Доктор Уколов: «COVID-19 - это вирус дикий, молодой и злой, он может менять свою структуру»

Экс-заместитель директора облздрава Владимирской области Анатолий Уколов вылечился от коронавируса и рассказал, почему надо следить за уровнем кислорода в крови и в каком случае стоит сделать компьютерную томографию
СПЕЦПРОЕКТЫ Автор: 7 Мая, 11:23 42 26389
интервью

Бывший заместитель директора департамента здравоохранения Владимирской области Анатолий Уколов, который успешно справился с коронавирусной инфекцией, рассказал Зебра ТВ о нюансах и сложностях диагностики заболевания, его течении и о том, на что нужно обратить внимание прежде всего.

Первые симптомы заболевания проявились у Анатолия Уколова к середине апреля, тест показал положительную пробу на коронавирус. К 7 мая доктор Уколов считается полностью выздоровевшим, пробы дважды показали отрицательный результат, но врач пока еще находится на карантине.

В телефонном интервью медик поделился с Зебра ТВ своими соображениями по поводу развития и течения болезни, опасности осложнений, а также о том, в каких случаях нужно носить маску и когда стоит незамедлительно обратиться к врачу.

Анатолий Анатольевич, как все началось? Где вы могли заразиться коронавирусом? Каковы были первые симптомы? Когда вы начали беспокоиться?

Сказать, где заразился, к сожалению, не могу, потому что последний месяц был очень напряженным в плане работы – работали без выходных с 8 утра до 11 вечера. Я бывал во всех проблемных местах, в небезызвестном Петушинском районе, в том числе встречался с докторами, главным врачом больницы. В других местах бывал по роду своей деятельности в департаменте здравоохранения. Поэтому сказать, где конкретно подцепил коронавирус, не могу.

Находясь на больничном листе, когда появилось много свободного времени, я стал очень активно изучать это заболевание, общаться с коллегами, в том числе за границей. Я хочу предупредить, что болезнь достаточно завуалирована и коварна. У меня из симптомов была огромная слабость – не хотелось ходить, что-то делать, и субфебрильная температура 37,2-37,4 на протяжении длительного времени. Эти симптомы, с медицинской точки зрения, не так уж и ярко выражены. Я, понимая, что много находился в опасной зоне, сдал анализ, и он оказался положительным.

А у одного моего коллеги единственным симптомом была потеря обоняния и вкуса - ни одышки, ни температуры, ни слабости. Есть знакомые, которые, напротив, очень тяжело переносят заболевание, вплоть до подключения к кислороду, с высокой температурой больше 38 градусов, кашлем, при котором, образно говоря, «легкие выплевывают». Настолько разнообразна и непредсказуема симптоматика. При этом у некоторых все протекало бессимптомно, то есть - анализ положительный, как у контактных лиц, но никакой симптоматики. В этом коварство болезни – люди инфекцию могут передавать, но чувствовать себя здоровыми. И при этом за все время они не выпили ни одной таблетки – организм сам спокойно справился с инфекцией без единого симптома. То есть, не пройдя обследование, они и не думали бы, что переболели.

Нас ждет много удивительных открытий, когда начнут определять антитела. Те, кто встречался уже с заболеванием в легкой или тяжелой форме, либо бессимптомно, смогут сделать анализ. В Америке, насколько я знаю, уже дошли до этого, и оказалось по итогам тестов на антитела, что в разы больше людей переболело, нежели они предполагали.

Болезнь коварна и тем, что человек может сгореть на глазах – за два-три дня с коронавирусом он может превратиться из полностью благополучного в человека на искусственной вентиляции легких и без сознания.

Тестирование на антитела начинают внедрять и у нас, в Москве оно уже есть, коммерческие клиники Владимирской области ведут переговоры, чтобы им разрешили делать это тестирование. Коронавирус отнесли ко второй степени патогенности, для сравнения – грипп относится к третьей, ОРВИ к четвертой. Чтобы лаборатория могла делать анализы, нужно соблюсти ряд предосторожностей – это касается систем вытяжки, обезвреживания выхлопов и так далее. Не каждая коммерческая лаборатория подойдет по критериям, поэтому Роспотребнадзор не выдавал разрешения. А анализы на антитела проще. Думаю, коммерсанты скоро до этого дойдут, тем более, это деньги: тесты на антитела будут либо просто платными, либо оплачиваться из фонда ОМС. Думаю, пройдет небольшое время, может, месяц, и это будет доступное исследование.

В чем, по вашему мнению, самая большая опасность при заражении коронавирусом, кроме, конечно, летального исхода? Много говорится о том, что орган-мишень – это легкие.

В моем случае, я анализировал, прошло порядка 5-6 дней до появления первых симптомов, у некоторых растягивается на 10-14 дней, у всех все по-разному. Самое главное, к чему я пришел, от чего хотел предостеречь: сам по себе вирус не столь опасен, но большой вред наносит реакция организма, которую он вызывает.

Есть выражения «цитокиновый шторм», «цитокиновая реакция» - это когда организм очень агрессивно реагирует на воздействие коронавируса. Чтобы было понятнее, приведу пример с аллергией: есть множество людей, которые могут вдыхать пыльцу растений, пыль домашнюю, домашних животных – и никак на это не реагировать, а есть те, у кого доходит до отека Квинке, и если вовремя не оказать медицинскую помощь, может дойти вплоть до летального исхода. И вот на проникновение коронавируса у некоторых людей существует мощнейшая ответная реакция – цитокиновый шторм. В чем он проявляется – идет микротромбоз мелких сосудов органа-мишени – легких на уровне альвеол, там, где происходит газообмен, где кислород проникает в кровь. На уровне этих микроскопических сосудов происходит микротромбоз, и газообмен нарушается, поэтому и возникает «матовое стекло» в легких.

«Пневмония» – название, которое путает сейчас и население, и врачей. Правильнее назвать её «химическая пневмония», возможно, позже появится термин «пневмофибросклероз». Почему сейчас стали применять термин «пневмония»? Потому что при рентгенологическом обследовании эта картина максимально напоминает пневмонию, но по своему происхождению она совершенно другая. Поэтому многие учёные сейчас говорят о том, что если есть хоть какая-то симптоматика - субфебрильная температура, кашель, слабость, потеря обоняния, то в 99% происходит изменение в легких, которое на мультиспиральной компьютерной томографии (МСКТ) показывает то самое «матовое стекло». Это как раз и есть «химическая пневмония».

Опасность в том, что этот микротромбоз впоследствии перерождается в спаечный процесс, и легкие начинают видоизменяться – получается, легкое стянуто, как ремнями, и не выполняет свою дыхательную функцию. Симптомы слабые, а тромботический процесс вовсю развивается и может привести к необратимым последствиям. Когда человеку уже требуется кислород или подключение к аппарату искусственной вентиляции легких, до 50% легочной ткани может быть уже поражено, развивается дыхательная недостаточность. А спайки – это необратимый процесс, это, по сути, рубец, который никогда не станет обратно сосудом или альвеолой.

Поэтому сейчас во многих странах, в том числе США, перестали ориентироваться только на анализ мазков, а стали акцентировать внимание на компьютерной томографии – есть «матовое стекло» или нет.

И поскольку это «химическая пневмония», то и методы лечения другие. Они направлены на то, чтобы прекратить тромботический спаечный процесс в легких, остановить «цитокиновый шторм». Делают это несколькими путями. Один из них: применение препаратов, которые используют для лечения ревматоидных или малярийных заболеваний (сейчас пошла волна критики об их использовании в связи с достаточно высокой токсичностью и побочными реакциями), но по собственному опыту могу сказать – мне это здорово помогло, ну не было на тот момент чего-либо лучшего! Эти препараты подавляют иммунный ответ, не дают организму перейти в «шторм». Отсюда - нельзя в начале заболевания принимать препараты, усиливающие иммунитет (иммуномодуляторы, иммуностимуляторы), потому что организм и так уже слишком резко отреагировал, а если еще иммунитет простимулируем - вызовем только осложнения. Но тут палка о двух концах: снижая иммунитет, мы даем возможность вторичной инфекции наброситься на ослабленный организм. Поэтому и назначают параллельно антибиотики, чтобы на «химическую пневмонию» не наслоилась классическая бактериальная пневмония. Мы этого не видим, но мы окружены миллиардами бактерий, вирусов, которые «дремлют», но стоит ослабнуть иммунной системе, организм становится уязвимым для вторичной инфекции.

И вот академик Александр Чучалин обратил особое внимание президента, что на первых этапах нужно бороться другими методами с этой пневмонией. Он, в частности, рекомендовал смесь на основе гелия, но сразу скажу - это не значит, что нужно сейчас бежать покупать гелий, которым накачивают воздушные шарики. Это специальная аппаратура, специальная смесь гелия с закисью азота в нужных пропорциях. Думаю, это будет достаточно эффективный метод лечения, но на данный момент пока идут клинические испытания.

Я не говорю сейчас о конкретных препаратах, потому что даже для медика сложно разобраться, на каком этапе заболевания человек находится, и что ему нужно дать – угнетать иммунную систему или стимулировать, чтобы побороть последствия, когда добавить или убрать антибиотики, тромболитики. То есть, если начались изменения в легких, человек должен находиться под врачебным и лабораторным контролем.

Но вы сами при этом лечились в домашних условиях?

Да, но, во-первых, я медик. Во-вторых, я отправил семью на дачу, а сам остался в квартире и ни с кем не контактировал, только по видеосвязи. В-третьих, я имел возможность позвонить практически любому специалисту и проконсультироваться с ним на любом этапе. То, что я лечился дома, не значит, что я ушел в автономное плавание: я консультировался со своим лечащим врачом-инфекционистом, с пульмонологами, со своими коллегами-врачами в Америке, Израиле, Германии. Я слежу за протоколами лечения, и они постоянно меняются. Мой случай – не пример.

Надо четко понимать, что если бы все было просто, коронавирус не получил бы такого серьезного распространения в мире. Многие пытаются обвинить субъекты России, в том числе наших медиков, что мы оказались не готовы. Так никто не был готов, никто во всем мире не был готов. Посмотрите, что творилось в Италии, в Испании - целые спортивные залы людей, вперемежку лежат на матрасах на полу и дышат из кислородных баллончиков. Поэтому набрасываться на медиков в такое тяжелое время и говорить, что они там не так сделали, тут не готовы - нельзя. А лабораторная диагностика коронавируса – это не тест на беременность, как я уже высказывался, и она сейчас тоже совершенствуется. Уже в России разработано порядка 18 тест-систем. Есть те, которые якобы 2-3 часа делают анализ. Но, насколько я знаю, во Владимирской области меньше 6 часов тест не делается.

Получается замкнутый порочный круг: мы запаздываем с ранней диагностикой, за это время человек успевает обсеменить большое количество окружающих - будь то персонал медицинский, случайные люди в магазине, аптеке, родственники и так далее. Плохо изучен путь передачи вируса. Скажу для примера: моя семья оказалась неинфицирована, у них не было ни клинических симптомов, ни положительных анализов, хотя они со мной общались фактически до последнего дня. Подчеркну – для медиков сейчас очень много вопросов, на которые, я, к примеру, не знаю, что ответить.

Для вас в ситуации с заражением коронавирусом, что оказалось самым тяжелым в психологическом плане, а что – в физическом плане?

Что касается первого вопроса – я очень переживал, что инфицировал кого-то из своей семьи. Я успокоился, только когда пришел отрицательный анализ родных и через 10 дней повторный контроль тоже оказался отрицательным, и я выдохнул с облегчением. Я переживал, что еще кому-то нанес вред.

Что касается симптомов, у меня один раз за все время стала вдруг прогрессивно увеличиваться температура, меня колотил озноб, я не мог согреться. Температура росла до 38,6. Это было волнительно. Я мерил сатурацию - насыщенность крови кислородом - через каждые полчаса. Если бы она упала, я бы вызвал «скорую» и уехал в стационар. Я был уже на грани госпитализации, но температура остановилась, и больше такого не было. На следующий день температура не поднималась выше 37,2, а затем пришла в норму. Это был психологически и физически напряженный момент, когда я начал переживать, справлюсь ли я. На тот момент я уже принимал тромболитик и два антибиотика.

После выздоровления, вы еще две недели обязаны будете просидеть на карантине?

Технически, по сегодняшним нормативам, человек не считается инфицированным после двух отрицательных анализов. То есть, когда все клинические симптомы пропали, у меня взяли анализ - он оказался отрицательным, и еще через три дня взяли второй анализ - он тоже оказался отрицательным.

С самим вирусом справиться несложно. Организм сам убивает вирус без дополнительного вмешательства, но пока он это делает, могут запуститься те процессы в организме, которые будут существовать самостоятельно без вируса и наносить вред. Поэтому сначала считалось, что 7-10 дней – и вируса уже нет, человек не инфицирован. Мой случай говорит о том, что это правда: через 11 дней у меня не было никаких симптомов, как при гриппе. Это не совсем грипп, конечно, но из одной группы, поэтому болезни сходны по срокам течения. Сейчас считается, что после отрицательного анализа необходимо соблюсти карантин. По крайней мере, пока меня не выписали с больничного листа, хотя я считаю себя здоровым. Я нахожусь на контроле, о моем состоянии здоровья ежедневно справляется мой лечащий врач, мне сделали анализы крови на дому - биохимические исследования, коагулограмма, общий анализ крови.

Вы человек известный в медицинской среде, вас многие знают, с вами многие работали. А к «простому смертному» тоже будут приходить и брать анализы, обследовать на дому? У нас ведь многие даже и не пытаются вызвать «скорую помощь» или врача на дом.

Существует строгий порядок ведения коронавирусных больных на дому и в стационаре. И по этому протоколу – обязаны, безусловно, медики выходить и делать эти анализы всем, вне зависимости от социального статуса, положения в обществе и так далее. Но есть и объективные реалии, то, о чем вы говорите, когда есть определенная задержка, но тут проблему надо рассматривать не в общем, а по конкретным участкам, районам. Не секрет, что и до эпидемии были районы во Владимирской области, где было не все в порядке по кадрам, дефицит врачебного состава, фельдшеров – и во Владимире такое есть, вам известны проблемы станции «скорой помощи». Есть понятие «как надо» - и оно не зависит от того, влиятельный ты или нет. Насколько я знаю, среди моих знакомых, приходят, меряют температуру, давление, сатурацию кислорода.

Нужно сказать особо об измерении сатурации: она позволяет быстро определить проблему. Сатурация – это насыщенность крови кислородом. Если человек еще ничего не чувствует, но уровень кислорода в крови падает ниже 95-94, то человек уже нуждается в госпитализации. Задыхаться он начнет гораздо позже. Прибором для измерения сатурации является пульсоксиметр. Я сейчас склоняюсь к тому, что он должен быть в каждой семье вместе с градусником и тонометром - просто для контроля. Это не только к коронавирусу будет относиться, этот прибор выявляет любую дыхательную недостаточность. Другой разговор, что эти аппараты очень подорожали из-за огромного спроса, ведь законы рынка никто не отменял, и сейчас его приобретать не очень логично. У меня такой аппарат был, и я мерил сатурацию регулярно, она не падала ниже 98. Именно еще поэтому я и оставался дома, я был уверен в своих возможностях. Если бы я хоть на секунду засомневался, вызвал бы «скорую» и поехал в стационар.

А читателей хочу предупредить: коронавирус может пройти, как ерунда, какой его считают некоторые, это правда. Но я могу привести примеры летальных исходов, когда наплевательское отношение привело к печальным результатам: люди лежали дома с высокой температурой, ничего слушать не хотели - на выходе… мы все с вами читаем новости…

Вы много времени посвятили изучению коронавируса. Правда ли, что если им переболеть, появляется иммунитет и повторно заразиться нельзя?

Однозначно, организм вырабатывает иммунитет на внедрение вируса. Но проблема в другом: если смотреть, как мы боремся с гриппом, то у нас есть понятие вакцинации. В зависимости от того, чья это вакцина, где произведена и в каком году, она может иметь несколько штаммов гриппа, в некоторых – до 16 штаммов. И привитый человек, даже если заболевает гриппом, то переболевает очень легко.

Что касается Covid-19 - это вирус дикий, молодой и злой, он может менять свою структуру. И чтобы он «устаканился», должно пройти год-два. От того, что сейчас я переболел, я уверен, что именно тем штаммом, которым я переболел, я год, как минимум, не заражусь. Но это не говорит о том, что за этот год вирус не мутирует, не видоизменится, и не придет «второй волной» измененным, и мой иммунитет не будет на него реагировать. В этом и засада. За год-два, думаю, и вакцину изобретут.

Именно поэтому я и говорил про анализ на антитела, как раз наличие этих клеток в организме будет говорить о том, что я перенес заболевание. Я позже специально сдам этот анализ на антитела. Я как медик обязан помогать людям. Есть методика, когда берется плазма крови переболевших людей, у которых есть антитела, и вводится людям - и это считается эффективной методикой лечения. Поэтому я планирую восстановиться и сдать анализ на антитела, и если они есть, сдать несколько порций крови на плазму, потому что, возможно, нескольким тяжелым больным это спасет жизнь. Я считаю это своим долгом.

Думаю, еще очень много будет открытий, много методик будет пересмотрено вирусологами, инфекционистами, иммунологами в подходах к этому заболеванию, к его лечению - сейчас это интенсивно развивается, прогрессирует. Весь мир направляет огромные силы на изучение коронавируса, чтобы выработать тактику диагностики и лечения.

Остальные болезни из-за коронавируса никто не отменял – ОРВИ и другие респираторные заболевания, характерные для весны. Сейчас с любой простудной симптоматикой нужно бежать в больницу, или лучше не появляться в местах, где может быть вирус? Как и когда нужно бить тревогу и обращаться в больницу?

Для начала, ни в коем случае никуда бежать не нужно. Сейчас все руководители медицинских учреждений знают, что надо делать. Существуют целые мобильные бригады, которые в спецодежде на специальной технике выезжают по заявленным адресам на дом и делают заборы проб. Ходить в лечебные учреждения и распространять инфекцию не надо. Надо позвонить в поликлинику по месту жительства и заявить о том, что вы, допустим, переживаете, что контактировали с зараженным, и появились симптомы - вас опросят, что вас беспокоит.

Чего я не могу исключить, так это гипердиагностики - люди просто боятся, паникуют, поэтому если у человека нет никаких клинических проявлений и нет указания на то, что он контактировал с коронавирусным больным, такому человеку откажут в исследовании. Но такой анализ можно сдать на платной основе. Медиков тоже нужно понять: лаборатории сейчас работают в три смены, нагрузка колоссальная. Конечно, в идеале, чтобы все граждане прошли тестирование, но у нас пока это невозможно. Всем подряд это невозможно сделать.

Могу дать еще одну подсказку: сейчас у специалистов сложилось мнение, что клинических симптомов не бывает без изменений, которые отображает компьютерная томография. КТ делается гораздо быстрее, чем анализ на коронавирус. Если человек не имеет клинических проявлений, симптомов и не было связей с зараженным, проще, наверное, сдать не мазок, а сделать компьютерную томографию - даже ради самоуспокоения. В случае наличия симптомов стоит сделать КТ, чтобы понять, есть ли поражение легких.

В связи с колоссальной нагрузкой на лаборатории, есть определенная задержка в исследованиях мазков на коронавирус. Специалисты знают, что это минимум трое суток, как в моем случае. Но я сдавал анализ достаточно давно, сейчас количество исследуемого материала увеличилось в десятки или даже сотни раз. Последний – отрицательный – анализ мне делали на протяжении пяти дней. Надо понимать, что если человек в это время остается инфицированным, он может заражать окружающих, семью, коллег.

В том и загвоздка, что ни на ком же не написано, что он инфицирован. Я могу ходить в магазин в маске, в перчатках, соблюдать все меры предосторожности, и так и не узнать, контактировала ли я с зараженным, у которого коронавирус проходит бессимптомно, и он сам об этом не знает.

Неспроста в субъектах России вводят обязательное ношение масок для всех в общественных местах. Про маски надо отдельно сказать. Для самотканых масок, многие берут два-три слоя марли – и думают, что это их спасет. Мне понравилась фраза одного вирусолога, который сказал, что такая маска из трех слоев марли – это как деревянный деревенский забор от комаров. Медицинские маски, которые имеют специальную внутреннюю прослойку, намного эффективнее.

Про маски: я поддерживаю своих коллег, которые говорят, что маски должны носить больные люди. Сознательность должна быть настолько высокой, что если тебе нужно выйти из дома, надевай маску. На самом деле, в воздухе присутствуют миллиарды бактерий, нужно снизить этот показатель хотя бы до миллионов. Не секрет, что в жидкостях, которые мы выделяем при чихании, сморкании, кашле, содержится огромная концентрация вируса. Если маску носит человек больной, он не дает этой жидкости выскочить дальше маски. Конечно, какая-то доля вирусов пройдет в атмосферу сквозь маску, но она намного меньше, нежели чем, если бы он был без маски. А вот когда здоровый надевает маску, тут не такой выраженный эффект.

«Масочный режим» я поддерживаю, но не стоит доводить до абсурда: у меня улыбку вызывает человек, который едет один в автомобиле и в маске. На свежем воздухе тоже, если вы дистанцию выдерживаете, вероятность заразиться очень мала.

Если бы можно было карантинными мероприятиями остановить распространение эпидемий, наверное, человечество бы уже справилось с гриппом, ОРВИ, а мы, имея «иммунную прослойку» в 40-60% привитых людей, все равно каждый год «встречаем» эпидемию гриппа. И нет смысла говорить, что российская медицина плоха, во всем мире присутствуют эпидемии, вне зависимости от политики, строя и так далее. Безусловно, карантинными мероприятиями мы снижаем процесс распространения, но совсем его ликвидировать невозможно.

А попробуйте еще выявить контактных! Если человек, условно говоря, эти пять дней, что делается тест на коронавирус, ездил в транспорте, ходил на работу, в магазин, в аптеку, ехал в электричке и так далее. А у тех людей свой круг общения - отследить контакты можно только приблизительно, а когда приблизительно, мы имеем то, что имеем.

Давайте проговорим еще раз, когда необходимо срочно обращаться в больницу, чтобы не усугубить ситуацию до необратимой?

Если структурировать критерии госпитализации: появление на КТ легких «химической пневмонии» и падение сатурации – это повод сразу вызвать «скорую помощь». Если начала падать концентрация кислорода в крови – это экстренная ситуация, нельзя оттягивать, иначе можно просто задохнуться.

Любая пневмония, особенно двухсторонняя - это повод для госпитализации. В департаменте мы пытались разделить медицинские учреждения на те, которые будут принимать пациентов с ковидной пневмонией, и те, кто будет принимать остальные пневмонии. Но оказалось это практически невозможно сделать, разграничить пневмонии очень сложно, и бывали случаи, когда учреждения приходилось срочно закрывать из-за вспышки коронавируса, отмывать, проводить дезинфекцию.

Изначально шла речь даже об отмене всех плановых госпитализаций в медицинские учреждения, но потом этот вопрос пересмотрели, потому что есть «условно плановые госпитализации», например, в онкологии.

И ещё: нельзя списывать всё на недостатки нашей медицины, плохую организацию работы. Медики всегда находятся на передовой, на грани риска, работают в тех реалиях, которые возникают ежедневно, ежеминутно. Если даже больница не готовилась принять больного коронавирусом, они же не вышвырнут его на улицу, его изолируют, будут лечить. И поэтому, я считаю, несправедливым разделение по больницам, где медики будут получать надбавки за работу с инфицированными, а где-то нет. На этом нельзя экономить, на мой взгляд. Все медработники сейчас находятся в зоне риска, без исключения.

Telegram-канал Зебра ТВ: новости в удобном формате