Начальник владимирского Росздравнадзора Александр Лёзов: «Это военные действия, и наша ответная реакция должна быть аналогичной»

Руководитель регионального управления Росздравнадзора Александр Лёзов считает, что для нормализации ситуации по обеспечению граждан лекарственными препаратами необходимо восстановить сеть государственных аптек и складов для формирования резерва лекарств и средств индивидуальной защиты
Новости Автор: 1 декабря 2020, 18:20 30 5734
Александр Лёзов, фото из архива Зебра ТВ

Во Владимирской области приблизительно на каждых 900 жителей приходится по одному аптечному пункту или киоску, всего таких объектов в регионе около 1 500. Об этом сообщил руководитель Территориального органа Федеральной службы по надзору в сфере здравоохранения по Владимирской области (Росздравнадзор) Александр Лёзов. Обсуждение ситуации на рынке лекарственных препаратов во время второй волны эпидемии коронавируса обсудили на «круглом столе» в региональном отделении партии «Единая Россия».

ZS5D9484.JPG Здесь и далее фото пресс-службы ВРО «Единой России»

Лёзов пояснил, что, например, в европейских странах один аптечный пункт приходится в среднем на 2 500 тысячи человек. На Западе любые лекарства продаются исключительно по рецептам, а в России это происходит по принципу «кто во что горазд», и более того, активно практикуется самолечение (видимо, в силу нехватки врачей).

При большом количестве аптек, участники «круглого стола» констатировали, что по ряду наименований медицинских препаратов наблюдается их нехватка, причём речь идёт не только о средствах от коронавируса, но и от других заболеваний.

Александр Лёзов заявил, что корень проблемы кроется в девяностых годах, когда все аптеки во Владимирской области были приватизированы. Он считает, что нужно воспользоваться опытом других регионов, где удалось хотя бы частично сохранить сесть государственных аптек и стратегических складов.

Начальник Росздравнадзора напомнил, что сейчас коронавирус всему миру объявил «военные действия», и на связанные с ним вызовы должны быть даны соответствующие ответы. Для этого, по мнению Лёзова, необходимо сделать три вещи:

концентрировать и централизовать власть;

на какое-то время нужно частично уйти от рыночной экономики, поручив Минпромторгу распределение особенно важных лекарств;

воссоздать сеть государственных аптек и складов для формирования резервов медицинских препаратов и средств индивидуальной защиты.

ZS5D9463.JPG

Александр Лёзов, руководитель Территориального органа Росздравнадзора по Владимирской области:

  • Хотелось бы вначале уйти в законодательную базу для того, чтобы определиться, кто [в сложившейся сложнейшей ситуации] вообще чем будет заниматься, в какие стороны смотреть, и кто по каким-то причинам не занимается [тем, чем должен], или занимается недостаточно.

  • Основной закон, по которому работает Росздравнадзор, - 323 федеральный закон «Об охране здоровья граждан». Цитирую, статья 16 - «Полномочия органов государственной власти субъектов Российской Федерации», часть 2: «Организация обеспечения граждан лекарственными препаратами и медицинскими изделиями».

  • Сейчас начнутся возражения со стороны департамента [здравоохранения Владимирской области], что, мол, «мы обеспечиваем всё, [что нужно по лекарствам] в стационарах, [у нас есть] всё [необходимой] для скорой помощи, у нас всё бесплатно». Как раз для этого есть статья 5, где говорится, что в полномочия органа государственной власти [то есть, департамента здравоохранения] входит организация оказания населению субъекта Российской Федерации первичной медико-санитарной помощи, специализированной, в том числе высокотехнологичной. То есть, обеспечение средствами индивидуальной защиты, обеспечение лекарственными препаратами - на амбулаторном ли этапе, в аптечной ли сети - это полномочия исполнительной власти субъекта.

  • Закономерный вопрос возникает: вот почему у нас, скажем так, такая ситуация на территории Владимирской области? Не мы с вами виноваты, что в девяностые годы все почти аптечные учреждения, которые были муниципальными и государственными, были приватизированы и превратились в частные лавочки. До сих пор остаются регионы, где от 55 до 75% - Нижний Новгород и Марий Эл, например - аптечных учреждений входят в государственную систему. То есть, у них есть своя вертикаль, с них можно спросить, так как они непосредственно подчиняются органу исполнительной власти.

  • [Другой] закономерный вопрос возникает: так чем же занимается Росздравнадзор в этой ситуации? А у Росздравнадзора есть свои полномочия, закреплённые законодательством: это и государственный контроль качества лекарственных средств и медицинских изделий; это наличие минимального ассортимента лекарственных препаратов в аптечных организациях; это мониторинг и контроль за ценами на жизненно необходимые и важные лекарственные препараты; это лицензирование организации медицинских учреждений оптовой торговли и федеральных учреждений; и лицензионный контроль.

  • Теперь о ситуации с аптечными учреждениями, которые на территории области находятся. По данным реестра по фармдеятельности, на сегодняшний день 251 юридическое лицо, аптечных организаций. Из них 44 лицензии по фармацевтической деятельности находятся в медицинских организациях. У каждой юрлица, как правило, несколько своих обособленных объектов - до 40. То есть, согласно реестру лицензий, у нас получается приблизительно полторы тысячи территориально обособленных объектов - аптечных пунктов, аптечных киосков.

  • На территории Владимирской области одно аптечное учреждение приходится где-то на 900 человек. Как вы думаете, сколько аптечных учреждений на человека приходится, например, в Европе? Или в США? Оказывается, там порядка 2500 тысяч человек на одно аптечное учреждение. Это связано с тем, что почти все лекарственные средства на территории Европы отпускаются только по рецепту врача. У них нет такого, чтобы человек посмотрел в интернете и подумал: «А вот пойду-ка я сейчас в аптеку, куплю там лекарство и буду сам лечиться». Кто там в интернете это написал? Может, домохозяйка, потому что врачам там писать некогда; там блогеры пишут. Если бы на Западе бабушка пришла домой с лекарством, купленном по принципу «у меня голова болит, дайте мне что-нибудь», и ей бы оно не помогло, то она бы потом эту аптеку засудила со всеми вытекающими отсюда последствиями. А у нас это считается нормой жизни.

  • Я всё это рассказываю в продолжение обсуждаемых вопросов.

  • А именно: отсутствие в аптечных учреждениях антибиотиков. Антибиотики у нас выдаются только по рецепту врача. Есть добросовестные аптечные сети, которые так и поступают, говорят: «Не будем мы продавать вам антибиотик»; а другие будут продавать, будут зарабатывать на этом деньги. У нас очень большое количество жалоб поступает по этому вопросу. Начинаем, бывает, проверять, а рецепт-то никто и не выписывал.

  • Мы тоже осуществляем ежедневный мониторинг наличия в 17 крупных аптечных сетях и противовирусных лекарственных препаратов, и антибиотиков. И вот динамика, например, от 24 ноября до 1 декабря, практически по каждому наименованию идёт динамика увеличения наличия этих лекарственных препаратов в розничной сети; не снижение - увеличение. Так что, такого, чтобы лекарственного препарата вообще не было во всех аптеках на территории Владимирской области, такого мы не наблюдаем.

  • Сейчас органами исполнительной власти организована бесплатная доставка лекарственных препаратов для лечения больных ковид. Естественно, необходимость решения вопроса с приобретением этих лекарственных средств сама собой отпадает.

  • Почему средства индивидуальной защиты в одном учреждении стоят 2-3 рубля, а в другом они стоят 10-15 рублей? Я не хочу ни обелить, ни очернить никого из участников это рынка, это отдельный разговор. Но у нас есть средства индивидуальной защиты, которые имеют регистрационное удостоверение как медицинское изделие. Они прошли определённую сертификацию, испытания, что это медицинское изделие будет служить верой и правдой в течение двух-трёх часов, и не будет пропускать ничего, или какой-то минимальный процент. И есть просто гигиеническая маска, которую никто никогда не проверял, и из чего её выпустили - одному только господу богу известно. Поэтому и цены разные.

  • Мы сейчас с вами понимаем, что то, что происходит это сродни определённым военным действиям; Вызовы, которые брошены роду человеческому - это военные действия, и наша ответная реакция должна быть аналогичной. А при любой подобной обстановке должна быть концентрация и централизация власти.

  • Кто у нас ответственный за выпуск лекарственных препаратов и их распределение? Минпромторг. На какое-то время нужно частично уйти от рыночной экономики, и сделать квотирование лекарственных препаратов через Минпромторг, так как это было сделано в первую волну [коронавируса] с аппаратами ИВЛ. Это будет краткосрочным решением проблемы.

  • А в долгосрочной перспективе нужно открывать сеть государственных аптечных учреждений на базе ФАПов, врачебных амбулаторий, при поликлиниках - делать свою сеть, со своим аптечным складом, как поступили в некоторых других регионах, и делать определённый стратегический запас, чтобы, если вдруг такая вещь произойдёт, были и средства индивидуальной защиты и медикаменты.

ZS5D9451.JPG

Дмитрий Семёнов, заместитель секретаря Владимирского регионального отделения партии «Единая Россия»:

  • На базе каких регионов мы могли бы посмотреть опыт работы государственной сети аптек?

Александр Лёзов:

  • Например, Нижегородская область и Марий Эл - там достаточно представлен государственный сектор, он занимает более 50% рынка.

  • У нас есть 44 лицензии на аптечную деятельность в [государственных] медицинских организациях. В соответствии с нормативной базой, на ФАПах определённых и амбулаториях дано добро на продажу лекарственных препаратов населению. Это нужно просто расширить, размножить, и тогда у нас будут лекарственные препараты более доступны.

  • Сами посудите: заходим мы в любую поликлинику, а там чей аптечный киоск находится? Частника. Почему он будет получать прибыль, у него всё будет замечательно и хорошо? А почему бы там не открыть аптеку, которая была бы филиалом областного аптечного склада? Пусть бы она получала меньшую прибыль, но она несла бы какую-то социальную нагрузку. Может быть, она бы стала одновременно отпускать лекарственные препараты, которые льготным категориям граждан, которые им выдаются, в этой же поликлинике? Эти вопросы нужно рассматривать, если для людей делать.

Дмитрий Семёнов:

  • Абсолютно согласен. А вот динамика цен какова? Скакнули цены сейчас в связи с ситуацией со второй волной коронавируса?

Александр Лёзов:

  • У нас есть лекарственные препараты, которые входят в список жизненно необходимых и важных, и есть, которые не входят в него. Те, которые в списке, они строго контролируются государством - и нами, и прокуратурой, и департаментом регулирования тарифов, который устанавливает на них предельные надбавки; здесь превышения цены даже на копейку нет.

  • Что касается повышения цены на не жизненно-важные лекарственные препараты, увеличение было, но оно никем не сдерживается, не регламентируется. Нам, например, жалуются, что один и тот же препарат подорожал за неделю с двух копеек до двух рублей, но мы можем только отправить эти сведения в Федеральную антимонопольную службу, это их прерогатива. И они часто отвечают, что нет признаков картельного сговора, и всё это уходит в песок. К сожалению, в таких случаях ничего не сделаешь.

Самые яркие события дня — в инстаграме Зебра ТВ.