Идентификация героев

Драматическая история фотографии с тремя десантниками, опубликованная спустя много лет после войны. На снимке многие признали своих пропавших без вести родных
Новости Автор: 4 Октября 2018, 09:34 4 3470

В 1976 году на экраны Советского Союза вышла драма Сергея Микаэляна «Вдовы». Картина рассказывает о двух пожилых женщинах, которые во время Великой Отечественной войны похоронили рядом со своей деревней двух погибших красноармейцев. Имена солдат остались неизвестны, а из личных вещей у них была только залитая кровью фотография одного из солдат, которую женщины бережно хранили много лет. К очередному Дню Победы власти решили перезахоронить останки воинов в районном центре. Снимок с портретом солдата попадает на газетную полосу, и в деревню к вдовам со всей страны начинают ехать люди, которые узнали в красноармейце на фотографии своего отца, брата, мужа, жениха или друга.

-4p8-yG68Kg.jpg
BKmMHSUrlXY.jpg

Сюжет фильма основан на реальных событиях. В 1965 году, в преддверии 20-летия Победы, в газете «Труд» напечатали очерк журналиста Льва Аркадьева с фотографией неизвестного солдата, похороненного в войну местными жителями. Публикация имела широкий отклик среди читателей: многие признали в солдате своего родственника.

Похожая история, затронувшая и город Владимир, произошла за 7 лет до публикации в «Труде». История была описана в областной газете «Призыв» владимирским журналистом-фронтовиком Анатолием Кобзевым (1922-2002).

В советской газете «Известия» 12 октября 1958 года была опубликована заметка «Кто знает имена героев?» с военной фотографией хорошего качества. На ней были запечатлены три молодых солдата в десантных куртках и шапках-ушанках. Как звали красноармейцев — никто не знал.

История карточки была полна драматизма. Ее достали немцы из одежды советского десантника, погибшего с группой товарищей в районе деревни Тарасово Демянского района Новгородской области в начале весны 1942 года. Карточки и другие документы убитых советских воинов, пока их тела хоронили местные жители, фашисты сжигали на костре. Фотография с тремя воинами уцелела по случайности. Ее подобрала и спрятала за пазуху молодая колхозница Евдокия Филипповна Иванова.

Женщина надежно спрятала снимок и потом много лет хранила его. В 1958 году она решила передать фотографию в Тарасовский сельсовет. По сохранившимся воспоминаниям, при передаче она долго сокрушалась со словами: «Почему я раньше этого не сделала? Правда, привыкла я очень к этой карточке, словно родные мои на ней». Из сельсовета карточка попала в Демянский райисполком, а затем в редакцию «Известий».

2-17.jpg

Тысячи советских жителей с волнением всматривались в лица троих погибших на войне молодых людей: не их ли сыновья или мужья запечатлел безвестный военный фотограф.

Вглядывались в снимок и в городе Владимире. В доме №20-а на улице Почаевской газету «Известия» внимательно изучал 63-летний пенсионер Алексей Люлин.

«Фотоснимок сразу привлек его внимание. Уж больно знакомо показалось лицо бойца. «Надо же, какое сходство, - подумал Алексей Григорьевич, - ну прямо вылитый сын, Коля». Старый пенсионер стал читать письмо под снимком и вдруг строчки запрыгали у него перед глазами. «Он,- чуть не вскрикнул Алексей Григорьевич, - ну, конечно же, он, Николай! Сомнений быть не может». Ведь сын тоже был десантником и пропал без вести в то же самое время, когда разыгрались события, описанные в письме.

- Поди-ка сюда, мать, - позвал свою супругу, Раису Михайловну, Алексей Григорьевич. - Погляди-ка газету внимательно.

Раиса Михайловна сквозь очки вгляделась в снимок, и слезы хлынули из глаз старой женщины. Она тоже узнала сына», - описывал ситуацию Анатолий Кобзев в газете «Призыв».

JGbt1OsHd0g.jpg

Сын Алексея и Раисы Люлиных Николай Люлин родился в 1922 году в селе Леонтьево под Пенкино, рядом с Гатихой и Двориками (ныне Камешковский район Владимирской области). Там провел все детство, окончил школу в соседней деревне Гаврильцево, здание которой сохранилось до сих пор.

AqqyZfo56Hs.jpg

Перед самой войной Николай Люлин уехал в Москву, где его отец работал маляром. Молодой человек также освоил малярное дело и красил новые дома в столице СССР. В первый же день войны Люлин пошел записываться добровольцем на фронт, однако его не взяли. Повестка пришла только в конце августа 1941 года. Николай добровольно записался в авиадесантники. Краткосрочную подготовку проходил в части в одном из тыловых городов.

Боевое крещение Николай Люлин, как пишет в своей статье Кобзев, принял в конце декабря 1941 года — десантник вместе с боевыми товарищами принял участие в освобождении от фашистов города Перемышля Калужской области и самой Калуги.

Авиадесантные части принимали участие и в наступательной операции под городом Демянском Новгородской области в марте 1942 года. У парашютистов была задача парализовать вражеские коммуникации в тылу у немцев и наносить удары по аэродромам противника.

В ночь с 7 на 8 марта 1942 года по шоссе Демянск - Марево началась интенсивная переброска немецких автоколонн. Десантники решили перерезать трассу и парализовать операцию - они внезапно ударили из леса по деревне Тарасово, стоящей на этом шоссе, завязались жестокие уличные бои. Было уничтожено до 50 солдат вермахта. Однако силы были не равны, фашисты прислали подкрепление, советский десант был почти полностью разбит.

Красноармейцы были похоронены в Тарасово. У одного из них в кармане и лежал снимок с тремя десантниками. Всего в братской могиле Тарасово в саду за Домом культуры покоятся останки почти 500 солдат.

EDh1te2NW3Y.jpg

Кроме отца с матерью, как пишет Анатолий Кобзев, в солдате, изображенном на карточке по центру, признали Николая Люлина и все жители его родного села Леонтьево Камешковского района. Косвенные данные совпадали: погибшие под Тарасово были десантниками и Люлин был десантником, дата гибели красноармейцев под Тарасово и дата пропажи Люлина без вести, указанная в извещении родителям, совпадали.

Все это позволяло предположить, что одним из героев, отдавшим жизнь под Тарасово, мог быть владимирец Николай Люлин.

Однако, как и в фильме «Вдовы», в среднем десантнике на снимке, опубликованном в «Известиях», узнали своего родственника и другие люди. Павел и Елизавета Капковы - жители старинного сибирского села Каптырево в Красноярском крае признали в солдате своего сына Дмитрия Капкова, 1921 года рождения. Он также служил в десантных войсках — в 1-ой маневренной воздушно-десантной бригаде, которая принимала участие в боях под Демянском в марте 1942 года. Он также числился пропавшим без вести с того времени.

2-15.jpg Д.П.Капков, фото 30-х годов

Дмитрия Капкова на фотографии признали все односельчане. Было составлено специальное подтверждение, которое подписали все жители села Каптырево. Данное подтверждение было заверено местным сельсоветом и отправлено в редакцию «Известий». Капковы много лет приезжали на могилу в Тарасово, возлагали венки и цветы.

Несколько сообщений от родственников было по поводу двух других десантников, изображенных на снимке. В солдате слева на фотографии признали Ивана Федоровича Зубарева, уроженца Донбасса. В нем же другие люди признали лыжника 1-ой маневренной воздушно-десантной бригады Александра Павловича Гребнева.

В красноармейце на снимке справа Наталья Ивановна Трюхан из села Речки Сумской области узнала своего пропавшего на войне сына Алексея Трюхана.

На специальном форуме Всероссийского генеалогического древа специалисты в 2013 году активно обсуждали вопрос: кто же все-таки может быть изображен на фотографии, подвергали критике предыдущие версии, выдвигали свои.

Вариант с владимирцем Николаем Люлиным не рассматривался. Хотя, то, что он мог быть запечатлен на этой карточке - вполне вероятно. Но судя по всему, в боях под Демянском он участия все-таки не принимал. Основываясь на документах Обобщенного банка данных «Мемориал», последним местом службы нашего земляка была 9-я воздушно-десантная бригада, которая в марте 1942 года вела тяжелые бои совсем в другом месте — в районе Варшавского шоссе, под городом Юхнов Калужской области. Очевидно, там Николай Люлин и пал смертью храбрых.