Регистрация / Вход Вт, 21 ноября 2017, 18:42

Чума, свалившаяся на село

Собственники личного хозяйства в деревне Короедово Владимирской области, потерявшие из-за африканской чумы все поголовье свиней, заявляют о «геноциде села» со стороны чиновников и собираются обращаться к президенту Путину
4 Августа 2017, 12:50 27 4379

В начале июля 2017 года в личном подсобном хозяйстве в деревне Короедово Собинского района Владимирской области была зарегистрирована вспышка африканской чумы свиней (АЧС). Фермерским хозяйством на протяжении 25 лет владеет пенсионерка Светлана Рязанцева и трое ее взрослых детей.

IMG_9410.jpg
IMG_9408.jpg

Хозяйка фермерского подворья рассказывает, что приехала во Владимирскую область одна с маленькими детьми на руках. Первое время семья жила в сарае. За четверть века Светлана Михайловна построила дом, а ее хозяйство разрослось до 200 свиней. Кроме свиней на ферме держат коров, коз и баранов.

По словам главы крестьянского хозяйства, все эти годы государство про нее даже не вспоминало - никто не интересовался поголовьем скота, не брал у животных анализов и не делал скотине прививок. Чиновники и профильные службы активизировались лишь пару лет назад: в прошлом году небольшой группе отсаженных свиней впервые сделала прививку от классической чумы свиней. Хрюшкам вкололи вакцину производства Покровского завода биопрепаратов - после этого с животными все было в порядке.

IMG_9411.jpgСветлана Рязанцева

Светлана Рязанцева и ее дочь Ольга, она по образованию эколог и юрист, рассказывают что в этом году все пошло по-другому. Сразу после вакцинации от классической чумы свиней, сделанной 13 июня 2017 года, животным стало плохо. А через месяц семья потеряла всех свиней (около 200 голов). По оценке фермеров, они понесли убытки на сумму более 7 миллионов рублей.

Женщины винят в произошедшем сотрудников ветеринарной службы и чиновники. Организация вакцинации животных наводит фермеров на мысль, что все профильные службы были заинтересованы в уничтожении подсобного хозяйства.

DSC04087.jpg Ольга Рязанцева

Ольга указывает и на сомнительную, на ее взгляд, вакцину (лекарство в этом году было закуплено не у Покровского завода биопрепаратов, а у неизвестного московского предприятия «Ветбиохим»), и на то, что прививки делали без соблюдения ветеринарных правил, и на нарушения при организации карантинных мероприятий:

«Нам ничего не объясняли. Не говорили, какой вакциной будут колоть. Маленьким поросятам и свиноматкам прививки не стали делать. Сделали уколы примерно ста свиньям. У них специальный аппарат на плече висел. У них есть игла, и они ей 20 поросят прокололи. Потом игла тупится. У нас в акте вакцинации написано, что на 100 свиней использовано 5 игл. Хотя в инструкции к вакцине написано, что нужно использовать стерильные иглы. Они не смотрели - родила ли недавно свинья или не родила, плохо себя чувствует или хорошо, температуру никто не мерил. Когда их вакцинировали, выгоняли всех из заклетушек, они все перепутались, кого пометили, кого не пометили Они могли вакциной и два раза кольнуть, потому что поросята бегали и визжали, они активные. Когда они уезжали, никаких документов не оставили: ни инструкций, ни актов о вакцинации. Акт о вакцинации мы потом съездили сами получили уже позже. А остальные документы, которые я запрашиваю, они мне теперь вообще не предоставляют».

Когда фермеры поняли, что провакцинированное поголовье чувствует себя плохо, они начали звонить в ветслужбу: «Нам отвечали, что это такая реакция на вакцину, ждите». Такая ситуация продолжалась почти месяц - до тех пор, пока свиньи не начали умирать.

Ольга утверждает, что свиньи заболели сразу после прививок. Причем признаки чумы начали появляться у животных именно на местах уколов. 10 июля, когда умерли первые три поросенка, фермеры уведомили ветврачей о том, что в хозяйстве идет массовый падеж скотины.

«Василий Страленя - начальник «Собинской районной станции по борьбе с болезнями животных» - нам сказал по телефону, что он нас понимает, но все сейчас очень заняты на ликвидации очага в Заречном и приехать к нам никто не может. Утром проснулись, у нас трупов еще больше», - рассказывает Ольга Рязанцева.
013.jpg
065.jpg
070.jpg

На следующий день, 11 июля, специалисты все-таки приехали в Короедово:

«Приехали в хозяйство, нас не предупредили, не сказали как себя вести. Взяли анализы и уехали. У нас на этот момент было уже 17 трупов. Вы представляете, каждый труп - это 150 килограммов. Когда он лежит на жаре, то через 8 часов он начинает раздуваться».

Владельцы фермерского подворья не знали, что их судьба зависит от скорости действий чиновников: бюджет компенсирует собственникам потери только в том случае, если заболевшие животные были уничтожены живьем. За тех же свиней, которые заболели и умерли, не дождавшись ветслужбы, шанса получить возмещения убытков - нет.

Ольга до сих пор находится в шоковом состоянии. Несмотря на то, что по документам африканская чума свиней была обнаружена во взятых в ее хозяйстве пробах еще 11 июля, еще несколько дней никто из сотрудников профильных ведомств не предпринимал никаких действий для того, чтобы оценить масштаб ущерба и остановить распространение опасной заразы. Трупы павших животных валялись, где придется, пухли и воняли под дождем и солнцем. Сточные воды текли прямиком в реку, летали птицы, ездили машины, а сотрудники ветслужбы перемещались из хозяйства в хозяйство «в одних и тех же галошах».

Несмотря на то, что Ольга ежедневно была на связи со всеми принимающими решения чиновниками, они в один голос говорили, что не пошевелят и пальцем, чтобы начать процедуру отчуждения животных до тех пор, пока не увидят специальное постановление, подписанное губернатором Владимирской области:

«Они все четыре дня нам говорили, что пока Орлова не подпишет постановление, мы не можем свои полномочия превышать, нас за это накажут, нам уже и так плохо. В том году было отчуждение по ящуру, так нас всех ФСБ к себе вызывало. Истории разные рассказывают о том, что они всего боятся и ждут указаний сверху».

При этом Ольге постоянно намекали, что всех держит в страхе история, произошедшая с Виктором Огневым - собственником хозяйства, в котором в минувшем году из-за заражения ящуром были уничтожены сотни коров. А после этого на владельца СПК было заведено уголовное дело, Огнева обвиняют в мошенничестве с субсидиями:

«12 июля я уже сама была в Белом доме в 9 утра. Я уже с письмом приехала и говорю, что мне нужна либо Орлова, либо заместитель по сельскому хозяйству Русанов, кто-нибудь дайте мне документы, чтобы мне можно было провести отчуждение скотины. Вы должны издать указ и сделать постановление без которого ни МЧС, ни районная администрация, ни госветинспекторы, никто не может работать. Демидов вышел ко мне, взял мое письмо, сказал, что у них сейчас совещание по моему вопросу, что документы на подписании лежат уже два дня, что подписать их некому, потому что некому. И вообще в администрации Владимирской области сложная ситуация - вообще подписывать документы некому. Это дословно. И, если у них там в приемной работает камера и это все фиксируется, то все мои слова можно проверить. Он взял мой сотовый телефон и сказал, что позвонит мне через два часа. Но, конечно, мне никто не позвонил - ни через два часа, ни вечером».

12 июля владельцам хозяйства все-таки удалось добиться составления акта. На этот момент ущерб, нанесенный семье Рязанцевых, был еще не так велик. До этого дня в хозяйстве неучтенными умерло около сорока животных. Остальных переписала специально созданная комиссия, и трупы вместе с еще дышавшей скотиной начали возить в яму на утилизацию, для этого в Короедово пригнали несколько КАМАзов с покрышками:

«12 июля все-таки составили акт. На момент составления акта у нас было 40 трупов. Остальные все живые. Это 155 свиней. И мы поставили средний вес свиньи. На этот момент у нас компенсация должна была быть где-то 2 с чем-то миллиона. 13 числа к вечеру сказали, что этот акт подписан».

Только Рязановы выдохнули, как уже на следующий день выяснилось, что составленная накануне бумага не имеет никакой юридической силы:

«Мне сказали так. Все, что было вчера - было вчера. Все это незаконно и недействительно. Этот акт недействителен. Вы, конечно, активная женщина, вы можете карабкаться и барахтаться, и доказывать, что он действителен, но пойдемте - составим новый акт. Вы понимаете, накануне, когда была утилизация, трактор ездил в поле, а это тоже бюджетные деньги: бензин, время и так далее. Он нам говорит: я не поеду с шестью свиньями в поле, мне надо дозагрузиться. И мы грузили туда полуживых свиней, которые еще дышали. Мы же были уверены, что у нас накануне уже всех посчитали. У нас какие основания были не доверять комиссии?».

По подсчетам Ольги, в результате организационного бардака нанесенные ее семье убытки оцениваются примерно в 7 миллионов рублей:

«Мы потеряли все. Я на эти деньги могла бы две квартиры своим детям купить».

Теперь семья Светланы Рязановой может получить из бюджета максимум один миллион рублей.

«Я понимаю, что они бюджетные деньги, может быть, экономят», - говорит хозяйка крестьянского подворья.

Ну а постановление об объявлении карантина за подписью губернатора Владимирской области Светланы Орловой было опубликовано только 14 июля - уже после того, как ветслужбы и другие ведомства по настоянию собственников все-таки начали наводить порядок.

Ольга не сомневается, что зараза в ее хозяйство была занесена именно в момент вакцинации. В подтверждение того, что до визита ветинспекции поголовье в ее хозяйстве было совершенно здорово, Ольга Рязанцева рассказывает, что за пару дней до вакцинации они с матерью продали двух поросят в одно из гусевских подворий, и с хрюшками до сих пор все в порядке, никаких признаков болезни у них нет.

Были ли ее свиньи заражены сознательно или нет - Ольга пока не знает. Но действия участков событий фермеры склонны оценивать именно как умышленное нанесение вреда:

«Они четыре дня чего ждали? Если это такое опасное заболевание. У вас у всех какой-то преступный сговор. Ситуация еще не началась, а вы уже знаете, чем она закончится».

Юридически подкованную фермершу удивляет, что, несмотря на то, что во Владимирской области бушует африканская чума свиней, собственников частных подворий об этом никто не уведомляет. До того, как в Короедово не пришла беда, владельцы хозяйства даже не слышали о том, что им нужно соблюдать какие-то особые меры безопасности.

Еще одна странность - в Короедово никто не проводит расследования причин заражения животных. Несмотря на то, что надзорные структуры на словах утверждали, что зараза могла попасть к свиньям из кормов, на анализ корма так никто и не взял. Не взяли на анализ также смывы с колес транспорта и других возможных источников заноса опасного заболевания.

Зато уже на следующий день после того, как строившееся четверть века хозяйство опустело, приехала одна из надзорных структур и выписала хозяевам штраф за отсутствие внутреннего забора. Пояснения, что забор был разобран накануне, когда с территории хозяйства вывозили трупы животных, никого не интересовали.

Ольга Рязанцева пытается вести собственное расследование произошедшего. Но начав разбираться в проблеме, молодая женщина выяснила, что в России (по крайней мере, в ближайших к Владимирской области территориях) не существует ни одной независимой лаборатории, специализирующейся на болезнях животных. Государственным же учреждениям собственники погибшего хозяйства больше не верят:

«Они знаете, как анализы берут? Кусок отщипнут, в перчатку завернут, и в карман. Они напишут все, что угодно».

Фермеры подозревают, что в закупке живой вакцины для регионов, страдающих от африканской чумы свиней, у неизвестной фирмы может присутствовать коррупционный интерес:

«Нам так и сказали, вам досталась какая-то «левая» вакцина».

Ольга Рязанцева выяснила, что похожие вещи происходят не только в хозяйствах Владимирской области. По ее словам, животные гибнут именно после проведенной вакцинации. При этом владельцев частных подворий так запугали, что фермеры, несмотря на ущерб, боятся что-либо рассказывать.

Собеседница Зебра ТВ заявляет, что постарается не допустить, чтобы проблему спустили на тормозах. Сейчас Ольга Рязанцева собирает факты и документы для составления петиции в адрес президента России Владимира Путина.

Заявления с описанием ЧП уже направлены в прокуратуру, а в ближайшее время уйдут еще в полицию и Следственный Комитет (текст в конце материала).

Ольга заявляет, что будет пытаться «остановить геноцид села», и просит других фермеров и собственников крестьянских подворий Владимирской области, которые столкнулись с такой же бедой, присоединяться к ней или хотя бы передавать информацию:

«Если вы видите все эти цепочки, эти все схемы - откликнетесь. Давайте все вместе напишем эту петицию, давайте напишем какое-то коллективное обращение в ФСБ в Москву, в федеральный Следственный Комитет. Пока я одна, мое письмо рассматривается по одному, а если нас хотя бы 30 человек - это уже особо крупный размер, это огромные масштабы. А если триста? Те люди, которые столкнулись с аналогичной ситуацией, пожалуйста, откликнетесь. Я помогу вам юридически. Нужно, чтобы нас было много. Мне нужны ваши контакты, ваши истории. Я не надеюсь, что все правоохранительные органы у нас не куплены, но моя история это либо подтвердит, либо опровергнет. Очень прошу вас откликнуться и не надеяться, что вас эта ситуация не коснется».

Мама Ольги Светлана Рязанцева связывает происходящее на селе с политикой лоббирования интересов крупных сельхозпредприятий. По ее мнению, все принимаемые в последние годы законы в Российской Федерации, тому прямое свидетельство.

Пенсионерка, под старость лет потерявшая все, нажитое непосильным трудом, называет политику Минсельхоза РФ «вредительством». Фермерша заявляет, что президенту России Владимиру Путину, занятому внешней политикой, пора понять, что происходящее в сельском хозяйстве страны, и пока не поздно - обратить на это внимание:

«Владимир Владимирович родился со мной в один и тот же месяц и в один и тот же год. То есть, периоды мы проживали одни и те же, государство у нас одно. Мы занимались разными делами, но жили-то мы в одно время. И мы помним, как было тогда, и хлебаем то, что происходит сейчас. Я ставила своей задачей накормить людей хорошо и вкусно. И надо понимать, что сейчас тут делается — это тоже политика, только внутренняя. И, если где-то я ошибаюсь, давайте проведем независимое расследование».

Контакты Ольги Рязанцевой:

meshera.olga@yandex.ru

Doc01.jpg
Doc02.jpg
Doc03.jpg
Doc04.jpg
Doc05.jpg
Doc06.jpg
Doc07.jpg
Doc08.jpg
Doc09.jpg