Что останется в памяти владимирцев после трех лет губернаторства Владимира Сипягина?

Ровно через три года после сенсационной победы во втором туре выборов губернатора Владимирской области в сентябре 2018 года Владимир Сипягин решил сменить кресло главы региона на депутатский мандат
СПЕЦПРОЕКТЫ Автор: 29 сентября, 15:34 11389

Владимир Владимирович Сипягин родился в 1970 году в Харькове (тогда это была Украинская Советская Социалистическая Республика в составе СССР), во Владимире проживает с начала 1990-х годов. До 2013 года, когда он стал депутатом Законодательного Собрания Владимирской области по списку ЛДПР, Сипягин работал в различных бизнес-структурах. В ЗакСобрании Сипягин возглавлял комитет по аграрной политике, природопользованию и экологии, а также руководил фракцией ЛДПР. Кроме этого, в 2013-2015 годах он был координатором Владимирского регионального отделения ЛДПР.

Владимир Сипягин дважды баллотировался на должность губернатора Владимирской области. На выборах 8 сентября 2013 года он занял 3 место, набрав 3,8% голосов избирателей (тогда победила кандидат от «Единой России» Светлана Орлова, за которую проголосовали 74,7% от пришедших на избирательные участки).

Пять лет спустя — 9 сентября 2018 года — ситуация кардинально поменялась: на волне протестного голосования Владимир Сипягин занял в первом туре второе место. Но так как Светлана Орлова не смогла набрать более половины голосов избирателей, был назначен второй тур, в ходе которого Сипягин неожиданно для всех победил с результатом 57%, оторвавшись от Орловой почти на 20%.

Победа Владимира Сипягина повергла в шок правящую элиту — единороссов, которые хоть и потеряли 9 мест в ЗакСобрании, но сохранили там большинство в 23 голоса.

Светлана Орлова ещё в течение двух недель после второго тура выборов продолжала исполнять обязанности губернатора, и за это время ЗакСобрание успело принять областной закон, обязывающий главу региона, то есть Сипягина, согласовывать с депутатами кандидатов на должности заместителей губернатора — Орлова успела подписать этот закон.

Владимир Сипягин вступил в должность губернатора Владимирской области 8 октября 2018 года и сразу столкнулся с серьёзной проблемой — из обладминистрации начался отток руководящих сотрудников. Часть вице-губернаторов массово ушла в неиспользованные отпуска с последующим увольнением, а некоторые уволились, проработав около месяца. Сипягин начал формировать свою команду только с середины ноября, в отношении вице-губернаторов процесс в какой-то степени завершился к середине декабря (вице-губернатор по внутренней политике был назначен только в июле 2019 года).

Большинство должностей замов получили «варяги», все они были назначены в статусе временно исполняющих обязанности; полноценными вице-губернаторами на конец 2018 года были только Вячеслав Кузин (он до сих пор курирует бюджетные и финансовые вопросы) и Александр Трутнев (он отвечал за сельское хозяйство; уволится в апреле 2019 года) — они были назначены до Сипягина.

Владимир Сипягин неоднократно говорил, что предлагал местным управленцам присоединиться к его команде, но они по разным причинам отказывались.

Новый губернатор радикально сократил количество своих заместителей — были упразднены должности вице-губернаторов по строительству и по имущественным и земельным отношениям (их занимали находившиеся под уголовным преследованием члены «орловской» команды Дмитрий Хвостов и Елена Мазанько), а после того как уволился Александр Трутнев, то была сокращена и должность вице-губернатора по сельскому хозяйству.

После того как кадровая ситуация в Белом доме более-менее «устаканилась», у Сипягина начались конфликты по всем фронтам — с единороссовским большинством в ЗакСобрании, с муниципалами (преимущественно с владимирским сити-менеджером Андреем Шохиным) и с федеральными СМИ.

После принятия закона о согласовании кандидатов на должности вице-губернаторов, вторым по важности анти-сипягинским решением ЗакСобрания можно назвать возврат в конце 2018 года мэрии Владимира всех градостроительных полномочий. Примечательно, что годом ранее единороссовское большинство в ЗакСобрании забрало эти полномочия у своего однопартийца Шохина, чтобы передать их другому члену «Единой России» губернатору Орловой. После фиаско Орловой на выборах единороссы решили сдать назад.

Депутаты конфликтовали с губернатором по вопросам согласования кандидатов на должности его заместителей, правда, не во всех случаях. В частности, отказ в утверждении получили только два вице-губернатора — Максим Брусенцов и Александр Байер (оба уволились в марте 2020 года). Ещё один зам Сипягина — Марина Чекунова — избежала прохождения процедуры согласования, успев уйти из Белого дома до этого. Источники Зебра ТВ в Белом доме были уверены, что если бы Чекунова, курировавшая вопросы здравоохранения и другие направления социального блока, предстала перед депутатами, то получила бы «отлуп».

Практически без проблем были согласованы вице-губернаторы Аркадий Боцан-Харченко, Игорь Моховиков (уволился в апреле 2020 года), Сергей Шевченко (уволился весной 2021 года), Михаил Коротаев, Александр Ремига и Роман Годунин (он был уволен указом губернатора за предоставление «подложных документов», но 24 сентября восстановлен в должности по решению суда). К апрелю 2021 года у Владимира Сипягина было 7 заместителей (против 10 у Светланы Орловой). Из них местных было двое (Вячеслав Кузин и Роман Годунин), а «варягов» - пятеро.

Весной 2021 года, при увольнении первого вице-губернатора Сергея Шевченко, Сипягин принял решение разделить курируемый Шевченко социальный блок на две части, назначив своими заместителями Григория Вишневского и Ольгу Гребневу — в статусе временно исполняющих обязанности. Они до сих пор не прошли процедуру согласования ЗакСобранием. Также с приставкой «врио» работает Герман Елянюшкин, который был назначен вице-губернатором после увольнения Романа Годунина.

Добавим, что за время руководства Владимира Сипягина во Владимире произошли серьёзные изменения на рынке жилищно-коммунальных услуг — значительно усилились позиции полностью государственного предприятия «Владимиртеплогаз» (ВТГ), являющегося крупнейшим поставщиком тепла. С подачи вице-губернатора Александра Байера (ныне уже бывшего) произошла смена руководства «Владимиртеплогаза», и впоследствии представитель этой компании заняла место генерального директора ООО «ЕРИЦ», которое собирает деньги с жителей за услуги ЖКХ (в прошлом году через «Единый расчётно-информационный центр» прошло около 12 миллиардов рублей). А в самом начале апреля 2020 года Байера на посту вице-губернатора сменил коммерческий директор ВТГ Роман Годунин.

Примечательно, что бывшая спутница Владимира Сипягина Мария Астафьева (мать его сына) во «Владимиртеплогазе» отвечала за финансы. Губернатор, когда его спросили, является ли этичным, что близкий ему человек руководит финансами в полностью подконтрольной обладминистрации компании, попросил не лезть в его личную жизнь.

Весной 2020 года Астафьева ушла из «Владимиртеплогаза» (как, впрочем, и от Сипягина), летом ВТГ проверила Счётная палата Владимирской области, и в отношении гендиректора госпредприятия Александра Королева было возбуждено уголовное дело.

ЗакСобрании конфликтовало с губернатором и по поводу областного закона о приватизации госимущества. Депутатов не устраивало, что Сипягин единолично утверждает, какие предприятия выставлять на акционирование. В частности, до 2023 года запланирована приватизация организаций с многомиллиардными оборотами, например, «Владимиртеплогаз» и ДСУ-3. Эпопея с этим законом началась в конце сентября, и ещё незакончена — в тексте документа по-прежнему указано, что губернатор должен согласовывать с депутатами планы приватизации. Интересно будет наблюдать за судьбой этого закона при новом губернаторе.

В 2020 году ЗакСобрание заслушало отчёт Сипягина о деятельности возглавляемой им администрации за 2019 год, и признало его работу неудовлетворительной и неэффективной. В 2021 году очного отчёта губернатора перед депутатами не было — Владимир Сипягин направил им справочный материал по итогам работы обладминистрации в 2020 году в письменном виде. Личного отчёта губернатора перед Законодательным Собранием требовали представители КПРФ, но большинство «Единой России» по каким-то причинам не стало вызывать Сипягина «на ковёр».

Если говорить о конфликте Владимира Сипягина с муниципалами, то основные «боевые действия» в этой «войне» шли между ним и сити-менеджером Владимира Андреем Шохиным. Город жаловался на то, что область даёт ему мало денег по целому ряду направлений и уничтожает больницы. В 2020 году Оранжевый дом обвинил Белый дом в бездействии при старте мусорной реформы, из-за которого в новогодние праздники во Владимире произошёл мусорный коллапс.

Обладминистрация обвиняла мэрию Владимира в неэффективном использовании налогооблагаемой базы, и когда городская власть решила отменить льготы по аренде для региональных секций и кружков, Сипягин заявил, что «даже фашисты так не поступали». Он, правда, тут же извинился, но осадочек, как говорится, остался.

Кроме этого, конфликт между городом и областью проходил по таким «линиям фронта», как судьба парка напротив Белого дома, Дворца бракосочетаний на улице Растопчина, генерального плана города Владимира и многим другим.

Если говорить о других муниципалитетах, то у них претензии к Владимиру Сипягину схожие — катастрофическая ситуация со здравоохранением и проблемы с пассажирскими перевозками. Причём последние сначала возникли благодаря непонятным действиям департамента транспорта и дорожного хозяйства, после того как произошла замена директора департамента Александра Романенко на Алексея Косилова (сейчас департамент возглавляет Ринат Шаниязов). Потом напряжённости на рынке межмуниципальных пассажирских перевозок добавило назначение Павла Левина директором ГУП «Владимирский автовокзал» и его последующее назначение заместителем директора департамента транспорта (он оттуда уволился после того, как депутаты ЗакСобрания озвучили информацию о том, что у него может быть личный интерес на рынке пассажирских перевозок). Усугубил ситуацию коронавирус, который радикально сократил пассажиропоток и сделал автобусные перевозки нерентабельными.

Что касается конфликта со СМИ, то он выражался преимущественно в «наездах» на губернатора со стороны федеральных средств массовой информации - «Известий», «РЕН-ТВ» и «Пятого канала». Владимира Сипягина критиковали буквально за всё — начиная от ситуации с ремонтом больницы в Струнино, заканчивая историями из прошлого его брата. Сипягин назвал эти СМИ «супостатами». Супостатам особенно удавались кадры, на которых губернатор Владимирской области убегает от троллящих его репортёров.

С региональными СМИ всё было проще — Сипягин просто их избегал во всех смыслах этого слова, а если уж он и проводил пресс-конференции, то получить чёткие ответы на вопросы было невозможно.

Источники Зебра ТВ в разных органах власти разными словами рассказывают приблизительно одно и то же: во Владимирской области отсутствует налаженное взаимодействие между региональной властью и федеральными ведомствами; диалога между обладминистрацией и органами местного самоуправления практически нет; бизнес не знает, что ждать от Белого дома.

Правда, есть руководители, которые утверждают, что Сипягин их полностью устраивает, так как не собирает на постоянные пафосные мероприятия, полностью оставив в покое, в отличие от Светланы Орловой, которая по несколько раз в неделю проводила длительные совещания, на которых должны были присутствовать исключительно первые лица.

Под конец 2020 года Владимир Сипягин публично отчитал муниципальных начальников за то, что на онлайн-совещании по реализации нацпроектов перед губернатором предстали замы, а не первые лица — и это спровоцировало новую волну недовольства руководством области в муниципалитетах.

Примечательно, что общественность против Сипягина особенно не выступала — за исключением экологических протестов против завоза московского мусора в районах, граничащих с Подмосковьем; ответственность за горы столичных отходов активисты целиком возлагали на губернатора. Все остальные митинги, проходящие во Владимирской области в последнее время, например, против строительства платного автобана М-12 и реконструкции федеральной автодороги М-7, были направлены против федеральных властей. В 2020 году протестная активность сошла на нет из-за антикоронавирусных мер. В начале 2021 года несанкционированные публичные протесты возобновились с «навальновской» тематикой, мало затронувшей действия областных властей.

Отметим, что представители общественности критиковали Сипягина за административную реформу (особенно за провал в молодёжной политике), за невыполненное обещание создать коалиционное правительство, за кадровую чехарду и за многое другое.

Во всевозможных рейтингах, претендующих на статус «кремлевских» или «народных» Владимир Сипягин с самого начала губернаторства регулярно ставился на последние места — чаще всего без объяснения причин. При этом экономика Владимирской области, по официальной статистике, показывала далеко не худшие результаты, если сравнивать с другими регионами или с предыдущими губернаторами.

Стоит отметить, что половина трёхлетнего губернаторского срока Владимира Сипягина пришлась на эпидемию коронавируса. Представители предпринимательского сообщества, особенно отельеры и рестораторы, неоднократно критиковали лично Сипягина и его первого заместителя Александра Ремигу за принятые ими решения по введению антиковидных ограничений, негативно сказавшихся на бизнесе, а также за недостаточную господдержку пострадавших от ковида отраслей.

После того, как стало известно, что на выборах депутатов Госдумы Владимира Сипягина включили в федеральный список ЛДПР под №5, лидер партии Владимир Жириновский сказал, что хотел бы видеть Сипягина на посту председателя одного из ключевых комитетов ГД, но окончательное решение о том, менять ли губернаторское кресло на депутатское — за Сипягиным. Губернатор до последнего говорил, что не собирается уходить на работу в Госдуму.

Владимир Сипягин был четвёртым по счёту губернатором Владимирской области в новейшей истории России. Он же стал первым главой региона, сложившим полномочия досрочно.