Скованные мусорной цепью

ByikovAlexandr
Александр Быков
28 Июн 2019, 15:37 5 824

Много копий сломано в дискуссиях по поводу «заезжего мусора», мол, зачем нам чужой, у нас своего девать некуда, свалки переполнены, леса и поля замусорены, стихийные свалки муниципальные администрации не успевают убирать. В области ежегодно образуется 791 тысяча тонн твёрдых коммунальных отходов (350 килограммов на человека), из них только 23% перерабатываются. Остальной объём вывозят на 10 внесённых в федеральный реестр объектов захоронения мусора. На станциях сортировки и перегрузки отходов во Владимире, Камешково, Вязниках и Гусь-Хрустальном обрабатывается менее 10% отходов. Весь остальной мусор поступает на полигоны. Для области опорными являются Марьинский полигон в Камешковском районе, а также Петушинский, Муромский, Александровский и Киржачский объекты. Их суммарная площадь составляет 86,5 га, причем, кроме Марьинского полигона (10%), остальные заполнены на 80 – 90 %.

Во Владимирской области работают более 70 мусоротранспортирующих компаний, совокупно располагающих 424 единицами спецтехники. За год предприятия региона обезвреживают и используют в производстве около 374 тысяч тонн отходов, все остальное тупо закапывается на полигонах. Да и так называемые полигоны очень далеки от тех требований, которые должны быть выполнены для правильного захоронения отходов. Такая ситуация со свалками и мусором длится годы, но в проблему номер один, в широком смысле этого слова, она почему-то не превратилась.

Увы, не исчезли понятие «мусор» и «свалка». Вместо них никак не могут найти воплощение понятия «вторичное сырье, раздельный сбор, глубокая переработка, хранение». Каждый из нас не безгрешен в этом вопросе, и менять отношение надо было еще вчера. По теоретику исторического материализма Карл Марксу, бытие уже давно должно было подвигнуть наше сознание на решение мусорной проблемы. Но этого почему-то не случилось.

А поскольку зарывать «голову в песок» поздно, давайте приступать. Начнем с самого начала - с разъяснения и воспитания жителей. Это надо делать уже в детском саду: что есть отходы, как их нужно собирать, как они должны перерабатываться, что из них можно создать, чем грозит «мусор» будущему. К сожалению, ни должностные лица областной и муниципальных экологических обойм, ни так называемые предприниматели этими вопросами себя не утруждают. Все в режиме умолчания, и лишь отдельные всплески народного негодования иногда слегка колышут мутную поверхность мусорного болота, да и то только в аспекте «… а чего свалку у нас, нам не надо, переносите куда-нибудь в другое место…».

В результате имеем поверхностное отношение у всех. Жителей интересует только удобство расположения и относительная чистота площадок сбора отходов. У многочисленных начальников и «мусорных» предпринимателей, рассматривающих отходы как мусор, желание одно: после невнятной сортировки и снятия «сливок» в виде небольших количеств металла, бумаги и пластика, по-быстрому прикопать и забыть.

Цифры беспристрастны: вместе с твердыми коммунальными отходами на каждые 100 тысяч жителей в землю закапываются в год порядка 2 тысяч тонн металла, 10 тысяч тонн бумаги и картона, 3 тысячи тонн пластика, 1,5 тысячи тонн стекла, столько же тонн текстиля, — миллиарды долларов в масштабах страны. Так почему мы с вами это делаем, закапываем деньги, гробим ресурсы, и закладываем «экологическую бомбу» под будущее наших детей и внуков?

Не будем рассматривать крайние случаи, когда бытовые отходы просто сваливают в лесу или поле, этими случаями, которые не так и редки, должна заниматься прокуратура, суд, тюрьма, Сибирь…

Рассмотрим вопрос официальной работы с отходами. Допустим, что вдруг те, кому это положено, всерьез занялись разъяснительно-воспитательной работой, а мы все с вами прониклись, осознали и совместно внедрили раздельный сбор «мусора», понимая, что это на самом деле ценное вторичное сырье. И что потом? А потом приедет мусоровоз с прессом, свалит все, что мы с вами раздельно собрали, в одну емкость, тщательно все это сплющит и одним мокрым комком, который рассортировать практически невозможно, куда-то отвезет. Там из этого комка чего-то немножко выковыряют, а остальное отвезут на полигон-свалку. И очень скоро нам скажут - а свалка-то полная, нам нужны еще территории, чтобы было где закапывать мусор, вот и все новейшие технологии, которые вместе с региональным оператором должны будут обеспечить наше светлое мусорное будущее. А ведь в мире этот вопрос уже достаточно эффективно решен, и нам не нужно что-то выдумывать, нужно просто задуматься, как лучше сделать и при этом использовать опыт тех, кто уже прошел этот путь, и, кстати, ушел уже достаточно далеко.

Почему бы нам не воспользоваться шведским опытом, где все население к отходам относится как к вторичному сырью и глубокая переработка отходов достигла 90%, и они уже начинают завозить это вторичное сырье (отходы) из других стран. Для работы с отходами созданы экотехнопарки, куда отходы доставляются, там же они сортируются и затем уже в виде сырья отправляются для переработки на профильные предприятия.

В основе современной концепции экотехнопарка лежит технология, заключающаяся в раздельном сборе, безпрессовой транспортировке отходов, их глубокой сортировке и прессовании, с гарантированной плотностью более 1 тонны на кубометр неутилизируемых компонентов ТКО. Таким образом на выходе получаются вторичные материальные ресурсы, которые направляются на дальнейшую переработку с целью получения готовой продукции для последующей реализации и спрессованные кипы неутилизируемых компонентов ТКО (1,0х1,0х1,5м), упакованные в герметичную пленку, которые направляются для размещения на полигон, оборудованный современным противофильтрационным экраном, комплексом очистных сооружений, обеспечивающими защиту окружающей среды от возможного негативного воздействия.

Отличительной особенностью данной технологии является то, что получаемые в результате глубокого прессования кипы неутилизируемых компонентов ТКО представляют собой практически инертный материал в отличие от несортированных отходов. Полигон, предназначенный для размещения кип с отходами, коренным образом меняет свой облик.

Во-первых, за счет высокой плотности отходов в кипах требуемая под размещение площадь сокращается более чем в 2 раза. Во-вторых, в процессе уплотнения и изоляции отходов в кипах создаются условия, тормозящие процессы разложения органических веществ, что способствует значительному сокращению образования биогаза и фильтрата — примерно на 95% по сравнению с полигонами несортированных отходов.

Следовательно, не будет загрязнения подземных и поверхностных вод, атмосферного воздуха. Таким образом, реализация современной концепции переработки утилизируемых компонентов и размещения герметичных кип отходов позволяет создать не только экологически безопасную, но и высокодоходную систему.

Существующие бизнес-планы показывают, что при капитальных вложениях в два миллиона долларов США в завод по сортировке и прессованию коммунальных отходов Presona производительностью 200 тысяч тонн в год чистый доход за 5 лет составит 14 миллионов долларов, при высокой рентабельности в 150%. Разумеется, кроме решения экологической проблемы все это не может не оказать прямое положительное влияние на местные бюджеты через налоги и создание сотен рабочих мест.

И, пожалуй, самое главное — на базе получаемых доходов становится возможным внедрение дорогостоящих технологий глубокой переработки отходов, оставшихся после сортировки. Это может быть шведская технология разделения отходов в воде с получением пылевидного, гранулированного или брикетированного топлива, после предварительного удаления из ТКО хлорсодержащих компонентов, тяжелых металлов и других элементов, образующих высокотоксичные соединения при горении или совместная российско-израильская технология высокотемпературной плазменной переработки отходов производства и потребления. Используя плазменную технологию возможно вести утилизацию ТКО, нефтешламов, биологических отходов практически «с колес», причем не загрязняя окружающую среду ядовитыми выбросами и токсичным дымом.

Кроме того, применив модульный принцип построения перерабатывающих заводов, с размещением их только на территориях действующих и закрытых свалок, можно проводить полную рекультивацию ранее устроенных и закрытых из-за переполнения мусорных полигонов, очищая огромные территории и возвращая землям возможность их дальнейшего использования. Проект установки разработан в РНЦ “Курчатовский институт”. Конечным продуктом переработки в этой установке является стекловидный шлак нерастворимый в воде с объёмом примерно в 20 – 60 раз меньшим, чем объём исходных отходов.

В Израиле запущена в эксплуатацию в декабре 2006 года экспериментальная установка плазменной переработки твёрдых бытовых отходов производительностью 700 кг отходов в час. При использовании технологий сжигания отходов в печах «кипящего слоя» переработка отходов ведётся при температурах 700 - 900°C, что требует сортировки отходов и сопровождается образованием ароматических углеводородов, образующих при соединении с хлором и фтором, присутствующих в отходах, диоксинов и фуранов. Тогда как рабочая температура в нижней части плазмохимического реактора составляет 1300 – 1500°C с существованием локальных зон (область действия воздушной струи из плазмотрона) с существенно более высокими температурами. В этом случае сортировка отходов не требуется, а вероятность образования ароматических углеводородов существенно снижается.

Эксплуатация опытной установки в Израиле показала, что выбросы диоксинов и фуранов составляют 0,02 – 0,2 нанограмма на кубометр, что на 2 - 3 порядка ниже выбросов заводов, перерабатывающих отходы путём сжигания в печах кипящего слоя. По заключению официальных органов Израиля стекловидный шлак, получаемый при плазменной переработке ТКО, является экологически чистым продуктом.

Блестящие перспективы, не правда ли? А пока в наших городах и селах нет ни одной цивилизованной закрытой площадки для сбора отходов. В лучшем случае, на бетонных плитах установлены контейнеры для сбора отходов, и хорошо, если они еще и с крышками. И вся эта «красота» с трех сторон прикрывается куцым заборчиком из металлопрофиля, а ведь не так далеко от нас в Москве, Петербурге, Нижнем Новгороде давно делают закрытые площадки. Не так уж и дорого поставить щито-сборную легкую металлическую конструкцию, и взгляд не утомляет и мусор не раздувается ветром и не растаскивается воронами.

Я не говорю о подземных сборниках отходов, как в Германии или Швеции, до этого нам еще лет 200, но элементарные-то конструкции почему нельзя делать, тем более если мы хотим себя позиционировать как туристически привлекательную территорию.

А то в Суздале практически на главной улице просто на обочине поставлены разнокалиберные контейнеры, которые достаточно быстро переполняются, а с учетом того, что по праздникам и выходным вывоз отходов не осуществляется, то невкусно пахнущие архитектурные дополнения очень оживляют картину древнего города. И вот уже радостно галдящие иностранные туристы щелкают фотоаппаратами, фиксируют российскую дремучесть. А отцы и матери города почему-то до сих пор считают, что кучи мусора, деревянные удобства во дворах - это нормально и не требует немедленного решения. Так и в тысячелетие города войдем в обнимку с деревянным туалетом и мусорным контейнером под окном фешенебельной гостиницы.

Во время мусорного беспредела, начавшегося в лихие 90-е, множество дельцов сколотили многомиллионные состояния, масса научных мужей защитили не один десяток кандидатских и докторских диссертаций. Но в реалии над вопросом, что делать для того, чтобы мусор превратился в ценное вторичное сырье, почти никто не задумывался. Все по накатанной, денежки идут, природа терпит, на наш век хватит. А если не хватит ? Природа не может ускоренно и бесконечно самоочищаться, а ни времени, ни возможности мы ей не даем. Общество потребления без обязанностей - это тупик и катастрофа.

Отдельные начальники от экологии и мусорные дельцы в случае чего благополучно отбудут туда, где с экологией все в порядке. Но мы-то с вами останемся, и что мы будем делать, когда окончательно замусорим всю территорию области, что мы скажем нашим детям и внукам, когда они спросят, а где лес, луг, река и озеро, какие объяснения нашей инертности и бестолковости мы будем придумывать, как будем оправдываться, почему несколько не совсем порядочных дельцов сумели привести область к экологической катастрофе.

Нужно, в конце концов, начинать задумываться о качестве своей жизни, нужно реально и активно решать накопившиеся проблемы, не слушая песни отдельных акынов про то, как нет денег ни на что. Никто, кроме нас самих, наши проблемы не решит, и никакие сбоку забредшие «мусорные» начальники, никакие региональные операторы ничего не сделают, до тех пор, пока в нашем сознании «мусор» не превратится в «ценное вторичное сырье». А вот тогда уже можно будет не только свою область очистить, но и хорошо и безопасно подзаработать, принимая на переработку отходы соседей.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции