Регистрация / Вход Пн, 05 декабря 2016, 13:33

Кому нужна такая оптимизация?

sokolova
Светлана Соколова
17 Июля 2013, 19:22 19 5741

Беда нам с новым бургомистром.

Он все решает с видом быстрым,

А пользой нашей пренебрег.

Дела все хуже раз от разу,

И настоятельней приказы,

И непосильнее налог.

И.В.Гёте


Система образования держится прежде всего на профессорах и преподавателях - это очевидная вещь.

В.В.Путин



Сегодня из каждого «утюга» можно услышать новомодные слова «модернизация» и «оптимизация»: оптимизируют и модернизируют все и вся без всякого разбора. Образование модернизировали и оптимизировали настолько, что абитуриенты, сдавшие ЕГЭ по истории, уверены, что Наполеон в ХХ веке захватил Америку, Ленин лежит в Мавзолее потому, что завоевал Сибирь, а Галилея вместе с Коперником сожгли на костре за ересь.

Собственно реформы нужны, никто с этим спорить не собирается. Вопрос в том, кто, что, как и зачем собирается реформировать. Не могу в полной мере оценить реформы в экономике, но то, что происходит в образовании и науке, вызывает тревогу, прежде всего потому, что провалы в образовании скажутся лет через 15-20, и тогда уже ничего не исправишь. Обратимся с авторитетам:

В.В.Путин: «Убеждён, у нас единое понимание того, что качественное, современное образование – это залог устойчивого развития нашей с вами страны, основа для самореализации конкретного человека, основа для расширения социальных и экономических возможностей всех граждан страны, стратегический ресурс России, который мы должны укреплять и в полной мере использовать. Именно благодаря сильной высшей школе страна наша с вами не раз добивалась успехов, выигрывала в глобальной конкуренции на самых сложных поворотах истории – достаточно вспомнить атомный или космический проекты».

Посыл ясен, но что мы имеем на деле? В постсоветские годы в системе образования наблюдается несколько устойчивые тенденции, в том числе рост числа высших учебных заведений, сокращение бюджетных мест, размывание университетской науки и превращение системы образования в сферу услуг.

Количество вузов росло в основном за счет появления в регионах филиалов центральных университетов и академий. К ним добавились негосударственные учебные заведения, выдающие дипломы государственного образца, но далеко не всегда обеспечивающие «государственное» качество образования. Эта тенденция не обошла стороной и нашу область.

То, что из года в год сокращаются бюджетные места, факт общеизвестный. И даже дождь из бюджетных мест, пролившийся на Владимирскую область в этом году, не меняет ситуацию. Центр достаточно жестко настроен. «Пороком советской системы образования было стремление создать человека-творца, тогда как задача образования РФ – создать квалифицированного потребителя, способного пользоваться результатами труда других», – утверждал Андрей Фурсенко. «Перед нами стоит задача изменения содержания технического образования. Готовить надо не разработчиков технологий, а специалистов, которые могут адаптировать заимствованные технологии. Кроме того, студентов надо учить современным технологиям, а не тем, что используются в России», – продолжает эту линию Дмитрий Ливанов. «В настоящее время стране инженеров надо не так уж и много», – заявил он, едва заступив на пост министра. Дмитрий Песков, директор направления «Молодые профессионалы» в Агентстве стратегических инициатив, заявил на совещании Российского союза ректоров (РСР) в апреле 2013 года: «Впереди очень тяжелое десятилетие: по нашей оценке, для системы высшего образования оно будет близким к катастрофе… Если вы хотите выжить в такой ситуации, то главным источником средств должен стать бизнес. Те, кто по-прежнему будет ориентироваться только на поддержку со стороны государства, практически обречены». Следовательно, сокращению подлежат не только бюджетные места, но и целые вузы, что собственно мы и наблюдаем. В этих условиях без изменений не обойтись. Придумали «оптимизацию».

Опять-таки, сама по себе оптимизация нечего плохого не предусматривает. Если верить словарям, оптимизация – «определение значений экономических показателей, при которых достигается оптимум, то есть оптимальное, наилучшее состояние системы. Чаще всего оптимуму соответствует достижение наивысшего результата при данных затратах ресурсов или достижение заданного результата при минимальных ресурсных затратах». (Райзберг Б.А., Лозовский Л.Ш., Стародубцева Е.Б.. Современный экономический словарь. — 2-е изд., испр. М.: ИНФРА-М. 479 с.. 1999). В словаре ничего не сказано о том, что оптимизация должна привести к ухудшению положения дел.

А что в реальности? Давайте рассмотрим ситуацию на примере Владимирского государственного университета, всего два года назад пережившего процедуру слияния. Тогда к ВлГУ (в просторечии таки и оставшемся «политехом») присоединили Владимирский государственный гуманитарный университет (бывший «пед», как говорят в народе). Так Владимирский госуниверситет стал не только главным вузом региона, но и самой крупной организацией в области. Первый шаг в оптимизации высшего образования Владимирской области был сделан.

Следующий шаг – совершенствование системы управления укрупненного вуза. В ВлГУ решили упразднить факультеты и ввести институты, якобы ректорату трудно управлять 20 факультетами, поэтому нужно создать 8 институтов, назначить директоров и пусть они разбираются с кафедрами, а факультеты упразднить. Кстати, обратите внимание, что на сайте университета не найти ни одного решения Ученого совета ВлГУ. Как удобно для эффективного менеджмента! При необходимости всегда можно подправить уже принятое решение. Никто за этим уследить не может, ведь на руки членам совета выдают только проекты решений.

Если верить определению, оптимизация предполагает создание оптимальной структуры организации. Но сегодняшняя структура ВлГУ нефункциональна абсолютно. Вся жизнь в университете, за исключением студенческой самодеятельности, сосредоточена на кафедре: здесь разрабатываются учебные планы, организуется научно-исследовательская и организационно-методическая работа, учитывается нагрузка преподавателей, обеспечивается охрана труда и противопожарная безопасность, а также сохранность аудиторий, осуществляется контроль за трудоустройством выпускников и т.д. Близкие по сфере деятельности кафедры объединяются в факультеты, исторически проверенную форму организации учебной деятельности в высших учебных заведениях, в рамках которой обсуждаются вопросы развития близких специальностей, технически обеспечивается учебная деятельность (зачетные и экзаменационные ведомости, контроль за прохождением сессии и т.д.), организуются мероприятия.

Но где здесь оптимизация управления деятельностью университета? Зачем ломать хорошо работающую систему и насаждать новую, эффективность которой не только не обоснована, но пока не принесла никаких позитивных результатов? Возможно, это нужно, во-первых, чтобы показать перед вышестоящим начальством свою расторопность и менеджерскую эффективность. При этом на второй план уходит сущность университета как средоточия интеллектуального потенциала региона, а на первом плане остаются имущественные и иные финансовые возможности учреждения. Опасная тенденция для российского образования. «Ректоры давно рассматривают университет как личный бизнес, никаких иных задач у университета, по их мнению, нет. Отсюда административные штаты, огромные, совершенно неадекватные. Администрация – «золотая кость», а университеты – это такие административные фирмы, которые нанимают преподавателей, чтобы те производили «образовательную услугу» - так оценивает современные реалии в образовании преподаватель НИУ ВШЭ Кирилл Мартынов. Обратите внимание, насколько вырос список всяческих управлений и отделов в структуре нашего университета, он намного длиннее списка имеющихся факультетов, которыми трудно управлять.

Во-вторых, такая оптимизация нужна для того, чтобы убрать авторитетных, но неугодных руководству университета деканов и зав.кафедрой. Они позволяют себе не только иметь собственное мнение, но еще и высказывают его. Эффективным менеджерам с такими коллегами не по пути. То, что под прикрытием оптимизации сводят счеты с неугодными, легко увидеть, если посмотреть список факультетов и кафедр, пущенных по «нож», и сравнить его с некоторыми якобы «эффективными».

Однако, нефункциональная структура – это цветочки, ягодки скрываются совсем в другом проекте, а именно в объявленном увеличении заработной платы профессорско-преподавательского состава.

В мае в наш университет пришло информационное письмо Министерства образования и науки РФ АП-167/С4 «О доведении средней заработной платы педагогических работников учреждений до уровня средней заработной платы по экономике соответствующего региона в 2013 году». Следствием этого письма стало решение Ученого совета об увеличении аудиторной нагрузки преподавателям до 890 часов в год, всем скопом, вне зависимости от характера работы.

В соответствии с нормативными документами продолжительность рабочего времени профессорско-преподавательского состава учебных заведений составляет 36 часов в неделю. Простой расчет показывает, что годовая нагрузка преподавателей должна составлять 1512 часов в год. Общее количество аудиторной нагрузки преподавателей регулируется коллективным договором трудового коллектива профессорско-преподавательского состава вуза с ректором и для преподавателей не может превышать 900 часов в год, причем объем преподавательской работы каждого преподавателя определяется образовательным учреждением самостоятельно в зависимости от квалификации работника и профиля кафедры (См. Положение об особенностях режима рабочего времени и времени отдыха педагогических и других работников образовательных учреждений (утв. приказом Министерства образования и науки РФ от 27 марта 2006 г. N 69). Остальную часть составляет внеаудиторная нагрузка ― так называемая «вторая половина дня» ― учебно-воспитательная, научно-методическая и научно-исследовательская деятельность.

Само по себе увеличение нагрузки ни о чем не говорит. Но если растет первая половина дня, то автоматически страдает вторая (если только не рассчитывать на нарушение трудового законодательства). Но тогда не будет не только интересных спецкурсов, но и серьезной науки. Судите сами:

В ВлГУ до оптимизации количество аудиторных часов у преподавателей определялось по двум основаниям: по квалификации преподавателей (ассистенты, старшие преподаватели и доценты, профессора, зав. кафедрой, деканы) и по типу кафедры (гуманитарные, общенаучные общепрофессиональная, промежуточная, выпускающая).

№ п/п Должность Нагрузка по типу кафедры
Общепредметная Промежуточная Выпускающая
До 1.09.13 После 1.09.13 До 1.09.13 После 1.09.13 До 1.09.13 После 1.09.13

Ассистент 840 890 790 890 760 890

Старший преподаватель, доцент 790 890 750 890 700 890

Профессор 740 770 710 770 670 770

Зав. кафедрой
750
750 520 750

Декан 350 550 350 550 350 550

Основную учебную нагрузку в высших учебных заведениях несут доценты, именно они разрабатывают учебные планы и учебно-методические комплексы по специальным курсам, то есть несут основную нагрузку. Разница между кафедрами заключается в количестве спецкурсов, которые ведет кафедра, и в наличии выпускников. Не трудно понять, что разработать и читать всему университету один учебный курс, например, «Математику» или «Социологию» проще, нежели подготовить несколько специальных курсов, например, таких, как, «Математический анализ нечисловой информации» или «Управление коммуникацией в многоконфессиональной среде».

Понятно, что преподавателям будет невыгодно готовить спецкурсы, но именно они являются необходимым элементом профессиональной подготовки. Таким образом, оптимизируя университет в направлении уравнивания разной по содержанию и энергетическим затратам преподавательской деятельности, реформаторы разрушают основу высшего профессионального образования. Увеличение аудиторной нагрузки в таком виде и тем самым сокращение времени на иные виды работ, в частности научно-исследовательскую, также подрывает базис высшего профессионального образования. «Разделять науку и образование - это самое последнее дело... Приятно слышать, что правительство собирается увеличить зарплату преподавателям... Но как? За счет сокращения штатов? За счет увеличения нагрузки? Если человек не занимается научной деятельностью, то какой же уровень его преподавания?» - заметил вице-президент РАН В.В.Козлов.

По всему получается, что при продолжении деятельности оптимизаторов Владимирская область может лишиться университета. Словом, хотели, как лучше, а может получиться, как всегда... «мудернизация»

PS. Кстати, стоит развеять еще одну иллюзию оптимизации – повышение заработной платы преподавателям ВлГУ. До оптимизации 1 час доцента стоил 22 рубля, после оптимизации будет стоить 21 рубль.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции