Регистрация / Вход Сб, 03 декабря 2016, 07:44

Настоящие ньюсмейкеры

livshitc
Николай Лившиц
14 Ноября 2012, 13:30 4 3152
Вчера Владимир Владимирович Путин позвонил по телефону Бараку Обаме. Они говорили о большой политике. И Обама обещал приехать в Россию. Об этом сообщили ведущие СМИ. Между прочим, от Москвы до Вашингтона 7 тысяч 827 километров. И, конечно, здорово, что один президент дозвонился другому. Это удивительно и радостно. Это внушает уважение. Жительница поселка Головино Судогодского района Анна Владимировна Кирова целую неделю пыталась дозвониться до своей подруги Анны Ивановны Зайцевой из села Шихобалово Юрьев-Польского района. И не смогла. Уж она на хитрости пускалась. Подлавливала хорошую погоду. Разное время суток. Выходила во двор и занимала позицию между нужником и баней – там лучше ловится сигнал. Ничего! Пусто! Абонент не абонент. Тогда она уговорила одного родственника доставить ее в Шихобалово самолично. Тот согласился. И Анна Владимировна, представьте себе, имела несколько часов душевной беседы с Анной Ивановной, о чем, правда, не сообщило ни одно СМИ.


А еще вчера у русского миллионера Шляйфштейна в Лондоне сгорел дом. С пометкой «срочно» эту весть разнесли журналисты. И главное, хороший дом был. На втором этаже, говорят, шесть спален. Ну, и в целом, конечно, выглядел неплохо. На Бишопс-авеню вообще дома справные. И вот – пожар. Имущество погорело, барахлишко, кое-что по мелочи. Стены закопченные стоят, окон нет, и крыша рухнула. Вот и жительница поселка Вышманово Собинского района Татьяна Васильевна Рыжова год назад после пожара примерно с тем же осталась: стены есть, да что толку – бревна обугленные, и вокруг черным черно, угли да сажа. По правде сказать, у Татьяны Васильевны Рыжовой домишко победней был, чем у русского миллионера Шляйфштейна. У нее, конечно, шести спален не было. Там вот так войдешь – направо кухня, налево комната двенадцать квадратных метров, а за ней еще одна, маленькая. И погреб внизу. С картошкой и соленьями. Картошка и соленья от огня не пострадали, что дало возможность погорельцам пережить зиму. Не знаю, был ли погреб у русского миллионера Шляйфштейна, но, думаю, зиму он как-нибудь перекантуется, учитывая, что о его горе трубит весь мир, а о пожаре в Вышманове средства массовой информации и не заикались.


А позавчера спикер нашего ЗС Владимир Николаевич Киселев общался с журналистами. Об этом еще не написали, но обязательно напишут газеты. Он говорил с работниками СМИ о законодательном процессе, вручал им грамоты и поил чаем. Не знаю, какой там был чай. Скорее всего, в пакетиках. В «белом доме» вечно чай в пакетиках подают. Иное дело чай у Романа Владимировича Суханова из Вязников – крепкий, густой, ароматный. Роман Владимирович, ежели в духе, он в чай добавляет шиповник, собранный в пойме Клязьмы, маленькую дольку киви, чуток зеленого яблока покислее и щепотку приготовленного ручным способом порошка для глинтвейна с имбирем, гвоздикой и корицею. И после этого, скажу я вам, получается такой чай, какой Владимиру Николаевичу Киселеву, должно быть, и во сне и не приснится. Очень хороший чай. Конечно, Роман Владимирович Суханов редко собирает у себя за столом такое количество красивых женщин, а тем более мужчин, какое собрал позавчера Владимир Николаевич Киселев, но все же и к нему временами заглядывают мужчины, а тем более женщины, и все без ума от его чая. Они пьют его с наслаждением и любовью, хотя и не привлекают того внимания СМИ, которое привлекло чаепитие из пакетиков у спикера.


К чему я это все? А к тому, что, безусловно, замечательно, что Владимир Владимирович Путин позвонил Бараку Обаме. И дивно, что Барак Обама обещал приехать в Россию. Но если бы Владимир Владимирович Путин не дозвонился бы или если бы о визите не было бы сказано ни слова, уверен – большинство россиян этого даже не заметили бы. Между тем, попытки Анны Владимировны Кировой дозвониться из Головино в Шихобалово вызвали живое сочувствие и интерес со стороны всех ее знакомых, родственников и друзей, которых, между прочим, немало. Или вот с пожарами. Беда Татьяны Васильевной Рыжовой не оставила безучастной ее земляков и местную администрацию, которые по мере сил и возможностей собрали для нее на круг некоторую сумму денег. А теперь подумайте, закрадется ли в голову нормального трезвого человека шальная мысль пустить шапку для сбора средств русскому миллионеру Шляйфштейну? Или вот с этим чаем. Возможно, журналисты были рады грамотам и довольны умными беседами о законодательном процессе. Но кто-нибудь после встречи спросил у спикера рецепт приготовления напитка? Чего спрашивать – пакет, он и есть пакет. А у Романа Владимировича Суханова рецепты спрашивают, причем постоянно. Он их, может, уже сотню раздал или больше. Так вот. Можете говорить мне, что Путин – это важно, и Шляйфштейн – это важно, и Киселев – важнее не бывает. Я поверю. Но никогда не поверю, что они способны вызвать такой живой, искренний и неподдельный интерес, как те люди, которых за ньюсмейкеров журналисты не признают и знать в упор не желают. И уж тем более не соглашусь, что президенты с трубкой в ухе более интересны с точки зрения наглядной и художественной, чем Анна Владимировна Кирова, пытающаяся поймать сигнал сотовой связи где-то между баней и нужником.
Мнение автора может не совпадать с позицией редакции