ФСБ рассекретила документы о драматичной истории с ковровскими оружейниками в 1940 году

История разработки в 1940 году дискового магазина к пистолету- пулемету Дегтярёва: почему Сталин пригрозил ковровским оружейникам репрессиями, и искали ли чекисты на будущем ЗиДе банду вредителей
Новости Автор: 4 июня 2021, 18:47 41059

В Коврове, в техноцентре ОАО «ЗиД» (Завод имени Дегтярёва) в состоялась презентация выставки, на которой были представлены рассекреченные материалы Управления ФСБ по Владимирской области. Эти документы проливают свет на процесс разработки и внедрения в массовое производство в 1940 году на заводе № 2 имени Киркижа (ныне ОАО «Завод им. В.А. Дегтярёва») дискового магазина к пистолету-пулемету Дегтярёва, впоследствии применявшегося и на пистолете-пулемете Шпагина. На сайте ЗиДа представлены некоторые факты этой драматической истории.

СОВЕТСКО-ФИНЛЯНДСКАЯ ВОЙНА РЕАБИЛИТИРОВАЛА ПИСТОЛЕТ-ПУЛЕМЕТ

История пистолетов-пулеметов началась во второй половине двадцатых годов.

Пистолет-пулемет Василия Дегтярёва (ППД) прошел испытания в 1934 году, и год спустя его официально приняли на вооружение Красной Армии. Однако в силу определенных конструктивных особенностей магазина через четыре года ППД сняли с производства. «Реабилитация» изобретения Дегтярева началось в ходе Советско-Финляндской войны.

«Слабый пистолетный патрон калибра 7,62 мм, недостаточно большая емкость секторного магазина (25 патронов), небольшая дальность эффективного прицельного огня. Насколько острая необходимость в таком оружии? Подобного рода сомнения на уровне руководства страны привели к тому, что в 1939 году производство ППД было прекращено. Оставался он только на вооружении пограничных войск. Однако начавшаяся в декабре 1939 года Советско-Финляндская война доказала, что решение отказаться от ППД было ошибкой. В боях красноармейцы столкнулись с финнами, вооруженными пистолетом-пулеметом "Суоми" системы Аймо Лахти. Внешний вид и характеристики этого образца были схожи с ППД..."Суоми" продемонстрировал, что в условиях пересеченной местности этот автомат – незаменимое и эффективное оружие», - сообщается на сайте Завода имени Дегтярева.
suomi_m31_06.jpg Финский солдат в лесу в засаде с пистолетом-пулеметом «Суоми» в руках

На срочном совещании у Сталина было решено возобновить производство пистолетов-пулеметов Дегтярева, но при этом была поставлена задача разработать для них новый магазин большей емкости. 5 января 1940 года она была озвучена Дегтяреву самим Сталиным. Оружейник дал слово руководителю страны, что новый магазин будет готов через семь дней.

СТАЛИН УГРОЖАЛ КОВРОВСКИМ ОРУЖЕЙНИКАМ РЕПРЕССИЯМИ

Для ковровского завода и его специалистов это задание и обещание Дегтярева чуть не стало фатальным. В советское время события, которые происходили в январе-феврале 1940 года описываются сухо и в ключе: задачу поставили — задачу выполнили.

«Это задание в считанные дни было выполнено. В сжатые сроки было освоено производство нового магазина и завод начал комплектовать ими автоматы ППД, отгружаемые на Карельский перешеек», - писали советские издания.

На самом деле все было не так гладко: сроки не выдерживались, изделия не проходили испытания. Дошло до того, что Сталин пригрозил ковровским оружейникам репрессиями и даже перешел от слов к делу.

«В 1988 году в журнале "Знамя" впервые были опубликованы воспоминания трижды Героя Социалистического Труда Б. Л. Ванникова, который в 1939–41 годах работал на должности наркома вооружения. Ванников писал, что над заданием по разработке диска весь коллектив предприятия работал с исключительной самоотверженностью, люди сутками не уходили с завода, но установленные для конструкторов и технологов сроки не выдерживались. В необычайной спешке допускалось много ошибок. Готовые автоматы неоднократно возвращались с отстрела на исправление. Вскоре от Сталина на завод поступила телефонограмма резкого содержания, угрожающая репрессиями. Прибывшие из Москвы сотрудники НКВД начали поиски вредителей и саботажников, был арестован один из инженеров. Заводом "заинтересовались" все контрольные органы. Нажим и угрозы только мешали делу. Весь коллектив работал из последних сил, не считаясь со временем, но созданная на заводе обстановка резко снижала эффективность этих усилий. Перелом в ситуации наступил лишь после того, как Сталина ознакомили с образцами из первой партии дисков для ППД и он остался ими доволен. После этого сотрудники НКВД были отозваны с завода», - сообщается на сайте Завода имени Дегтярева.
21_0206_fsb_5600.jpg

В архиве ЗиДа сохранилась документы, которые свидетельствуют о том, что в ходе этой истории пострадал не только один инженер, которого арестовал НКВД. «За срыв важного правительственного задания» с передачей материалов в следственные органы с завода были уволены заместитель главного конструктора И. В. Долгушев, начальник бюро подготовки производства цеха № 5 К. Н. Сеферов, инженер-технолог А. Г. Волченков, начальник второго отделения цеха № 5 С. А. Пронин, начальник участка цеха № 23 Г. А. Пронин. С должности был снят директор завода А. Н. Курятников.

ВЗГЛЯД НА ИСТОРИЮ С ДИСКАМИ ППД ЧЕРЕЗ ПРИЗМУ РАССЕКРЕЧЕННЫХ ДОКУМЕНТОВ ФСБ

Драматичной историей разработки дисков для ППД на ковровском заводе заинтересовался руководитель музейного образования «Музей истории органов безопасности во Владимирской области» Андрей Соловьев. В архиве ФСБ были найдены соответствующие материалы и рассекречены в соответствии с федеральным законодательством. По ним история создания дискового магазина обрастает новыми и неожиданными подробностями.

«На совещании у Сталина было принято решение о производстве дискового магазина... В течение недели, с 6 по 11 января, Дегтярёв сконструировал горловину к финскому образцу магазина, которая позволила бы его использовать на ППД. 11 января заместитель наркома вооружения И. А. Барсуков провел у директора завода А. Н. Курятникова совещание и поставил задачу изготовить к 15 января 15 экспериментальных магазинов.

12 января в час ночи на завод была вызвана группа инженеров-конструкторов, которые в 23:00 еще только вернулись с работы домой. Им выдали финский магазин, с которого требовалось сделать необходимые промеры и к 16:00 подготовить все чертежи. Дело осложнялось тем, что магазин оказался поломан. К тому же конструкторам не разрешили демонтаж клепаных и сварных соединений. Инженерам не предоставили точных мерительных инструментов: в их распоряжении были линейка, три изношенных штангенциркуля и микрометр. Измерения выполняли как могли: обводили контуры на бумаге, делали слепки из воска. В 12:00 диск у них изъяли. Инженеры все же смогли завершить работу к назначенному времени. Их чертежи, о точности которых даже речи не могло идти, были сразу же направлены в цех № 5 для изготовления штампов и приспособлений.

14 января своим приказом Ванников установил начало массового производства магазинов с 1 февраля. К 20-м числам февраля завод должен был дать 5000 магазинов. С этого момента среди руководства завода начинается паника. Массовое производство в условиях, когда нет ни единого опытного образца магазина! Попытка собрать магазины из изготовленных деталей оказалась неудачной – они не собирались. В срочном порядке чертежи изменялись, переделывались приспособления, а детали, которые уже массово штамповались, шли в брак. На заводе постоянно находился главный инженер Главка Наркомата вооружения И. Г. Берцев, периодически – Барсуков и Ванников. Можно сказать, руководство Наркомата сидело на плечах у руководства завода и постоянно давило.

Испытания первого собранного магазина выявили несовершенство его конструкции - наблюдалась задержка подачи патрона. Сказался тот факт, что конфигурации советского и финского патронов были разными. Возобновилась корректировка конструкторской документации. Одновременно Наркомат дал задание тульским конструкторам сделать свою разработку. О 15 дисках к 15-му января уже не вспоминали. Чертежи тульских разработчиков поступили в двадцатых числах января, но изготовленные по ним диски не прошли испытания. К 24 января было собрано семь дисков, изготовленных по чертежам ковровских конструкторов и впоследствии прошедших испытания.

К 29 января стало окончательно ясно, что массовое производство с 1 февраля организовать не удастся. В это время пришла телефонограмма Сталина. 29 января приказом Наркомата вооружения были уволены Долгушев, Сеферов, Волченков, Пронины. 30 января их арестовали сотрудники Управления НКВД по Ивановской области», - сообщается на сайте Завода имени Дегтярева.

ЧЕКИСТЫ НЕ ИСКАЛИ НА ЗАВОДЕ БАНДУ ВРЕДИТЕЛЕЙ

По мнению Андрея Соловьева, прибывшие на ковровский завод чекисты не искали банду вредителей и не старались сделать виновными арестованных. В ситуации разбиралась специально созданная экспертно-техническая комиссия, которая пыталась разобраться: почему не выполнено правительственное задание. В итоге конструктора и начальники цехов виновными признаны не были.

21_0206_fsb_6600.jpg

«Выводы, зафиксированные в актах комиссии, откровенно разнились с позицией руководства Наркомата вооружения. В них указаны и сжатые сроки, и несовершенство мерительного инструмента, и несоответствующие уровню задания условия, в которых пришлось работать фигурантам дела. А тот факт, что группа конструкторов была вызвана через два часа после окончания смены, свидетельствовал о том, что люди приступили к выполнению задания уставшими. Привлечение к проектным работам специалистов тульского завода также отрицательно сказалось на ходе работ: они только мешали, отвлекали силы и средства. Возможности привлеченных к разработке технологической оснастки конструкторов явно не соответствовали установленным срокам окончания работ. Нарушались принципы единоначалия: в оперативную деятельность цеха вмешивалось не только руководство завода, но и руководство Наркомата. Давление с их стороны деморализовало руководство цеха.

По результатам проведенного следствия картина тех событий выглядела уже совсем по-другому: срыв правительственного задания был вызван неправильно организованной управленческой деятельностью, которая во многом исходила от руководителей Наркомата и, как следствие, от руководства завода…

15 февраля В. А. Дегтярёв представил Сталину модернизированный образец ППД с дисковым магазином, что переменило отношение вождя к заводу», - рассказывает сайт ЗиДа.

Для арестованных работников завода все закончилось более менее благополучно: в апреле 1940 года они вышли на свободу, все обвинения с них были сняты. На завод, кроме И. В. Долгушева, который в последствии стал главным конструктором предприятия, никто из них не вернулся.

Самые яркие события дня — в инстаграме Зебра ТВ.