Регистрация / Вход Вт, 16 июля 2019, 17:06

Александр Филиппов выйдет из колонии по УДО

Владимирский областной суд удовлетворил апелляционную жалобу известного бизнесмена Александра Филиппова, согласившись выпустить осужденного по экономическим статьям предпринимателя на условиях условно-досрочного освобождения
13 Марта 2019, 14:32 23 9074

Осужденного за совершение экономического преступления предпринимателя Александра Филиппова освободят условно-досрочно. Соответствующее решение было принято 13 марта 2019 года судьей Ильей Галаганом. Владимирский областной суд отменил принятое ранее решение Петушинского районного суда, удовлетворив жалобу бизнесмена и выпустив его по УДО.

IMG_7271.jpg
photo_2019-03-13_13-04-52 (2).jpg

В областной суд явились оба адвоката Александра Филиппова — Михаил Овчинников и Филипп Багрянский. Представители колонии ИК-2, а также потерпевшие по уголовному делу Филиппова представители компании «Владимиртеплогаз» на судебное заседание не приехали. Поддержать сына пришел отец осужденного, известный во Владимирской области хозяйственник Сергей Филиппов и жена Александра Филиппова Ольга.

IMG_7268.jpg
photo_2019-03-13_13-09-31.jpg

Адвокаты представили в суде ряд новых документов - письма в поддержку осужденного с просьбой выпустить его по УДО от уполномоченного по защите прав предпринимателей во Владимирской области Дмитрия Третьякова, уполномоченного по правам ребенка во Владимирской области Геннадия Прохорычева и общественного помощника уполномоченного по защите прав предпринимателей по городу Коврову и Ковровскому району Виктора Воскобойника (сам Воскобойник присутствовал на заседании суда).

Судья приобщил ходатайства омбудсменов к материалам дела, зачитав часть документа, переданного вступившимися за Александра Филиппова ковровскими предпринимателями:

«Они ходатайствуют об условно-досрочном освобождении Александра Филиппова, при этом указывают, что данному судебному делу уделяется большое общественное внимание. Предприниматели города Коврова при принятии решения просят принять во внимание следующие данные о личности. О том, что они знакомы с осужденным давно и знают его, как человека, оказывающего финансовую и юридическую помощь в любых ситуациях предпринимателям данного региона, в том числе безвозмездно. Они обращают внимание на наличие у осужденного четверых детей, трое из которых являются малолетними, наличие у него места жительства и супруги. Они отмечают, что до заключения под стражу осужденный занимался благотворительностью — восстанавливал храмы, помогал сиротам, инвалидам, ветеранам войны. Он неоднократно вел совместные проекты, в которых дело подтверждало его честность и порядочность. Не давая юридической оценки данному делу, просят об условно-досрочном освобождении».
IMG_7287.jpg

Кроме того, адвокаты передали судье заверенный нотариусом документ, в котором о сути допущенного Александром Филипповым в колонии правонарушения рассказал дневальный, то есть тот самый человек, который провожал бизнесмена в библиотеку в сентябре 2018 года. Именно поход Филиппова в библиотеку за газетой «Коммерсант» без должного сопровождения спровоцировал получение им устного выговора, ставшего в итоге причиной отказа в условно-досрочном освобождении судом первой инстанции. Суть подробного рассказа Оганеса Гилояна, уже отбывшего свой срок и вышедшего на свободу, сводится к тому, что «нарушение Филиппова было создано искусственно».

О том, что в распоряжении адвокатов есть заверенное нотариально письмо бывшего заключенного Гилояна, находившегося с Александром Филипповым в одном отряде и покинувшего ИК-2 в декабре 2018 года, сообщил адвокат Филипп Багрянский. Представитель интересов осужденного предпринимателя попросил судью приобщить документ к материалам дела, против чего выступила прокуратура.

Но судья Илья Галаган письмо приобщил, пояснив, что в нем есть данные, важные для рассмотрения дела по существу:

«Поскольку из представленных материалов дела следует, что данное лицо располагает информацией о допущенном осужденным нарушении, оценку которому суд должен дать согласно действующему законодательству при вынесении решения по делу. А именно — дать оценку злостности допущенного нарушения. По ходатайству защитника судом исследуется в качестве доказательства вышеуказанное заявление».
IMG_7262.jpg

После этого судья зачитал целиком сообщение, переданное бывшим заключенным:

«У Филиппова была оплачена подписка на газету «Коммерсант», но по какой-то причине он ее не получал, хотя остальные осужденные, у которых были выписаны газеты, исправно их получали. Филиппов неоднократно спрашивал у начальника отряда, в чем была причина, почему он не получает корреспонденцию. В начале сентября 2018 года у Филиппова было судебное заседание по видео-конференц-связи. После этого, завхоз отряда сообщил, что звонили из отряда воспитательной работы, чтобы вернуть ему корреспонденцию. Они с Филипповым попросили сотрудника ИК-2 Макарова провести их в отдел воспитательной работы и забрать газеты. Макарову было отвечено, что вызвал по телефону Нигматуллин через завхоза отряда. Макаров их вывел из локального сектора. И по должностной инструкции он должен был сопроводить их до требуемого места. По установленным правилам сотрудник колонии сопровождает осужденных сзади, чтобы видеть их действия. Они с Филипповым шли впереди и не видели, что Макаров перестал их сопровождать и ушел по своим делам. Они дошли до дежурной части, где на лестнице их встретил дежурный по смене, который начал спрашивать, по какой причине они передвигаются по территории лагеря без сотрудника, и куда идут. Когда дежурный спросил их, они повернулись и увидели, что Макаров их не сопровождает. Они пояснили, что именно Макаров выпустил их из локального сектора и сопровождал, а потом перестал это делать, чего они видеть не могли, поскольку шли впереди. Они объяснили дежурному, куда идут и на вопрос о том, почему Макаров перестал их сопровождать, сказали, что это следует выяснить у самого Макарова. Дежурный сообщил, что их действия являются нарушением, поскольку они самовольно покинули отряд. Они ответили, что их сопровождал сотрудник отряда, но по какой-то причине потом ушел заниматься своими делами. Через день или два начальник отряда вызвал их в свой кабинет, известил, что им грозит дисциплинарное взыскание, и сказал, что им нужно написать объяснительные. Когда они дошли до Нигматуллина и сообщили, что явились за получением корреспонденции, тот удивился и сказал, что никого не вызывал и корреспонденции Филиппова в отряде нет.

С учетом того факта, что заключенные в колонии часто ходят без сопровождения без каких-то взысканий, поскольку инспекторов не хватает, в случае с Филипповым он считает, что это была намеренная провокация со стороны сотрудников исправительного учреждения. Это было сделано для того, чтобы испортить Филиппову характеристику, необходимую для УДО. Все осужденные знали, что Филиппов скрупулезно соблюдал правила внутреннего распорядка, остерегался нарушений. Поэтому нарушение было создано искусственно. На этот вывод его также наталкивает тот факт, что остальные осужденные — как до, так и после данного события — также свободно ходили по территории колонии без каких-то взысканий».

При этом адвокаты в очередной раз напомнили, что поведение Александра Филиппова во «Владимирском централе» и в колонии на протяжении 33 месяцев было безупречным, что подтверждается данной ему ФСИНовцами характеристикой. Она напомнили, что у их подзащитного есть масса аргументов за то, чтобы получить положенное ему по закону условно-достаточное освобождение: наличие четверых детей и жены, дома, работы, ряда серьезных заболеваний.

IMG_7280.jpg

Ситуацию, в свою очередь, прокомментировал и защитник Филиппова Михаил Овчинников:

«У меня несколько вопросов. Нам не ясно, на каком этапе сопровождающий их сотрудник прекратил свое сопровождение. Не ясно даже, почему он это сделал. Возможно, он забыл, что он вывел заключенных из локального сектора и отправился по своим делам. Возможно, он просто поленился подниматься за ними по лестнице. Возможно, он намеренно оставил заключенных без сопровождения. Мы этого не знаем, но это и не так важно.

Для нас важным является поведение моего подзащитного. Как он действовал? О чем он думал? Давайте посмотрим на ситуацию его глазами. Еще находясь в локальном секторе, Филиппов слышит, как дневальный сообщает сотруднику о том, что они идут в библиотеку. Сотрудник открывает им дверь, явно давая понять, что он их туда поведет. В такой ситуации у моего подзащитного были все основания полагать, что сотрудник колонии, открыв дверь из локального сектора, уже начал их сопровождать. Ведь если сотрудник не намеревался этого делать, зачем ему выпускать их на территорию, где они не вправе находиться одни? Филиппов не мог даже предположить, что сотрудник, начав сопровождение, куда-то уйдет.

По мнению представителя колонии, вина осужденных состоит в том, что они должны были удостовериться, что сотрудник идет за ними. Представитель колонии предлагает нам поверить в то, что это осужденные должны следить за поведением сотрудника, а не наоборот. Но разве не абсурдно требовать от осужденных, чтобы они непрерывно оглядывались и проверяли, не покинул ли их сотрудник? Как часто, по мнению представителя колонии, осужденные должны проверять, что сотрудник все еще исполняет свои обязанности? Что им делать, если они обнаружат, что он отсутствует? Как действовать, если они видят, что сотрудник куда-то уходит? Вправе ли они окрикнуть его или они должны бежать за ним? И кто кого в таком случае конвоирует? Все эти вопросы не требуют ответа. Очевидно, что ответственность за сопровождение осужденных лежит на сотруднике колонии.

При этом, в любом случае, в суде Филиппов пояснил, что он тем не менее убедился в том, что сотрудник, закрыв дверь, последовал за ними. То есть, даже тут мой подзащитный вел себя максимально добросовестно, и то, что в какой-то момент он остался без сопровождения, объясняется лишь действиями сотрудника колонии».

Сам Александр Филиппов также дал оценку действиям сотрудников колонии и суда первой инстанции, основывающего свое решение на единственном и абсурдном, с точки зрения здравого смысла, эпизоде:

«Как только появилось устное взыскание, у меня сразу было желание его оспорить. Потому что, как только мне показали документы, стало понятно, что меня хотят каким-то образом наказать. Но по рекомендации своей защиты, своих адвокатов, которые мотивировали свою позицию тем, чтобы мое пребывание в этом учреждении не стало хуже, мне порекомендовали этого не делать. В надежде на то, что если из-за этого будут какие-то проблемы в будущем, мы попробуем доказать его абсурдность. Суд первой инстанции, как мне кажется, изначально ставил своей целью не выпускать меня условно-досрочно».

Позиция прокуратуры не изменилась. Представитель надзорного ведомства, как и ранее, настаивала на том, чтобы оставить бизнесмена в колонии.

IMG_7292.jpg
«Уважаемый суд, полагаю, что постановление Петушинского районного суда, которым осужденному Филиппову и его защитнику адвокату Овчинникову было отказано в удовлетворении ходатайства об условно-досрочном освобождении Филиппова, является законным и обоснованным. При принятии решения судом учтено отсутствие поощрений и наличие взыскания в виде устного выговора, который до настоящего времени не снят и не погашен. Полагаю, что отсутствие поощрений — это такая формальность, которая препятствует условно-досрочному освобождению. Также учтена позиция руководства исправительного учреждения, которое в суде первой инстанции возражало против условно-досрочного освобождения Филиппова. Таким образом, я полагаю, что оснований для отмены вынесенного в отношении Филиппова вынесенного постановления не имеется. Прошу оставить данное постановление без изменения, а апелляционные жалобы — без удовлетворения», - заявила прокурор Лилия Онипко.

О сути предъявленного Александру Филиппову нарушения, допущенного в колонии ИК-2, подробнее в материале Зебра ТВ.

Напомним, Александр Филиппов был приговорен в общей сложности к 4,5 годам колонии за преступления по двум экономическим статьям - ему вменили в вину мошенничество с тарифами на электричество и махинации в связи с куплей-продажей гусевской котельной.

Следственные органы заинтересовались предпринимателем в период избирательной компании на пост губернатора Владимирской области в 2013 году, в рамках которой Александр Филиппов был намерен составить конкуренцию Светлане Орловой.

Филиппов выйдет из колонии не раньше, чем через три дня после оглашенного судом решения — этот срок понадобится для того, чтобы оформить документы и передать их руководству колонии.

«В течение трех дней должно быть изготовлено решение, оно должно быть подписано, печати поставлены. И потом оно направляется уже судом в колонию. И как только они получат этот документ, то сразу должны освободить, в этот же день», - пояснил Зебра ТВ адвокат Михаил Овчинников.

Если бы не условно-досрочное освобождение, то отбывать назначенный судом срок наказания Александру Филиппову предстояло бы до 20 июня 2020 года.

Заключение уполномоченного по защите прав предпринимателей во Владимирской области Дмитрия Третьякова:

WhatsApp Image 2019-03-13 at 14.55.06.jpeg
WhatsApp Image 2019-03-13 at 14.55.07.jpeg
WhatsApp Image 2019-03-13 at 14.55.07 (1).jpeg

Ходатайство уполномоченного по правам ребенка во Владимирской области Геннадия Прохорычева:

Prohoryichev01.jpg
Prohoryichev02.jpg

P.S.

В областном суде Зебра ТВ разъяснили процедуру исполнения приговора по УДО в случаях, когда подобное решение принимается судом апелляционной инстанции.

3 суток дается на вынесение мотивированного решения суда, 7 суток - на направление в суд первой инстанции (то есть, Петушинский районный суд), 3 суток - районному суду для направления решения в исправительное учреждение. А исправительное учреждение, в свою очередь, должно исполнить судебное решение немедленно.

Пленум Верховного суда РФ рекомендует и дает право суду апелляционной инстанции вместе с направлением копии районному (городскому) суду, направить копию постановления об УДО и в исправительное учреждение - это делается с целью ускорения освобождения.

В случае с приговором, вынесенным в отношении Александра Филиппова, Владимирский областной суд направит решение в районный суд (и копию - в ИК-2 г.Покрова) в понедельник, 18 марта.