Регистрация / Вход Пт, 09 декабря 2016, 10:44

Извечная саламандра

Nikolenko
Кирилл Николенко
15 Октября 2013, 11:24 90 8170

Чапек

Я вырос не в Советском союзе, учился не в советской школе. Оттого мне не говорили, что произведение Карла Чапека надо понимать как антинацистский роман. Лишь предисловие, прочтенное уже после, да намек на ефрейтора-лидера саламандр выдали задумку чешского автора. Для меня «Война с саламандрами» - органично вписывающееся в современность описание, к чему приводит мультикультурализм. Параллелей с настоящим столько, что порой диву даешься, что еще 80 лет назад был писатель, который с такой поразительной точностью предсказал события наших дней. Там обрисован механизм краха цивилизации, когда она не способна противостоять троянскому коню ползучей экспансии (под видом толерантности).

Кратко. Капитан И. ван Тох сжалился над саламандрами (tapa boys), которых пожирали акулы на островах Джилберта. Он их вооружил ножами. Возросшая популяция саламандр стала использоваться людьми для проведения подводных земляных работ. Саламандры появились во всех приморских странах. Когда саламандры ощутили свою мощь, то начали творить что хотят и требовать пилить континенты. Им для жизни нужно было побольше бухточек. Нашлись и ярые защитники саламандр среди людей. На переговоры дипломаты ждали саламандр, а приехали адвокаты-люди. Как по накатанному.

Цитаты прямо как из дня сегодняшнего: «Некоторые понимали равноправие саламандр до такой степени буквально, что требовали для саламандр права занимать любые общественные должности в воде и на суше (Ж. Курто); или сформирования из саламандр, вооруженных по всем правилам, подводных полков с собственными подводными командирами (генерал Дефур); и даже разрешения смешанных браков между людьми и саламандрами (адвокат Луи Пьерро).

Правда, естествоведы утверждали, что такие браки вообще невозможны; но мэтр Пьерро заявил, что дело не в физической возможности, а в правовом принципе и что он сам готов жениться на саламандре, дабы доказать, что реформа брачного права не останется только на бумаге».

Бирюлёво

В воскресенье, 13 октября овощ – это уже не пища и не разбитый параличом человек. Москвичи в Бирюлёво в знак протеста против бездействия полиции в деле расследования убийства 25-летнего Егора Щербакова предположительно «лицом кавказской национальности» громят овощебазу. «Овощ» окрасился в кровавые тона и стал не синонимом пассивности, а проявлением действия, бунта, беспорядка, как хотите, называйте.

Провластные комментаторы ищут очередной «заговор», «провокацию», «подстрекательство». Некоторые либералы, защищающие участников «Марша миллионов» 6 мая 2012 года, проявляют двойные стандарты по отношению к «чужим», коими для них являются москвичи, вышедшие в Бирюлёво.

Ни Собянин, ни Навальный не приезжают в Бирюлёво, чтобы оперативно и на месте реагировать на события: «Ау, где месяц назад избранный мэр? Ау, где месяц назад оппозиционный кандидат №1?»

Закономерно на поверхность всплывает подоплека криминально-экономическая – крышевание, коррупция в органах, потакание незаконным мигрантам, которые выгодны в качестве рабочей силы и источника, из которого черпаются взятки. Нельзя уйти и от этническо-психологической стороны: явно невозможно совместное существование в мирном формате, когда одни – хищники, которым всё сходит с рук, а другие – еда.

Власть, предпочитающая убаюкивать лозунгами о стабильности и заминать трения на межнациональной почве, сталкивается с результатами своего курса. Потворствуя усиленному притоку мигрантов, не защищая свое собственное население, она сталкивается с тем, что население становится народом и идёт ломать то, что его не устраивает. Раз не работает закон, люди устанавливают стабильность так, как умеют.

Силовые методы не приветствую, но вывод один: нельзя доводить народ до такой степени, чтоб им всё обрыдло и они пошли громить.

Владимирская область

Главной темой последних выборов в Москве и Подмосковье была национальная. Такими темпами главной темой следующих выборов губернатора и Заксобрания во Владимирской области также станет национальная. Правда, пока будет проявляться успокоительный тон.

В ноябре прошлого года я, узнав о докторской на тот момент главного федерального инспектора Сергея Рыбакова, позвонил в приемную с просьбой ознакомиться с научной работой (платить за покупку диссертации не особо хотелось). Докторская по теме: «Теоретико-методологические основы исследования этнических феноменов». Его помощник (или кто-то еще, взявший трубку рабочего телефона) долго рассказывал, что текста ни у него, ни у Сергея Евгеньевича во Владимире нет, советовал заказать работу или съездить в Химки. Далее была произнесена сакраментальная фраза: «А зачем Вам эта диссертация? Ведь во Владимирской области спокойная обстановка в сфере межнациональных отношений». Пришлось объяснить популярно, что случается, знаете ли, такое, что человека интересуют вопросы, находящиеся дальше его «корыта».

Показательная беспечность.

Из Чапека: « Да, теперь уж ничему не удивишься. А сколько раньше крику было, когда саламандры топили какую-нибудь страну!... Привыкает человек, что поделать. До нас не дошло, и ладно; только бы дороговизны такой не было!»

До нас не дошло? До нас дойдет. Объективно. Съездите в западную часть Владимирской области и удостоверитесь.

И снова Чапек:

- Папа... - как-то по-детски прошептал молодой Повондра.

- Ну, что?

- Это не сом, вон там?

- Где?

Из воды, как раз напротив Национального театра, высовывалась большая черная голова (прим. – саламандры), медленно продвигавшаяся против течения.