Регистрация / Вход Пт, 09 декабря 2016, 00:59

Экс-судья Хохлова может получить 12 лет

Гособвинение попросило приговорить бывшую судью Октябрьского районного суда города Владимира Анну Хохлову, обвиняемую в совершении коррупционных преступлений, к 12 годам лишения свободы. Хохлова, в знак протеста против нарушений в судебном процессе, отказалась от последнего слова
19 Июля 2016, 14:59 32 6230

Прокурор Николай Зайцев, поддерживающий государственное обвинение бывшей судьи Октябрьского районного суда города Владимира Анны Хохловой в совершении преступлений коррупционной направленности, попросил судью Ленинского райсуда Андрея Смирнова приговорить подсудимую к 12 годам лишения свободы с отбыванием наказания в колонии общего режима, и штрафу в размере 2,5 миллионов рублей.

Очередное заседание суда прошло 19 июля.

DSC07055.JPG Ирина Мустафина

Проходящую по этому же делу юриста Ирину Мустафину Зайцев попросил приговорить к лишению свободы на пять лет условно, так как она явилась с повинной, активно сотрудничала со следствием и помогла изобличить преступные деяния бывшей судьи. Защита утверждает, что Мустафина оговорила Анну Хохлову.

all2.jpg

Адвокаты экс-судьи ранее заявляли, что права Анны Хохловой на защиту были нарушены — суд отказал в удовлетворении ходатайств о вызове свидетелей защиты и лишил её возможности представить доказательства своей невиновности.

DSC07060.JPG Игорь Спицын

19 июля адвокат Герман Лукьянов ходатайствовал о возобновлении судебного следствия. Судья Смирнов ему в этом отказал. Другой адвокат, Игорь Спицын, хотел было заявить отвод судье, но ему даже не дали сформулировать ходатайство. Сторона защиты от участия в прениях отказалась. Кроме этого, Анна Хохлова в знак протеста заявила, что не будет выступать с последним словом.

Следующее заседание назначено на 26 июля.

В ЧЁМ ОБВИНЯЮТ ХОХЛОВУ

Анна Николаевна Хохлова была назначена судьёй Октябрьского районного суда 12 августа 2008 года. В 2011 году квалификационной коллегией судей Владимирской области её полномочия были прекращены. В мае 2012 года коллегией было дано согласие на возбуждение в отношении Хохловой уголовного дела. С 12 ноября 2015 года Хохлова находится под стражей.

Бывшей судье вменяют совершение коррупционных преступлений, предусмотренных сразу пятью статьями Уголовного кодекса.

  1. По версии обвинения, в мае 2010 года неустановленная следствием женщина обратилась к адвокату Ирине Мустафиной, у которой были «доверительные отношения» с тогдашней судьёй Октябрьского райсуда Анной Хохловой, с просьбой за денежное вознаграждение изменить одному из задержанных меру пресечения с ареста на освобождение под залог. За это, как настаивает обвинение, был заплачен 1 миллион рублей (700 тысяч якобы взяла Хохлова, остальные деньги получила Мустафина за посреднические услуги). После освобождения из-под стражи, неназванный обвиняемый в совершении преступления скрылся от следствия и находится в розыске. Это деяние Хохловой обвинение квалифицирует как получение взятки — пункт «в» части 5 статьи 290 УК РФ.

  2. По этой же статье расследуется ещё одно действие бывшей судьи Хохловой. В августе 2010 года к адвокату Екатерине Забалуевой обратилась мать некоего Рыбина, отбывающего наказание за убийство в исправительной колонии №3 на улице Полины Осипенко. В 2006 году Мосгорсуд «дал» ему 18 лет строгого режима, потом смягчил наказание на 3 года. Мать Рыбина попросила Забалуеву за денежное вознаграждение сократить его срок ещё на два с половиной года. Адвокат знала, что у её коллеги Ирины Мустафиной «доверительные отношения» с судьёй Хохловой, и поэтому согласилась помочь в решении вопроса. За это попросили 600 тысяч рублей, из которых 150 тысяч пошли за посредничество. Обвинение настаивает на том, что ранее Октябрьский суд уже отказывал Рыбину в смягчении приговора, и Хохлова прекрасно знала об этом. Тем не менее, 14 октября 2010 года она, не проводя судебное заседание, «вынесла неправосудный иной судебный акт». Позже Владимирский областной суд отменил решение Хохловой о смягчении наказания Рыбину.

  3. Эпизод с осуждённым Рыбиным обвинение квалифицировало ещё сразу по двум статьям УК РФ - «вынесение заведомо неправосудных приговора, решения или иного судебного акта» (часть 1 статьи 305) и «уничтожение официальных документов совершённое из корыстной или иной личной заинтересованности» (часть 1 статьи 325 УК РФ). Хохлова, по версии обвинения, дала указание секретарю судебного заседания (которая не знала о её преступных планах), изготовить протокол не проводившегося судебного заседания по смягчению наказания Рыбину. После этого, с целью сокрытия следов преступления из личной заинтересованности, она истребовала себе материалы дела о пересмотре приговора Рыбину и до июля 2011 года хранила их у себя в сейфе, после чего сожгла их «в лесном массиве неподалёку от федеральной дороги М7 между Владимиром и Москвой».

  4. Кроме этого Анну Хохлову обвиняют в покушении на посредничество во взяточничестве (часть 3 статьи 30, пункты «а» и «б»; часть 3 статьи 291 прим). Летом 2011 года (уже после того, как полномочия Хохловой были прекращены) другой осуждённый, отбывающий наказания в исправительной колонии №3 на улице Полины Осипенко, тоже захотел за денежное вознаграждение «скостить» себе пару лет от срока. Он через третьих лиц обратился к уже упоминавшейся Екатерине Забалуевой. Она решила помочь сидельцу по такой схеме: Забалуева выходит на Ирину Мустафину, та встречается с Анной Хохловой, которая использует связи в Октябрьском райсуде для решения вопроса. Эту услугу оценили в 800 тысяч рублей, из которых 300 предназначалось неустановленному следствием судье. Но эта история не была доведена до конца: 31 августа 2011 года Забалуева с поличным была задержана сотрудниками ФСБ по Владимирской области. Кстати, Забалуева уже осуждена, ей дали три года условно.

В ЧЁМ ОБВИНЯЮТ МУСТАФИНУ

Юриста Ирину Раифовну Мустафину обвиняют в совершении преступлений, предусмотренных четырьмя статьями УК — в пособничестве во взятке и даче взятки, а также в посредничестве и покушении на непосредственную передачу взятки в крупном размере.

Мустафина в настоящее время находится под подпиской о невыезде. Осень 2011 года она провела в СИЗО 17 дней. После этого она активно сотрудничала со следствием.

Загрузка плеера

«МЫ ИМЕЕМ ПРАВО НА КРИТИКУ ЭТОГО ЛОЖНОГО ОБВИНЕНИЯ»

Адвокат Герман Лукьянов (он подключился к процессу недавно) выступил с ходатайством о возобновлении судебного следствия. Он заявил, что, объявив 5 июля текущего года прения сторон, судья Смирнов нарушил права Анны Хохловой на защиту.

Лукьянов попросил возобновить судебное следствие, чтобы предоставить защите возможность исследовать заключение специалиста в области психо-физиологической экспертизы, которое подтверждает непричастность подсудимой к инкриминируемым деяниям, и допросить автора заключения на детекторе лжи. Кроме этого, защита считает необходимым допросить авторов приобщённой к делу судебно-почерковедческой экспертизы, так как есть все основания полагать, что подпись на документе о сокращении тюремного срока некоему Рыбину (пункт №2 обвинений в адрес экс-судьи, смотрите выше) может не принадлежать Анне Хохловой.

Адвокат напомнил, что Конституция России гарантирует равноправие и состязательность сторон в судебном разбирательстве. Он заявил, что обвинение предоставило 18 томов доказательств, защите же такой возможности не дали.

«Каждый уголовный процесс должен быть пропитан солью состязательности», - сказал Герман Лукьянов.

Он пояснил суду, что адвокаты в сложившихся условиях не смогут опровергнуть доводы стороны обвинения. Защита не просит продлить заседание на год — для допроса свидетелей достаточно нескольких заседаний.

Анна Хохлова поддержала ходатайство Лукьянова.

Другой адвокат — Игорь Спицын — заявил, что права защиты были грубейшим образом нарушены как на стадии предварительного соедствия, так и в ходе судебного разбирательства. В частности, адвокатам и Хохловой дали возможность изучать материалы дела уже по ходу процесса. Спицын утверждает, что свидетели обвинения давали показания со слов Ирины Мустафиной, и их слова, сказанные в суде, резко противоречили тому, что они говорили следователям.

Со слов Спицына, защита заявляла около 20 ходатайств, в каждом из которых просила суд вернуть дело прокурору, так как другого способа обеспечить Хохловой право на защиту нет.

«В ходе судебного разбирательства возникли существенные противоречия, которые указывают на невиновность Хохловой», - уверен адвокат.

Игорь Спицын считает, что необходимо вызвать на допрос начальника отдела Октябрьского суда о движении материалов по делам Липахина (пункт №4 обвинений против Хохловой, смотрите выше) и Рыбина; надо вызывать повторно начальника отдела спецучёта колонии №3, где они содержатся, чтобы узнать откуда ей стало известно о существовании в природе решения судьи Хохловой по Рыбину; надо допросить понятых, девушек, которые присутствовали на выемке документов в колонии №3; нужно проводить экспертизы, исследовать компьютеры Хохловой и её помощника, затребовать подлинные журналы регистрации судебных материалов. Спицын предположил, что регистрация решения по сокращению срока Рыбину, якобы принятое Хохловой, было вписано в журнал задним числом. Надо установить — кем и когда. Кроме этого, осуждённый своей рукой поставил на документе подпись, что он с ним ознакомлен и дату. Спицын считает, что только экспертиза может установить, когда именно он это сделал.

«В обвинении никаких доказательств нет», - резюмировал адвокат Анны Хохловой.

Ирина Мусатфина выступила резко против удовлетворения ходатайства защиты, так как «нет оснований, предусмотренных УПК, для возобновления судебного следствия». По её мнению, суд предоставил защите более, чем достаточно времени для предоставления доказательств, «два месяца суд рассматривал бесчисленные ходатайства защиты». Мустафина не увидела нарушений прав защиты.

shehovtceva.jpg Яна Шеховцова

Адвокат Мустафиной Яна Шеховцова поддержала позицию свой подзащитной — оставить ходатайство адвокатов Хохловой оставить без удовлетворения.

Гособвинитель Николай Зайцев (он представляет прокуратуру Владимирской области) также выступил против удовлетворения ходатайства защиты, так как при предоставлении доказательств суду равенство прав сторон было обеспечено.

DSC07053.JPG Николай Зайцев
«Все доказательства представлены. Оснований для возобновления судебного следствия не нахожу», - сказал прокурор.

После этого слово снова взял Герман Лукьянов:

«Мы вправе защищать свои права всеми способами и средствами, которые не запрещены законом».

Он напомнил, что стратегию защиты определяют адвокаты, а не прокурор, а подсудимая Мустафина не вправе давать оценку защите Хохловой:

«Россия — правовое, демократическое государство, и обязанность суда — предоставить нам возможность сказать всё, что мы думаем. Какое может быть равенство? Обвинение предоставило 18 томов доказательств, а я не могу вызвать двух свидетелей, и приобщить к делу два документа».

Лукьянов напомнил суду, что «право есть равные меры, применяемые к неравным людям»:

«Мы имеем право на критику этого ложного обвинения».

Игорь Спицын сообщил, что защита хотела бы сделать заявление об отводе судьи. Судья Андрей Смирнов предложил ему сесть, и объявил о начале прений сторон.

«ИСПРАВЛЕНИЕ ХОХЛОВОЙ БЕЗ ИЗОЛЯЦИИ ОТ ОБЩЕСТВА НЕВОЗМОЖНО»

Первым в прениях выступил государственный обвинитель Николай Зайцев. Он сообщил, что «Российская Федерация в настоящее время сосредотачивает усилия на том, чтобы устранить все проявления коррупции в обществе путём создания прозрачности расходования финансовых средств представителями власти».

Зайцев счёл доказанными эпизоды преступлений, которые инкриминируются Хохловой и Мустафиной. Первая свою вину не признаёт, вторая — полностью согласна с обвинением.

Сведения о деяниях бывшего судьи стали известны после того, как 19 сентября 2011 года Ирина Мустафина написала явку с повинной.

Гособвинитель рассказал, что на предварительном следствии была допрошена помощник судьи Хохловой по фамилии Маркелова, которая часто совершала махинации с регистрацией входящих документов и их распределению между судьями. По версии обвинения это происходило так:

«В период работы она [Маркелова] по указанию Хохловой она неоднократно совершала действия в нарушение требований регламента суда в части порядка регистрации входящих материалов и распределении их между судьями. Происходило это следующим образом: интересующие документы, минуя председателя суда, поступали лично к Хохловой, которая прикрепляла к ним исполненные на отдельных листочках резолюции председателя с поручением “К рассмотрению”, написанные ранее по другим материалам, после чего Маркелова, используя свои личные взаимоотношения с сотрудниками аппарата суда, регистрировала данные заявления и ходатайства в канцелярии, где ставились отметки о передаче ходатайства, заявления или иного документа на рассмотрение судье Хохловой».

Именно таким образом к судье Хохловой попало заявление на пересмотр приговора Рыбину. Маркелова также помогла решить вопрос с изменением данных по принятому Хохловой решению по Рыбину в электронной картотеке суда.

Николай Зайцев уверен, что решение по сокращению срока заключения Рыбину было подписано именно Хохловой, так как протокол не проводившегося заседания суда был составлен на компьютере её помощника.

«Все материалы дела подтверждают виновность Хохловой», - заявил прокурор.

По мнению обвинения, следует признать установленными все факты получения подсудимой Хохловой денежных средств за совершение инкриминируемых ей преступлений. Николай Зайцев попросил суд признать достоверными показания свидетелей, так как они были последовательными как на стадии предварительного следствия, так и в ходе судебного разбирательства. Вина Хохловой также подтверждается результатами оперативно-розыскных мероприятий.

«Считаю, что в суде не установлены мотивы для оговора свидетелями подсудимой Хохловой», - заявил гособвинитель.

Николай Зайцев сообщил, что Анне Хохловой и Ирине Мустафиной не удалось передать взятку неустановленному судье Октябрьского суда за смягчение приговора некоему Липахину, отбывавшему наказание в колонии №3, по независящим от них причинам (пункт №4 обвинений, смотрите выше). Несмотря на то, что они не довели дело до конца, установлено, что они дали обещание организовать посредничество в передаче взятки, а Хохлова сказала, что сможет использовать свои связи, значит они точно передали бы деньги неустановленному судье, считает гособвинитель:

«Действия обеих подсудимых свидетельствуют об обещании, предложении и стремлении действительно выступить в роли посредников при передаче взятки в пользу взяткодателя, нежели совершить хищение указанных денежных средств путём обмана и злоупотреблением доверия взяткодателя».

Прокурор по данному пункту обвинения предложил изменить квалификацию на «покушение на посредничество во взяточничестве», исключив слова «группой лиц по предварительному сговору в крупном размере».

Николай Зайцев заявил, что все действия Мустафиной и Хохловой были мотивированы «корыстной заинтересованностью», они «носили умышленный характер», подсудимые «осознавали их общественную опасность, предвидели неизбежность наступления опасности в виде посягательств на нормальное функционирование органов судебной власти и дискредитации судебной системы в глазах населения, желали наступления этих последствий».

Гособвинитель попросил суд прекратить уголовное преследование Анны Хохловой за совершение преступления, предусмотренного часть 1 статьи 325 УК РФ - «уничтожение документов» (пункт №3 обвинения, смотри выше), так как истёк срок давности.

Николай Зайцев сообщил, что у обеих подсудимых есть смягчающие обстоятельства — наличие на иждивении несовершеннолетних детей. У Хохловой отягчающих вину обстоятельств нет, а у Мустафиной есть: совершение преступлений в составе группы лиц по предварительному сговору.

Исходя из обстоятельств дела, несмотря на положительные данные о личности подсудимой, Зайцев заявил, что «исправление Хохловой без изоляции от общества невозможно», как невозможно и применение к ней наказания ниже низшего предела. Гособвинитель указал на высокую степень общественной опасности деяний бывшей судьи, характер содеянного, размеры незаконно полученных денежных средств, длительный период преступной деятельности.

Прокурор попросил назначить основное наказание в виде реального лишения свободы:

«Считаю что такое наказание будет соответствовать целям восстановления социальной справедливости, защиты право и свобод человека и гражданина, общественного порядка и общественной безопасности от преступных посягательств и предупреждения новых преступлений, а также в достаточной мере будет способствовать исправлению осуждённой».

Николай Зайцев попросил назначить Анне Хохловой следующее наказание:

  • по части 1 статьи 305 («вынесение заведомо неправосудных приговора, решения или иного судебного акта») — 2 года лишения свободы;

  • по эпизоду, связанному с изменением меры пресечения обвиняемой за взятку (пункту «в» части 5 статьи 290 УК РФ) — 9 лет лишения свободы со штрафом в размере 1,4 миллиона рублей (двукратный размер взятки);

  • по эпизоду, связанному с попыткой с помощью неустановленного судьи Октябрьского райсуда за взятку смягчить приговор осуждённому Липахину (часть 5 статьи 291.1 УК) - 5 лет лишения свободы со штрафом в размере взятки — 600 тысяч рублей;

  • по эпизоду, связанному с пересмотром приговора Рыбину (пункт «в» части 5 статьи 290 УК) — 9 лет лишения свободы со штрафом в размере 900 тысяч рублей (двукратный размер взятки).

По совокупности всех преступлений, путём их частичного сложения, Николай Зайцев попросил суд окончательно определить наказание Анне Хохловой в виде лишения свободы на срок 12 лет с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима, со штрафом в размере 2.5 миллиона рублей. Обвинение решило не настаивать на конфискации имущества. Срок отбывания наказания прокурор предложил засчитывать с 12 ноября 2015 года, со дня заключения экс-судьи под стражу.

Несовершеннолетнего ребёнка Хохловой предлагается передать на попечение родственников.

Что касается Ирины Мустафиной, гособвинитель попросил суд признать её виновной и определить наказание в виде 5 лет лишения свободы, штрафа в 600 тысяч рублей, а также лишить её права заниматься адвокатской деятельностью на 2 с половиной года. После этого прокурор заявил, что считает возможным не отправлять Мустафину в колонию:

«Принимая во внимание обстоятельства дела, её активную роль в изобличении преступной деятельности Хохловой, считаю необходимым просить суд данное наказание в виде 5 лет лишения свободы считать условным, назначить в виде 5 лет испытательного срока, с возложением на неё дополнительных обязанностей не совершать административных правонарушений, посягательств на институты власти, против порядка управления, а также посягательств на общественный порядок, общественную безопасность, не покидать место регистрации без разрешения специализированного органа по исполнению приговора».

«ЭТО ПОЗОРИЩЕ» или «ПРОЦЕССУАЛЬНЫЙ КИТЧ»

После гособвинителя в прениях выступили защитники подсудимых.

foto_shvehovtseva.jpg

Адвокат Ирины Мустафиной Яна Шеховцова сообщила суду, что позиция её подзащитной «полностью совпадает с позицией обвинения», она осознаёт тяжесть деяний и искренне раскаивается содеянном, полностью признаёт свою вину и проявила деятельное раскаяние. Шеховцова обратила внимание на то, что Мустафина впервые привлекается к уголовной ответственности, она честный и порядочный человек, социально активный и уважаемый член общества. Кроме этого, она поощрялась по линии адвокатского сообщества. Ирина Мустафина хорошо воспитывает ребёнка, за что получила благодарность от руководства гимназии №23. По мнению Шеховцовой, ммеются основания для прекращения уголовного дела в отношении её подзащитной в связи с деятельным раскаянием.

Адвокат Анны Хохловой Игорь Спицын заявил, что никто не спорит с прокурором, что надо строго карать коррупционеров, но только в том случае, если это происходит законно. Он сообщил суду, что сторона защиты отказывается от участия в прениях в знак протеста, так как «беседа глухого с немым априори не может увенчаться ничем, абсолютно». Спицын предположил, что скорее всего, Хохлова откажется от последнего слова:

«Было предвзятое следствие, предвзятый суд, и, по всей видимости, будет такой же приговор».

Адвокат заявил, что «конечная судьба Анны Хохловой будет решаться в других инстанциях».

Спицын также прокомментировал утверждения прокурора Николая Зайцева о том, что все свидетели изобличали Хохлову:

«Возьмите протокол, почитайте - вообще никто про Хохлову не говорит, кроме Мустафиной, нигде, ни одного слова. Нет ничего в отношении Хохловой, есть только китч процессуальный, который вы зачитали».

Другой адвокат Анны Хохловой Герман Лукьянов заявил, что судом нарушен ряд статей Конституции РФ:

«Прокурору всё было разрешено, мы лишены права что-то опровергнуть, здесь царит произвол. Не могу участвовать в прениях, так как исполняю свободную волю моего доверителя Анны Николаевны Хохловой».

Хохлова сообщила, что она запретила своим защитникам участвовать в прениях, так как то, что происходит является позорищем, и заявила об отказе от последнего слова:

«Настолько уронили судебную власть, поставили её на колени этим обвинением, что я иначе как “позорище” это назвать не могу. Я больше с вами не общаюсь: никакие последние слова, реплики можете мне даже не предлагать».

Судья Андрей Смирнов напомнил, что «адвокат не вправе отказаться от защиты подсудимого». Лукьянов сказал, что «это и есть наша защита». Судья настаивал на том, что «это отказ от защиты». Адвокат повторил, что он подчиняется воле доверителя, которая запретила выступать в её защиту.

Подсудимая Мустафина заявила, что она осознала содеянное и чистосердечно раскаялась:

foto_mustafina.jpg
«Я активно способствовала расследованию и раскрытию преступлений, изобличению преступной деятельности бывшей судьи Хохловой».

Ирина Мустафина сказала, что она добровольно сообщила о преступлениях, и это позволяет ей просить суд прекратить уголовное преследование в отношении неё.

«Я положительно характеризуюсь по месту жительства и работы, не являюсь социально-опасной личностью», - заявила подсудимая.

Если суд не сочтёт возможным прекратить уголовное преследование, то Мустафина попросила «проявить милосердие и снисходительность, и применить наказание, не связанное с лишением свободы».

Судья Смирнов сообщил, что на следующее заседание пригласит защитника для Анны Хохловой, так как адвокаты Спицын и Лукьянов выступать в её защиту отказались.

Загрузка плеера

«МУСТАФИНА ВЫХЛОПОТАЛА СЕБЕ СВОБОДУ, И ОРГАНИЗОВАЛА НЕСВОБОДУ ХОХЛОВОЙ»

По завершении судебного заседания стороны обвинения и защиты ответили на вопросы СМИ.

Прокурор Николай Зайцев сообщил, что требования гособвинения назначить Анне Хохловой наказание в виде 12 лет лишения свободы не являются такими уж и жёсткими:

«Санкции статей предусматривают от 7 до 12 лет. Если складывать, то по закону можно просить назначить до 18 лет лишения свободы».

Как известно, в 2011 году в отношении Ирины Мустафиной было возбуждено уголовное дело по мошенничеству, она даже чуть более двух недель провела под стражей. Будучи арестованной, она заявила о желании сотрудничать со следствием, и написала явку с повинной по эпизодам, которые потом лягут в основу обвинения Хохловой. Гособвинителя спросили, а не было ли вызвано такое поведение стремлением Мустафиной получить снисхождение по делу о мошенничестве? Николай Зайцев ответил отрицательно:

«Нет, по делу так не прослеживается. Здесь исключительно её [Мустафиной] активная роль с изобличением, и в том числе она и вину признаёт, суд может назначить ей и более жёсткое наказание [нежели условное и штраф в 600 тысяч рублей]. То есть она признаёт себя виновной в этих преступлениях».

Прокурор также пояснил, почему не удалось установить личность судьи Октябрьского суда, которому Мустафина с Хохловой намеревались передать взятку за изменение приговора осуждённому, отбывающему наказание в колонии №3:

«Наверное, пытались [установить], но так и не установили. Наверное, поскольку судей уголовной специализации в Октябрьском районном суде достаточно много, поэтому на кого конкретно [подсудимые пытались выходить, осталось неизвестным]. Ну, а Хохлова не давала показаний, с кем она бы решала этот вопрос, других вариантов [установить личность судьи] не было».

Адвокат Анны Хохловой Игорь Спицын пояснил, что обвинять его подзащитную в том, что она за взятку отпустила из-под стражи цыганку-мошенницу, потом скрывавшуюся от следствия, абсурдно. Он сообщил, оперативники управления по борьбе с экономическими преступлениями и коррупцией давили на экс-судью, уверяли, что на цыганку есть масса других материалов, и поэтому взять мзду в такой ситуации мог только идиот. Более того, решение Хохловой об изменении меры пресечения цыганке прокуратура пыталась отменить в областном суде, но вышестоящая инстанция подтвердила правомерность принятого решения, не оставив, по словам Спицына «камня на камне от аргументов прокурора». То тесть Владимирский областной суд признал действия Хохловой законными.

Кроме этого адвокату интересно было бы узнать — а кто взяткодатели во всей этой истории?

«Возникает вопрос: а откуда у Мустафиной появились деньги для передачи Хохловой, и, вообще, были ли они? Этого никто сейчас не объясняет, - сказал Спицын. - Мустафина поясняла, что она получила эти деньги для передачи Хохловой, называла какие-то фамилии, но они не были установлены следствием. То есть, понимаете взяткодатель отсутствует в эпизоде, нет людей, которые утверждали бы, что они через Мустафину передавали деньги судье в виде взятки. Эпизод взятки вменён судье, а взяткодателя нет».

Игорь Спицын напомнил, что дело в отношении экс-судьи Хохловой возникло из показаний Мустафиной, которая ранее попалась на мошенничестве, после того как её с адвокатом Екатериной Забалуевой взяли с поличным сотрудники ФСБ:

«Однозначно, это был оговор судьи, она [Мустафина] сделала осознанный выбор. Её истинные мотивы — не борьба с коррупцией, а избежать ответственности суровой и тяжёлой, а тут уже любые средства хороши».

Спицын в очередной раз заявил, что права Хохловой на защиту были нарушены, и отмёл все доводы прокурора и суда о том, что адвокаты злоупотребляли правом:

«Правом могут злоупотребить те, у кого они в избытке. У защиты в этом суде права на защиту не было. Если бы наши свидетели начали давать показания, то ложь Мустафиной была бы очевидна. Мустафина такой ценой выхлопотала себе свободу, и организовала несвободу Хохловой».

Адвокат подтвердил, что его подзащитная не будет выступать с последним словом, так как никто не может её принудить к этому.

Несмотря на то, что, по убеждению Спицына, единственный возможный приговор в этом деле — оправдательный, его не будет, так как в сложившейся ситуации «этого не может быть никогда». Он пояснил, что в таком случае вопросы возникнут к полусотне судей, давших согласие на уголовное преследование Хохловой.

Адвокат также рассказал, что его подзащитная ни дня не проходила в разработках по линии силовиков. К моменту возбуждения в отношении неё уголовного дела она получила «добро» квалификационной коллегии на назначение на должность судьи Пресненский суд Москвы, и ожидала соответствующего указа президента.

Смотрите также
Семейный холдинг в системе правосудия
Бывшая судья Анна Хохлова, обвиняемая в совершении коррупционных преступлений, в жалобе в Квалификационную коллегию судей Владимирской области просит лишить полномочий судью Андрея Смирнова из-за конфликта интересов
Адвокатов экс-судьи Хохловой могут лишить практики
Ленинский районный суд города Владимира вынес частное постановление, которым просит федеральную палату адвокат привлечь к дисциплинарной ответственности и лишить адвокатского статуса защитников экс-судьи Анны Хохловой за отказ участвовать в прениях