Приключения ларца Арины Родионовны

Как во Владимирской области, в усадьбе Храповицкого, оказался раритет, «помнящий» Александра Пушкина и его знаменитую няню Арину Родионовну
Новости Автор: 14 Июня, 14:16 1 3165

В популярной книге знаменитого восстановителя мемориального музея-заповедника Александра Пушкина «Михайловское» Семена Гейченко «У лукоморья», посвященной «солнцу русской поэзии» и его псковской усадьбе, неожиданно можно встретить упоминание о Владимирской области и поселке Муромцево.

-mQrJSOEmlc.jpg

Речь о бывшем имении Храповицкого заходит в главе «Заветный ларец Арины Родионовны», посвященной восстановлению в Михайловском в 1947 году домика няни Пушкина, который был уничтожен во время оккупации в 1944 году. Одним из главных экспонатов возрожденного музея стала шкатулка, изготовленная в 1826 году. Эта шкатулка «помнит» не только Арину Родионовну, но, возможно, и самого Пушкина. Она была подарена няней Пушкина поэту Николаю Языкову, который приезжал к ссыльному другу в Михайловское в том же 1826 году. Волей судьбы во время Великой Отечественной войны ларец вместе с потомками Языкова оказался во владимирской усадьбе Муромцево, а в 1951, согласно завещанию его хозяйки, вернулся в Михайловское и занял место в восстановленной избе Арины Родионовны.

nikolaj-yazikov-2.jpg
Николай Языков

В том же 1951 году подробности этой истории жителям Владимирской области рассказал журналист и писатель Евгений Осетров (1923-1993). С 1950 по 1956 годы Осетров жил во Владимире и работал в редакциях разных газет, в том числе в «Призыве». В этой газете и вышла в 1951 году его статья под названием «Пушкинская шкатулка», написанная в соавторстве с журналистом-фронтовиком Николаем Стуриковым.

osetrov.jpg
Евгений Осетров

Осетров и Стуриков узнали о том, что ларец Арины Родионовны переехал из Муромцево в Михайловское из короткой телефонограммы ТАСС. В ней сообщалось, что раритет был передан в пушкинскую усадьбу некой Е.А. Пискуновой из Владимирской области. Журналистам пришлось немало «попотеть», чтобы узнать, кто эта женщина и где она живет.

piskunova.jpg
Елизавета Пискунова, библиотекарь лесотехнического техникума на фото справа (фото из архива музея Муромцевского лесотехнического колледжа)

«Среди десятков тысяч людей, живущих в нашей области, нелегко разыскать человека, зная его лишь по фамилии и инициалам. Но трудности преодолены. В маленькой лесной Судогде нам сообщили, что Елизавета Александровна Пискунова — библиотекарь, среди книг она уже работает двадцать лет и в настоящее время ее можно разыскать в местечке Муромцево.

В Муромцево ведет нарядная березовая аллея. Среди громадного парка — причудливое архитектурное сооружение. Некогда здесь было имение богатого лесопромышленника. Сейчас здесь лесотехнический техникум. В парке слышны веселые молодые голоса учащихся — будущих хозяев леса. Из окон техникума видны голубоватые ели, серебристые тополя, клены, березы, ясени...», - писали Осетров и Стуриков.

yjRgHiv1rS0.jpg фото из архива музея Муромцевского лесотехнического колледжа

Журналисты встретились с Елизаветой Пискуновой в одной из комнат неоготического замка Храповицкого, переоборудованной под библиотеку лесотехникума. Она поведала им, что в Судогде на улице Карла Маркса (бывшей Песочной) был дом, в котором до начала 1950-х годов жила Анна Дмитриевна Языкова — дальняя родственница поэта Николая Языкова, «последняя из рода Языковых». Она дожила почти до 100 лет, отличалась отменным здоровьем, была страстной почитательницей стихов Пушкина.

Как именно Анна Дмитриевна Языкова оказалась в Судогде — точно неизвестно. Семен Гейченко в книге «У Лукоморья» говорит, что Анна Языкова эвакуировалась на территорию нынешней Владимирской области из Новгорода Великого во время Великой Отечественной войны. Познакомившись с Лизой Пискуновой, она открыла ей свою тайну:

«Однажды случилось необычное. Анна Дмитриевна позвала меня к себе, заперла на крючок входную дверь и таинственно сказала:

- Слушай, Лизанька, меня внимательно

Анна Дмитриевна открыла сундук и достала дубовую шкатулку весом приблизительно около пяти килограммов. У шкатулки еще действовал замок с особым музыкальным звоном. Шкатулка была с секретом — тщательно заклеенным отверстием. На днище можно явственно прочесть вырезанные слова: «Зделано 1826 г. В. С.»

Старая женщина откинула крышку шкатулки и на пожелтевшей от времени бумаге я прочла: «На черный день».

- Милая, - сказала Анна Дмитриевна, - эта дубовая шкатулка нам дороже золотой. Она принадлежала Арине Родионовне — няне Пушкина. Александр Сергеевич подарил шкатулку Николаю Михайловичу. Рассказывали, что шкатулка попала к нам в дом из Михайловского, заполненная книгами. Книги все брали и читали, и теперь их не соберешь. А эта записка: «На черный день» написана самим Пушкиным. Теперь достань-ка те бумаги, что на дне шкатулки.

Я достала пухлую объемистую тетрадь и прочла - «Руслан и Людмила». Но в рукописи не было знаменитого пролога «У лукоморья дуб зеленый...».

Анна Дмитриевна сказала:

- Это пушкинская рукопись. В первом издании «Руслан и Людмила» пролога не было. Пушкин окончил поэму в марте 1820 года, а пролог написал спустя четыре года по мотивам русской сказки, слышанной, верно, от Арины Родионовны.

Неизвестно, была ли прислана рукопись «Руслана» вместе со шкатулкой, но на моей памяти о шкатулке и рукописи всегда говорили вместе. Обращает на себя внимание еще то, что записка на шкатулке и рукопись писаны одинаковыми чернилами».

NfuYBFWfQsE.jpg

Из книги Семена Гейченко «У лукоморья» можно узнать, что Николай Языков в подаренном ларце няни, кроме автографа «Руслана и Людмилы», хранил еще письма к нему Пушкина и Осиповых-Вульф. Часть этих раритетов Анна Языкова передала в 1938 году в Государственный литературный музей в Москве. Ларец она хранила при себе в Судогде, завещав Елизавете Пискуновой после смерти тоже передать его в музей.

«Анна Дмитриевна незадолго перед смертью завещала мне передать шкатулку в один из пушкинских музеев. Да я и сама прекрасно понимала, что вещь, связанная с именем Пушкина, должна быть передана для всеобщего обозрения. Специалисты по почерку Пушкина подтвердили, что судогодская рукопись «Руслана и Людмилы» действительно писана рукой Пушкина. Об этом Елизавета Александровна имеет подтверждение от Государственного литературного музея», - писали Осетров и Стуриков.

Елизавета Пискунова умерла в Судогде в 1983 году. Похоронена на кладбище Ново-Никола.

C3WTGWTLQ_M.jpg

В настоящее время судогодская шкатулка экспонируется в музее в Михайловском. Руководство Владимиро-Суздальского музея-заповедника, которому теперь принадлежит усадьба Храповицкого, упоминало о возможности возвращения на некоторое время раритета в Муромцево для организации временной выставки.