Карьерные дыры владимирской земли. Во что превращаются котлованы после добычи из них песка и гравия?

Экологи обеспокоены тем, что отработанные карьеры по добыче полезных ископаемых во Владимирской области все чаще становятся стихийными свалками или брошенными котлованами
Новости Автор: 9 февраля, 12:02 6886

На заседании экологического совета при губернаторе Владимирской области обсудили проблемы недропользования, правоприменения земельного законодательства и воспроизводства минерально-сырьевой базы. Как сообщила директор профильного подразделения владимирского Белого дома Татьяна Клименко, на государственном балансе в регионе в настоящий момент учтены 430 месторождений твёрдых полезных ископаемых и торфа. Суммарная добыча полезных ископаемых по Владимирской области в 2020 году оценивается в 14,5 миллиона кубометров — это на 1% меньше, чем годом ранее. В основном во Владимирской области добывают песчано-гравийный материал, пески и карбонатные породы. Незначительные объёмы добычи составляют кирпичные глины и торф.

Власти отметили тенденцию к уменьшению количества предоставленных в пользование недр: на начало 2017 года в пользование было предоставлено 169 участков, а в 2020 году - 124.

По версии владимирского Белого дома, новые месторождения полезных ископаемых возникают после геологоразведочных работ, которые ведут получатели лицензий на их разработку. 10 лет эта работа ведется за счёт средств недропользователей. Правда, темпы этих работ не слишком велики - сообщается, что в 2020 году выполнены поисково-оценочные работы только на одном участке. Прирост запасов составил 270 тысяч кубометров строительных песков.

По итогам губернаторского экологического совета власти сообщили, что «некоторые» недропользователи в прошлом году приступили к рекультивации отработанных карьеров. Но сколько именно — не уточняется.

О проблеме приведения в порядок земель, с которых выбрали песок и гравий, в комментариях на официальной странице губернатора Сипягина ВКонтакте рассказала депутат Александровского райсовета Анастасия Иванова. По ее оценке, контроль за исполнением условий соглашений с недропользователями ведется плохо — у муниципалов и общественников нет на это полномочий. В итоге чаще всего на месте отработанных карьеров образуются несанкционированные мусорные свалки, а получивший прибыль от добычи полезных ископаемых бизнес затягивает процесс рекультивации участка. По словам депутата, особенно это характерно для приграничных с Подмосковьем районов:

«В Александровском районе самое большое количество разрабатываемых карьеров на территории Владимирской области. Согласно официальному реестру на сайте ДПП, на территории района 36 карьеров, которые эксплуатируют 34 юридических лица, являющиеся недропользователями, согласно выданным им лицензиям… Имеются все рычаги по контролю за соблюдением недропользователями установленных требований по охране недр, атмосферного воздуха, земель, лесов, вод и других объектов окружающей природной среды, а также зданий и сооружений от вредного влияния работ, связанных с пользованием недрами согласно 104-ФЗ от 05.04.2016. Но, что мы видим на самом деле?

Осуществляя деятельность по добыче общераспространенных природных ископаемых, лицензиат зачастую захламляет близлежащие земли сельскохозяйственного назначения мусором, отработанными покрышками, которые относятся к отходам четвёртого класса опасности. На территории некоторых горных отводов происходит несанкционированная утилизация бытового мусора. Подвергаются техногенному воздействию лесные массивы, располагающиеся вне горных отводов. На арендованных землях, под разработку НПИ, лесные кварталы варварски вырубаются в несоответствии с проектом.

Согласно законодательству РФ, лицензиат обязан обеспечивать приведение участков земли и других природных объектов, нарушенных при пользовании недрами, в состояние, пригодное для их дальнейшего использования, то есть рекультивировать. Однако на практике, рекультивация карьеров практически не осуществляется. К сожалению, это выгодно и удобно и лицензиату, и органам, осуществляющим надзор за недропользователями.

Объясню на примере. Лицензиат при разработке месторождения НПИ обязан проводить эту разработку по согласованной технологической схеме, исключающей нерациональное использование недр. То есть, использовав часть территории и выбрав из нее НПИ, эта территория или ее часть должна быть рекультивирована, согласно Технологической схеме, и сдана, к примеру, в Лесной фонд. Но это дорого, и лицензиат в конце определенного периода корректирует Технологическую схему, зачастую, просто придумывая обоснования корректировки, тем самым бесконечно затягивая начало рекультивации.

Да, он продолжает платить аренду за этот участок в бюджет, но это мизер по сравнению со средствами, которые обязан вложить в рекультивацию! Что мы в итоге получим? Недропользователь, получив максимальную прибыль с добычи НПИ, в конце концов, объявляет себя банкротом, а район получает брошенный карьер, притягивающий нечистоплотных любителей возить туда ТКО или другие виды отходов и незаконно их там захоранивать. А также эрозии почвы, нарушения природного баланса и прочие "прелести"».

Но владимирский Белый дом говорит о росте показателей по надзору за недропользователями — в 2020 году на 36% увеличилось количество выездных проверок и на 56% – число лиц, привлечённых к административной ответственности. Совместно с прокуратурой и налоговой инспекцией в 4,5 раза больше выявлено фактов безлицензионного пользования недрами.

Областные власти отмечают, что недропользователи должны не только добывать и продавать полезные ископаемые, но и организовывать их глубокую переработку. Однако во Владимирской области только 21 из 118 лицензиатов имеют производства на месте добычи полезных ископаемых. Белый дом напоминает, что в 2020 году были открыты два завода – по производству известняка на базе Добрятинского месторождения карбонатных пород и по выпуску органических удобрений – на базе Славцевско-Островского месторождения торфа.

Среди проблемных вопросов, связанных с разработкой недр, владимирские власти отмечают длительность процедуры перевода земель из категории сельхозназначения в промышленны — она занимает 1-2 года, и на это время производство встает.

Еще одна проблема - регламентирование работ по созданию на участке противопожарных водоёмов. Они не относятся к объектам капитального строительства, поэтому нет чётких норм по их согласованию с учётом требований законодательства о недрах. Кроме того, в обладминистрации указывают на многочисленные нарушения законодательства о недрах при строительстве водоёмов для дальнейшего ведения фермерского хозяйства. Собственники и арендаторы участков не могут при строительстве водоёмов вывозить образующиеся в ходе работ строительный песок, торф и иные полезные ископаемые. Этот вопрос также требует законодательной проработки.

Самые яркие события дня — в инстаграме Зебра ТВ.