тебе позволим. Ну что, теперь понял, кто тут хозяин и по чьим правилам жить полагается?

Стало ли лучше в итоге? Вопрос, конечно, некорректный, так как суть вышеописанных преобразований была вовсе не в лучше/хуже, решались свои задачи и, надо полагать, успешно. Корректнее наверно спросить, так что же в итоге досталось жителям города Владимира, где они вроде как хозяева?

photo_2019-02-25_22-49-22.jpg

Спрашивать самое время, потому что три года – достаточный срок, чтобы если не поменять целиком автобусный парк, то хотя бы сделать некоторые подвижки к его улучшению. Три года. Притом, что когда «БигАвтоТранс» гасили, доносились возгласы в духе – ну вот не будет Автандила Биганова – вот тогда заживем, ох заживем. Итак.

Во-первых, очевидно, что «БигАвтоТранса» больше нет и не будет, ровно как и нет той инициативной группа по наведению порядка (по крайней мере, хочется в это верить).

Во-вторых, налицо «Волгабасы», которые назвать быстрыми и комфортными можно, только если их сравнивать с ...

В-третьих, неубиваемыми ветеранами «Владпассажиртранса». Они тут, видимо, навсегда и переживут еще не одно поколение людей.

В-четвертых, и в-главных: автопарк – мимо, интервалы хождения – мимо, комфорт – мимо. Вот воздух да, возможно, стал чище.

photo_2019-02-25_22-49-09.jpg

Почему я тут про комфорт вспомнил? Мне думается, он важен, хотя тут многие со мной могут поспорить. Комфорт, как я его понимаю, – это чистый салон с новыми и достаточно удобными креслами. Чистые окна. Достаточно широкие проходы. Температура в салоне – ощутимо выше той, что на улице, если зимой. И ощутимо ниже, если речь о летней жаре. Интервалы хождения такие, что автобус/троллейбус в час пик битком – скорее исключение, чем правило. Кондукторов нет. Билеты электронные, в салоне несколько считывающих устройств. Кнопки вызова водителя – работают и достаточно одного нажатия (кричать не нужно), чтобы автобус-троллейбус-трамвай остановился на остановке по требованию. Остановки объявляются всегда.

photo_2019-02-25_22-49-30.jpg

Зажрался, хотите мне сказать? Ни в коем случае. То, о чем я говорю – это норма. То, что должно стать нормой. Это то, что заслуживают люди в этой стране и в этом городе. Заслуживают. Имеют право. Имеют право по рождению. Это начальный уровень, если угодно. Почему так?

photo_2019-02-25_22-49-15.jpg

Да потому, что день для значительной части населения начинается в транспорте, люди там просыпаются. А когда человек просыпается в хороших условиях – ему и на душе хорошо, и работается легче.

И дело не только в просыпаться-засыпать. А и в интервалах хождения и скорости передвижения по городу тоже. Чем быстрее человек добирается из одной точки в другую – тем ему легче живется, создается ощущение, что все рядом и быстро, до всего можно добраться, не потратив полжизни. И это прекрасно, больше успеваешь, больше видишь. Кругозор шире. До Москвы на поезде можно добраться за полтора часа. А тут я 40 минут еду с улицы Красноармейской до центра города Владимира. А из Доброго на Дуброву – как до Москвы, те же полтора часа, а если пробка, то и все 2-2,5. Несмешная шутка, знаете ли.

photo_2019-02-25_22-50-13.jpg

Да, значительная часть горожан может и не подозревают о том, что комфорт в общественном транспорте – это норма. И что 180 км – это не расстояние. Неужели такой неосведомленностью кто-то пользуется? Вряд ли. Не может быть.

Это невозможно, так не бывает, чтобы комфортно и быстро? 180 км на запад – и вы сможете увидеть воочию эти чудеса. 180 км на запад – и там это ежедневная норма, черт побери! Да, безусловно, не везде все идеально, но и вышеописанные «чудеса» там никого особо не удивляют. Стоимость проезда – безлимитный проездной на все виды транспорта (все, мать его, виды транспорта: метро, автобусы, троллейбусы, трамваи, часть пригородных электричек) – 2170 рублей. Это если без льгот. 180 км – и это реальность.

Конечно, «Волгабасы» есть и там, но то ли их не так много, то ли их там используют как-то с умом, что они крутят колесами быстрее.

А здесь только в 2017 году был введен единый (ну то есть как, не совсем, конечно, единый, но по большей части) проездной, который теперь стоит 1400 рублей. (2170 за всё и 1400 как бы за всё. Как по мне, расклад странноватый.)

Турникеты в автобусах начали появляться, но они мониторят количество и качество пассажиропотока, чтобы… понять, нужно ли устанавливать турникеты. То есть тезис, что турникет и считывающие устройства в салоне это всяко удобнее, современнее и экологичнее кондуктора с мелочью – очевидным до сих пор не представляется? И как будто для части пассажиров в том числе? Видимо, нет.

Считывающие устройства начали появляться в автобусах, что в перспективе позволит разработать актуальную льготную систему оплаты проезда… в будущем… в течение года может быть… А пока катайтесь как есть, холопы.

Так что по итогу, у меня сложилось впечатление, что я приехал не за 180 км, а на 10-15 лет назад. А «новшества», которые тут появляются – делаются, как будто через такое «не хочу» и на «отстань!», что даже стыдно, мол, «ой, достали ну нате ваше вот это вот!».

Потому что этими фиговыми листочками считывающих устройств не прикрыть первородного пофигизма, который сверкает на солнце из каждого грязного окна или протертого кресла. Как в старые добрые 90-ые, которые никто не хочет чтоб как тогда.

От таких современных реалий вспомнилось то, что я думал забылось и ушло навсегда.

Я, в составе толпы таких же ожидающих, жду троллейбус: вечер, зима, минус 15, мне на тренировку, я со спортивной сумкой. Смотрим на провода – если качаются - значит что-то едет. Может, и просто ветер, но не надо у страждущих отнимать надежду.

Конечно, если нужна «восьмерка» – едут «десятки» одна за другой. И наоборот. Мне сейчас до зареза нужна «восьмерка» А её нет и нет. По толпе людей я понимаю – не мне одному нужна «восьмерка». Она нужна им всем, и когда она приедет – мы все полезем в неё.

Автобусов и маршруток еще не придумали, кстати. Телефоны у всех в лучшем случае домашние, так что посмотреть по Яндекс Транспорту, где твой троллейбус, сколько его ждать, существует ли он, вообще, – тоже нельзя.

Стоим, мерзнем. И вот он – такой долгожданный и оттого любимый. Втискиваемся.

(Меня, кстати, удивляет до сих пор неумение москвичей располагаться в транспорте, в который сейчас хлынет поток людей. Стоят наивные на проходе, например, и не уплотняются. Неужели у них не было такого никогда?)

Так вот, вдыхаешь, а точнее выдыхаешь, - и вперед. Главное – влезть. А с тобой еще сумка. «Подвиньтесь еще чуть–чуть, там же место есть!», - почему бы этой фразой не назвать какую-нибудь остановку? Вместо «Марьинки» или «Юревецкой заставы». Вот это был бы концепт. Только представьте, голос из динамика: остановка «Подвиньтесь еще чуть–чуть, там же место есть», следующая остановка «Передаем за проезд, на линии работает контроль» - вот это было бы дело. Потом еще можно бы назвать остановку «Передайте пожалуйста *звук ссыпаемой мелочи*», а дальше по маршруту остановка «Передающего чужие деньги туда и билетик обратно». Целый маршрут можно было бы придумать. И не один. Вот тебе и замануха для туристов.

Но это так, метафора и шуточки. А вот «селедки в бочке» – это не шуточки и не метафора, это бытовое сравнение, если ты хоть раз втискивался в такой троллейбус. Но это, конечно, не всё. Дальше – еще несколько остановок, где ждут такие же, как ты. И вас все больше, плотность людей растет. Такое ощущение, что на остановках никто не выходит, все только внутрь. Кондей не нужен - надышали. Но вот окна – окна замерзли, а поэтому — ни хрена не видно, куда и где едем. Видно, только когда двери открываются на остановке, и то не всем. Остановки же очень часто не объявляли.

photo_2019-02-25_22-50-09.jpg

Поэтому я считаю про себя, мне через три выходить. А кто-то вынужден считать до 6-7. Поэтому вопрос: «А где мы сейчас едем?», - вполне обычный. Как и реакция: «Блин, остановку проехал!».

Едем дальше и вас всё больше расплющивает. Если вы у окна – вдавливает в стекло. Если водитель не закрыл дверь в кабину – люди вваливаются к нему в кабину.

На замерзших окнах – отпечатки рук, небольшие темные овалы на заиндевелом стекле – люди протапливали теплом своих пальцев или ладоней щелочку в окружающий мир и вот так, одним глазом – смотрели на этот мир, чтобы понять свое в нем место. Если только стекло не было грязным с внешней стороны. Тогда, конечно, разочарование вельми великое и приходится считать и не сбиваться.

И кондуктор. Хорошо, если она сидела и работала сидя. Но всегда есть те, кто хотят покататься нахалявку. Или стесняются передавать за проезд. И вот она идет к ним, в карательный поход за мелочью, как ледоход. Как назло, эти женщины, как правило, отличались широкой костью и уменьшали полезное пространство ощутимо, поэтому если не передал один – страдали многие.

И совсем смутно, но все же помню – компостеры. Красные хреновины с торчащим языком, крепились в 2-3 местах в салоне троллейбуса. Билетик мало было купить – его нужно было продырявить компостером, то есть «прокомпостировать». Сунул компостеру в рот билетик, поднял язык – в билетике дырочки. Ура, ты красавчик.

Очевидно, что это добавляло еще одно звено в цепь оплаты проезда: не только передать деньги за проезд, получить билет, но и передать, чтобы прокомпостировали и получить обратно. Я с ними не сталкивался плотно, могу не помнить детали, но общий дух помню – это какой-то бессмысленный ритуал, который приносит участникам только муки, но прервать его или выйти из него - невозможно. Может, поэтому мне всегда казалось, что компостер как-то по-садистски скалит зубы.

Когда такие поездки происходят регулярно, а почти каждый день – это все-таки регулярно, и ты не знаешь, что может быть по-другому – ты воспринимаешь их как норму. Норму, которую не поменять. Но вот появились маршрутки. А потом – автобусы. Нет, селедки в бочке не ушли совсем – но случались уже не так часто. Постепенно об этом троллейбусном аде начинаешь забывать, и дух компостера стал даже в какой-то степени милой страшилкой из далеких времен, почти экзотикой.

И вот я приезжаю, на дворе декабрь 2018 года. И с вокзала еду со всем комфортом девяностых. Случайность? Поначалу я на это надеялся. Но оказывается, что нет. Это привет оттуда. Раз за разом, от поездки к поездке тот самый дух, который я думал, что забыл, становился все ощутимее. В каждой минуте ожидания, в каждой вибрации салона троллейбуса, в каждом неторопливом повороте колеса. Привет от компостера, сквозь время и пространство. Неужели я вместе со всеми заслужил этот привет…

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции