Регистрация / Вход Пт, 09 декабря 2016, 10:44

«Нужно создать видимость преступной деятельности»

Адвокат Иван Миронов заявил, что уголовные дела в отношении экс-генерального директора «Автоприбора» Алексея Мельникова лоббирует банк ВТБ с целью окончательного разорения завода
12 Августа 2016, 18:32 16 5349

Атмосфера судебного заседания 11 августа по ходатайству следователя СКР Сергея Новожилова о продлении Алексею Мельникову срока содержания под стражей еще на 2 месяца, длившееся шесть с половиной часов, то накалялась до предела из-за споров на повышенных тонах сторон защиты и обвинения, то разряжалась хохотом и веселыми комментариями зрителей на реплики некоторых участников процесса. Судья Вера Баштрыкова больше 20 раз делала замечания пришедшим на процесс людям, адвокату Ивану Миронову и Алексею Мельникову, журналистам и периодически обещала выставить некоторых из них за дверь.

DSC04607.JPG

Заседание началось со скандала по поводу зала заседания. Поддержать владельца 100-процентного пакета акций завода «Автоприбор» Алексея Мельникова в Октябрьский райсуд города Владимира посчитали необходимым прийти около 50 человек. Они еле уместились на галерке выделенного маленького помещения, половине лавок не хватило. На жалобы на духоту и тесноту и просьбы перейти в соседний просторный зал, приставы и представители суда в довольно резкой форме дали понять, что никуда переносить заседание не будут. Приставы даже начали требовать, чтобы не имеющие отношения к процессу вышли в коридор. На это работники завода «Автоприбор» еще громче стали требовать другого зала. Кто-то из собравшихся произнес фразу, которая всех развеселила: «Что вы делаете, судьи?». В итоге все закончилось тем, что откуда-то принесли 20 стульев и все расселись.

DSC04597.JPG

Алексея Мельникова в наручниках встречали стоя с громкими аплодисментами. Среди собравшихся был и сын опального предпринимателя Павел Мельников.

DSC04633.JPG

Уже на стадии подачи ходатайств адвокат Иван Миронов, ознакомившись с документами, которые следствие просило приобщить к делу, сделал заявление, что следователь по особо важным делам СКР по Владимирской области совершил должностное преступление, раскрыв данные одного из секретных свидетелей по делу, поставив тем самым его жизнь и здоровье под угрозу. Адвокат Катерина Иголкина попросила приложить к делу документы о том, что 318 человек поручились за надлежащее поведение Алексея Мельникова в случае избрания ему меры пресечения, не связанную с лишением свободы.

DSC04619.JPG

Обосновывая необходимость продлить опальному бизнесмену срок заключения под стражей до 14 октября, следователь Сергей Новожилов, заявил что Мельников на свободе может оказать влияние на свидетелей и следствие, уничтожить важные документы, уехать за границу, продолжить заниматься преступной деятельностью, повлиять на общественное мнение. Было заявлено о необходимости проведения 3 экспертиз: экономической, судебно-психологичекой, оценочной экспертизы. А также проверить причастность родственников Мельникова к преступлениям на «Автоприборе», в частности Петра Мельникова, проанализировать все схемы вывода средств с завода и их обналичиванию, найти всех «обнальщиков», скрывшихся от следствия, проверить все «аффилированные организации», участвовавшие в выводе заводского имущества.

В ответ на это адвокат Миронов начал спрашивать Новожилова - на основании каких фактов и обстоятельств следствие полагает, что Мельников может оказать влияние на свидетелей, может скрыться, уничтожить доказательства по делу и дальше по списку.

Эти вопросы большей частью или снимались по просьбе прокурора или ответы на них заключались в том, что такие предположения основаны на показаниях свидетелей.

Более развернутый ответ удалось получить на вопрос об истоках предположения, что Мельников может уничтожить важные документы. Сергей Новожилов завил, что при обысках на «Автоприборе», полиция столкнулась с «противодействием» сотрудников завода, которые «по мнению следствия подчинены не руководителю предприятия, а человеку, который фактически управляет предприятием».

Адвокат резонно поинтересовался, установлены ли эти лица, которые оказывали сопротивление и угрожали полиции, возбуждены ли уголовные дела в отношении них. Следователь заявил, что дела не были возбуждены, так как это преступление было пресечено. Тогда адвокат поинтересовался: установлена ли связь сотрудников, угрожавших полиции, с Алексеем Мельниковым.

DSC04618.JPG

Новожилов ответил, что связь подтверждается тем, что эти люди «ранее работали под руководством Мельникова, выполняли его указания ранее и в последующем, их заинтересованностью, чтобы Мельников в дальнейшем продолжал руководить имуществом, и имели финансовую подпитку, я имею в виду зарплату, и другие неустановленные источники дохода». Эта реплика следователя вызвала дружный взрыв хохота сотрудников «Автоприбора».

Адвокат попросил сторону обвинения назвать хотя бы нескольких лиц, которые противодействовали и угрожали полиции и следствию. На это Сергей Новожилов заявил дословно следующее: «По мнению следствия, вы (то есть адвокат Иван Миронов, - ред.) мне противодействие оказываете, причем достаточно серьезное».

Эти слова вызвали новый взрыв хохота в зале. Судья в очередной раз предупредил, что нарушители регламента выйдут вон.

Адвокат Миронов позднее попытался выяснить, как он все-таки противодействует следствию: «Меня следователь обвинил фактически в уголовном преступлении. Я скоро вынужден буду просить государственной защиты от следствия».

Судья потребовала от адвоката «прекратить балагана», а следователь упрекнул защиту Мельникова в том, что она «устраивает клоунаду».

Тогда адвокат Миронов поинтересовался, почему следствие одним из оснований невозможности выпустить Мельникова из-под стражи называет непредоставление защитой «доказательств невиновности» экс-генерального директора «Автоприбора».

- Вам знакомо такое понятие «презумпция невиновности»? И что бремя доказательства вины лежит на правоохранительных органах? - спросил Миронов.

- Вопрос какой? - вмешалась судья.

- Я хочу выяснить, насколько честно Новожилов получил диплом, - ответил адвокат.

- Вопрос снимается, - поставила точку в этом диалоге судья.

Адвокат Миронов попытался выяснить, является ли Петр Мельников фигурантом обвинения, которое предъявлено Алексею Мельникову, и какое отношение сын имеет к основанию продления срока содержания под стражей его отца.

- Мельников Петр - свидетель? - спросила Новожилова судья.

- Свидетель, в настоящее время не допрошен, - ответил следователь.

- Недопрошен поскольку скрывается? - повторно задала вопрос судья.

- Да, - подтвердил Сергей Новожилов.

- На основании каких документов вы делаете вывод, что Петр Мельников скрывается? - задал свой вопрос Миронов.

- Ваша честь, прошу отвести вопрос, - вмешался в диалог прокурор.

- Там представлены документы, там справка есть оперативных служб, - заявил следователь.

- Там есть постановление об объявление Петра Мельникова в розыск, оно вообще существует? - поинтересовался адвокат.

- Нет, - ответил Новожилов.

- На основании чего вы делаете заключение, если такого постановления нет, что Петр Мельников скрывается? - напирал адвокат.

- Вопрос снимается, - вмешалась судья после продолжительного молчания.

DSC04627.JPG

Адвокат Катерина Иголкина поинтересовалась у следователя Новожилова - есть ли у Мельникова действующий заграничный паспорт, с которым он мог бы выехать за пределы России, если его сейчас выпустят. На это следователь ответил, что загранпаспорт есть, но действующий он или нет - он не знает.

Тогда Иголкина попросила прокомментировать опасения следствия на счет того, что Мельников на свободе продолжит заниматься преступной деятельностью. Сергей Новожилов завил, что, по мнению следствия, процедура банкротства на предприятии не окончена, и Мельников может повлиять на нее через аффилированных лиц, «произвести какие-то действия по отчуждению имущества». Вспомнил следователь и про 8 квартир, которые из собственности завода якобы перешли в собственность частным лицам и могут быть проданы.

Вы полагаете, что Алексей Мельников может продать эти 8 квартир? - спросила Иголкина у следователя.

Екатерина Николаевна, есть вы, есть Иван Борисович (Миронов, - ред.)! Зачем Алексею Александровичу самому? Есть еще лица аффелированные. Считаю, что Алексей Мельников может дать указания для проведения таких действий. Это факт. У него руки развязаны, и он предпримет попытки по воспрепятствованию следствию, поскольку будет иметь доступ к общению к лицам, которые проходят по делу как свидетели, которые также еще не допрошены, в связи с их укрывательством, - ответил Новожилов.

DSC04592.JPG

Катерина Иголкина поинтересовалась, было ли что-то приобщено к делам Мельникова за срок, который прошел с момента первого и второго определения меры пресечения в виде содержания под стражей. Вопрос чуть было не отклонили, но позднее Новожилов сообщил, что после первого продления срока содержания под стражей в мае 2016 года было допрошено 45 свидетелей, назначены экспертизы, проведены выемки документы, обыски на «Автопроиборе» и других организациях, ревизии денежных средств.

В ходе этого ответа выяснилось, что задание на оценочную экспертизу, упомянутую в качестве необходимости оставления Мельникова под стражей, было отправлено на днях, то есть накануне судебного заседания по продлению срока ареста.

«Какие еще доказательства отсутствия волокиты с вашей стороны вы можете представить?» - задала после этого вопрос Иголкина следствию.

Сам Алексей Мельников выразил это другими словами. Он спросил следователя Сергея Новожилова:

«Что в вашем понятии своевременное назначение экспертизы. Не получится ли так, что оставив меня сейчас под стражей, настояв на этом, вы через 2 месяца назначите еще одну экспертизу, и ее необходимость будет аргументом в пользу очередного продления моего ареста?».

Этот вопрос судьей был снят, как и другие вопросы Мельникова, например, о том какие еще документы можно уничтожить после неоднократных обысков и изъятий, или как он, выйдя сейчас из СИЗО, может продолжать совершать преступления, которые якобы были совершены 3 года назад и считаться «юридически оконченными».

В отклонении вопросов активно участвовал присутствующий на процессе прокурор. В конце концов адвокат Иван Миронов не выдержал:

«Я не совсем понимаю. У нас новая процессуальная роль: адвокат следователя. Кода я задаю вопросы следователю, меня перебивает каждый раз прокурор, пытаясь отвести следователя от ответа на поставленный вопрос. Я считаю, что прямое нарушение порядка судебного следствия. У нас следователь обзавелся адвокатом? Зачем он ему нужен?».

Выпад закончился тем, что Миронов по требованию прокурора получил от судьи замечание.

После закрытой части заседания стороны еще раз обозначили свои требования. Прокурор и следователь потребовали продления срока заключения для Мельникова еще на 2 месяца.

Сам экс-генеральный директор «Автоприбора» заявил, что ходатайство о продлении ему срока заключения содержит массу неточностей и фантазий. Он отметил, что следствие для того, чтобы оставить его в СИЗО, «слило» в кучу все «грехи» Мельникова:

«Этот документ мне представляется каким-то синопсисом сценария криминального детектива. Здесь заложена и статья 199 - неуплата налогов, и статья 196 - предумышленное банкротство, упоминается статья 199 прим. - неисполнение полномочий налогвого агента. Понимая, видимо, что зрители все это уже видели, следствие анонсирует новые эпизоды, статьи 172, 187,159: незаконная банковская деятельность, изготовление перевозка и сбыт фальшивых денег и т.д. Этими баснями следствие кормит всех участников судебного процесса. Между тем 5 месяцев я нахожусь под стражей по обвинению в преступлении, предусмотренной частью 2 статьи 201. Преступление, которое по своей сути считается оконченным. Оконченное преступление предполагает, что все следы этого преступления — они на лицо, они зафиксированы. В постановлении о продлении на 13 страниц уделено 5 строчек».
DSC04632.JPG

Адвокат Иван Миронов в своем слове заявил о полной необоснованности доводов следователя:

«Новожилов сказал, что основанием для оставления Мельникова под стражей является проверка причастности его сына к преступлению. Про презумпцию невиновности все забыли, наверно? Теперь возможная причастность сына к преступлению является основанием того, что отец должен сидеть в тюрьме. Это сказал следователь Следственного комитета.

Наряду со всем было сказано, что адвокаты, по мнению следователя Новожилова, могут или должны фактически попасть под действие статьи 174 - легализация, когда он заявил, что Миронов и Иголкина будут заниматься легализацией квартир.

Когда следователь пояснил, что им вынесено постановление о рассекречивании свидетеля, это является вопиющей ложью, потому что таких постановлений не выносится, потому что в противном случае создается угроза жизни и здоровью свидетеля. Новожилов создал во Владимире целое подполье секретных свидетелей, что является вопиющим уникальным случаем в истории правосудия современной России.

Следователь сказал, что единственным документальным подтверждением, что Мельников может скрыться или оказать давление на свидетелей, продолжить заниматься преступной деятельностью, являются показания свидетеля Княжева, который указал, что рейдер, и другие лица могли действовать в интересах Мельникова.

В прошлом судебном заседании следователь Новожилов анонсировал громкие дела, анонсировал, что наконец будет пойман тот большой спру, в виде сотрудников «Автоприбора», иных лиц, неустановленных, семьи, который опутали всю Владимирскую область. Прошло 3 месяца. Следователь к нам приходит за продлением срока содержания под стражей. Он уже забыл про 201 статью, он приходит с обещанием каких-то новых дел, что также неотносимо к нашему сегодняшнему разбирательству.

Мы пытались что-то вытянуть на протяжении двух часов, пытались узнать номер или название хоть какого-то документа, который бы подтверждал обоснованность подозрения. Но кроме умозрений следователя Новожилова мы не получили ничего. Таким образом следователь проявил неуважение к суду, фактически подталкивая к принятию незаконного решения.

Ни одного рапорта, ни одного заявления свидетелей, что на них оказывается давление. Но зато имеем 7 абсолютно бесполых, безвозрастных непонятных существ, которые дают секретные показания.

Я призываю вас приостановить эту расправу. Это действительно расправа. ВТБ сегодня занимается тем, что пытается этим рейдерским захватом забрать завод и подвергнуть его разорению. Им нужно, чтоб Мельников сидел в тюрьме. Им нужно это уголовное дело, и они его лоббируют руками следователя, который не удосужился представить ни одного доказательства причастности Мельникова к вменяем преступлениям.

Он это все разбавляет мусором, который никакого отношения к данному уголовному делу не имеет. Почему мы столько времени слушали по 100 раз про 272 статью, про Ковалева, про сыновей, про все остальное, про ОПГ? Нужно наполнить, нужно создать видимость преступной деятельности Мельникова, надавив на суд, и выцарапать нужное решение, которое, на наш взгляд, является враждебным закону в интересах третьих лиц, которые хотят разорить и забрать завод.

Следователь вспомнил про квартиры, которые не имеют отношения к делу, где живут заводчане, которые платят за них. Следователь не постеснялся прийти к одной из вдов, у которой муж погиб в ДТП несколько дней назад, и допрашивать ее по данному факту.

Нет ни одного малейшего законного основания для продления срока содержания под стражей. Ходатайство Новожилова не основано на законе, оно абсурдно, не подлежит удовлетворению. Нужно пременить меру, не связанную с лишением свободы. Для этого есть все основания, 318 поручительств. Мы готовы рассмотреть, помимо поручительства, выпуск под залог или хотя бы на домашний арест.

Генпрокурор Чайка недавно заявил, что следователи, которые преследуют и разоряют отечественных предпринимателей должны строго наказываться. Но они не наказываются».

После часового перерыва, суд согласился с доводами следователя Сергея Новожилова, что Мельников на свободе может негативно повлиять на следствие, и оставил экс-генерального директора «Автоприбора» под стражей еще на два месяца до 14 октября 2016 года.


Смотрите также
Мельников амнистирован
Фрунзенский районный суд города Владимира признал бывшего генерального директора ОАО «Завод “Автоприбор”» Алексея Мельникова виновным в неуплате налогов, назначил ему наказание в виде 4 лет условно и амнистировал в связи с 70-летием Великой Победы
ВТБ привлечёт Мельникова за клевету
Пресс-служба банка ВТБ заявила, что высказывания бывшего гендиректора завода «Автоприбор» Алексея Мельникова и его адвоката о том, что сотрудники банка вымогали у предпринимателя взятку, носят «недостоверный» и «клеветнический характер»