Экс-госсекретарь Александр Леонтьев: «Год борьбы с Владимиром Сипягиным - это время, потраченное зря»

Бывший вице-губернатор Александр Леонтьев считает, что элиты Владимирской области после неожиданной победы Владимира Сипягина  на губернаторских выборах в сентябре 2018 года целый год потратили впустую, ожидая его скорой отставки
СПЕЦПРОЕКТЫ Автор: 16 Сентября, 09:30 23 4658
Интервью

Год назад — в сентябре 2018 года — губернатором Владимирской области был избран не член «Единой России», а кандидат от ЛДПР Владимир Сипягин. 57% избирателей во втором туре предпочли его Светлане Орловой, которая руководила регионом в течение пяти с половиной лет.

Депутат Камешковского районного Совета Александр Леонтьев, который в 2009-2011 годах в администрации Николая Виноградова курировал вопросы внутренней политики в качестве вице-губернатора-госсекретаря, уверен, что хуже при Сипягине в регионе не стало. Леонтьев считает, все конфликты раздуваются «рефлексирующей элитой», которая не задумалась о подготовке кандидата на замену Орловой и за год так и не свыклась с мыслью, что Владимирскую область возглавил кто-то не из рядов элиты.

Прошел год, как член «Единой России» Светлана Юрьевна Орлова проиграла на губернаторских выборах, и регион возглавил кандидат от ЛДПР Владимир Сипягин. Что случилось за это время?

Заметьте, не 100 и даже не 200 дней, а уже год прошёл с того исторического дня. Я помню, как я тогда говорил: «Коллеги, вы не рассчитывайте на то, что Владимир Сипягин в скором времени уйдёт в отставку по собственному желанию, или кто-то его отзовёт, или ещё какие-то вещи произойдут. Нет, никто его не отзовёт, ни в какую отставку он не уйдёт».

Сейчас можно сказать, что год пребывания Сипягина в должности - это наша объективная реальность, в которой мы должны сегодня жить. Потому я и ранее говорил, и сейчас скажу: если мы не умеем существовать в этой реальности, то этому нужно научиться; а если мы этого не хотим, то нужно заставить себя, иначе проиграют все.

То, что я наблюдаю, логично и, скорее всего, связано с достаточно долгой политической предысторией Владимирской области, которая говорит о том, что наши правящие, если не элиты, то структуры, опирающиеся на политическую конструкцию, партии политические, показали в очередной раз свою, мягко говоря, несостоятельность. С одной стороны - бывший губернатор Владимирской области Светлана Юрьевна Орлова как федеральный лоббист, мощный политик, фигура, несомненно, сильная должна была побеждать на выборах в сентябре 2018 года. Но наша политическая элита, которая вокруг нее формировалась, очень сильно от неё устала, потому что диктатура начальника, диктатура мощной власти — тяжёлая ноша для всех, кто окружает «диктатора» — в переносном, конечно, смысле.

Я один из тех немногих, кто предвещал такой исход губернаторских выборов 2018 года. Я открыто говорил в кругах, где я общаюсь, что, скорее всего, Светлана Юрьевна Орлова проиграет эти выборы. И мне в ответ звучало «нет», «не может быть», «ты ошибаешься», «за ней такой мощный потенциал, что это невозможно». В результате наши элиты, которые стоят у руля во Владимирской губернии, не подготовили запасных вариантов, и результатом стало то, что стало. В таком случае, если они не подготовили запасных вариантов, они совершили ошибку №1: никто из них не подумал об этом и даже не пытался подумать об этом.

В итоге на выборах победил всенародно избранный - нравится он вам или не нравится - кандидат. Да, он молодой губернатор - в смысле стажа государственной работы, и поэтому однозначно не обладающий силой, но он начал функционировать. Нормальным элитам было бы понятно, что при таком губернаторе можно договариваться, что-то делать, формировать проекты и их реализовывать для достижения как своих, так и общественных целей. Ведь при Светлане Юрьевне Орловой гораздо труднее было формировать эти проекты и их реализовывать, потому что там всё было предельно жёстко — людей оценивали по принципам «свой-чужой» или «чёрное-белое»; чуть что не так - «всё, больше не подходи». При «молодом» главе региона, который учится губернаторскому делу, можно развиваться, делать, что хочешь, ведь область имеет огромный потенциал для какого-то рывка. Но нет - элиты начинают рефлексировать и по причине своего комплекса неполноценности, после ошибки №1, совершают следующие ошибки.

Владимиру Сипягину целый год не дают работать, но парадокс в том, что, несмотря на противостояние со стороны элит, работа-то идет, как бы кому ни хотелось, однако конфронтация остаётся. И эта вторая ошибка может привести к третьей, которая может стать фатальной, потому что в этой борьбе могут погибнуть обе стороны. Хуже всего будет тем, кто не понял, что нужно, прости меня Господи, царю или нашему Верховному главнокомандующему и его администрации; им отнюдь не нужны войны в регионе - им нужны политическая стабильность, максимальное продвижение вперёд в столь трудный час, когда в мире кризис, санкции и всё остальное. В этой ситуации не время щёки надувать и выяснять отношения, как в детской песочнице, и тем более не время вставлять палки в колеса друг другу.

Теперь по ситуации в области. Никакой разницы за этот год по отношению к предыдущим годам в статистическом плане нет, поверьте мне. Конечно, случается горе; вот роженица умерла в родильном доме №2. Это - трагедия. Но сразу говорить, что виноват губернатор и система здравоохранения области — это бред, потому что, допустим, во времена Светланы Юрьевны Орловой, возьмите статистику, детская смертность в роддомах и состояние медицины ни на грамм не было лучше, чем сегодня - ни на йоту. Вопрос только в том, что тогда запрещено было это обсуждать и говорить на эти темы, а сегодня - вольница.

Третья сторона - муниципалитеты. Я вас уверяю, муниципалитетам диктатор-губернатор намного хуже, чем губернатор, с которым можно работать и искать пути взаимодействия, коим сегодня является на этом этапе Владимир Сипягин. Обращаю внимание коллег на то, что он же находится в состоянии пластичности, с ним можно лепить отношения, как из пластилина - человек пришел на эту должность, он открыт, он ищет варианты и в личностном развитии, и в развитии себя как чиновника, а у нас муниципалитеты пока побаиваются идти на сотрудничество с Сипягиным. Видимо, им был дан оклик, команда не сотрудничать, не взаимодействовать, и вот люди совершают глупости.

XX-4688.jpg

Оклик с чьей стороны?

Оклик со стороны рефлексирующей элиты, которая совершила все предыдущие ошибки.

«Рефлексирующая элита» — это единороссы?

Рефлексирующая элита — я бы не сказал, что это единороссы, потому что нормальная элита распределяет себя по многим политическим конструкциям и структурам. То есть, складывать в одну корзину один известный предмет не очень правильно. Но, кстати, если это так произошло у нас, то это еще одна ошибка наших правящих элит. То есть, они замкнулись в своем мире и возомнили, что они в нём регулируют все процессы, а это оказалось не так. То есть это еще одна из ошибок.

Противостояние между главой администрации города Владимира Андреем Шохиным и губернатором Владимиром Сипягиным — главный конфликт в регионе? В чём причина этого конфликта?

А вот я же ее и назвал - это следствие ошибок, сделанных во время рефлексии по поводу произошедших год назад событий.

То есть, причина не в интересах различных бизнес-структур?

Нет, это не бизнес-интересы, потому что бизнес-интересы — это, скорее, площадка договорная, скажем так, она намного сложнее того, о чём мы с вами сейчас беседуем. Вот сильный властный руководитель-лоббист Орлова могла прийти и начать перестраивать бизнес-интересы в регионе. Поверьте мне, Владимир Сипягин не в том качестве нынче, чтобы как-то перестраивать бизнес-интересы. Бизнес всегда поправит в этой ситуации Владимира Владимировича Сипягина, если это нужно. Так что я не думаю, что здесь бизнес-интересы, скорее всего, здесь обнажились интересы представителей элит. То есть, в ситуации, когда губернатором стал Владимир Сипягин, вдруг оказалось, что губернатором готовы были стать и все эти кандидатуры, про которых судачат на всех углах, начиная от главы администрации города Владимира Андрея Шохина, заканчивая председателем Законодательного Собрания Владимиром Киселевым и его заместителем, директором Владимирского филиала РАНХиГС Вячеславом Картухиным. Во всяком случае я слышал такие фамилии, которые вполне готовы были быть губернаторами, но не стали, так как была совершена первая ошибка — не были достигнуты договорённости по запасным вариантам на случай проигрыша Орловой на выборах. Вот вам и «картина маслом», как говорил известный актер Владимир Машков в роли Давида Гоцмана в известном сериале «Ликвидация».

С точки зрения человека, курировавшего в регионе кадровые вопросы, нормально ли, что в течение года, у губернатора только один полноценный заместитель — первый вице-губернатор, директор департамента финансов Вячеслав Кузин, а остальные - не утверждены Законодательным Собранием?

Для меня как человека, прошедшего госслужбу, с точки зрения исполнения функциональных обязанностей, разницы никакой нет: врио — не врио, так как государственная служба основана на простом принципе, и там всё уже регламентировано. Первый год Владимира Сипягина показал, что харизма и качества собственно губернатора отходят уже на второй или даже третий план. Они, конечно, имеют значение, но не первостепенное. Федеральному центру и всей системе важно, чтобы эти люди чётко и спокойно выполняли полномочия, которые предписаны для их должностей. Соответственно, неважно - исполняют ли они свои обязанности в качестве врио, или будучи утверждёнными депутатским корпусом.

Когда Сипягин внесёт кандидатуры своих заместителей на утверждение Законодательным Собранием, депутаты утвердят их?

Я повторюсь, что вот это состояние рефлексии заставляет людей совершать неправильные поступки с точки зрения и логики, и управления. Может случиться и так, что депутаты не утвердят заместителей Сипягина. Он вынесет кандидатуры вице-губернаторов на заседание ЗакСобрания, они их не утвердят, и будет новый хайп - «ура, смотрите, какой плохой губернатор».

Если депутаты не утвердят вице-губернаторов в должностях, это как-то повлияет на их последующее взаимодействие с главами местного самоуправления? Не будут ли муниципалы с пренебрежением относиться к не утвержденным вице-губернаторам?

Я думаю, что нет - по одной простой причине: тем же руководителям муниципалитетов очень понятна и прозрачна та ситуация, о которой вы говорите. Это не простые избиратели, не рядовые жители Владимирской области; они прекрасно понимают всю никчемность этого неимеющего смысла конфликта между элитами и губернатором Сипягиным. Муниципалы прекрасно понимают, что даже если вице-губернаторов не утвердили в должностях, то это просто очередной демарш или показуха, очередная акция в игре противоборствующих сторон. Потому умные главы органов местного самоуправления абсолютно никаких - отрицательных или положительных - выводов делать из этого не будут; они будут с замами губернатора взаимодействовать, исходя из того, с кем муниципалы себя ассоциируют. Хотелось бы, чтобы это взаимодействие осуществлялось исходя из интересов муниципалитетов и региона, но многое будет зависеть от того, с кем главы себя ассоциируют - с рефлексирующей элитой или с нарождающейся фрондой, которая окружает сегодня избранного губернатора.

Как бы вы прокомментировали изменения в структуре администрации Владимирской области, например, упразднение должностей вице-губернаторов по строительству и сельскому хозяйству, и переподчинение сельхоздепартамента вице-губернатору по промышленности?

Если вы хотите услышать мое мнение не в связи с противостоянием властей, а в связи со структурой управления, я вам скажу свое понимание. Во-первых, начнем с сельского хозяйства. Маленькая ремарочка — в период Орловой кто был заместителем губернатора по сельскому хозяйству? Журналист по образованию Роман Русанов. Вот вам и понимание значения этой отрасли со стороны предыдущего губернатора. Во-вторых, немножко вас, может быть, разочарую: заместитель губернатора по сельскому хозяйству, вопреки расхожему мнению, не имеет отношения к развитию инфраструктуры в сельской местности. В полномочиях этого чиновника было в прямом смысле сельское хозяйство — ветеринария, производство сельскохозяйственной продукции, развитие сельхозпредприятий и ничего более. Соответственно, в структуре валового продукта Владимирской области объёмы сельхозпроизводства были в таком соотношении с другими отраслями, что, с точки зрения правильности управления, департамент сельского хозяйства и продовольствия правильнее было переподчинить заместителю губернатора по промышленности и экономической политике — не стоит придавать излишнее значение незначительным структурам. То, что к развитию социальной инфраструктуры на селе стоит относиться по-другому - это неоспоримо, но тогда этим должны заниматься другие структуры - соцполитика, например, где чиновники отвечали бы за социальную инфраструктуру в сельских территориях. А дорогами вполне мог бы заняться департамент транспорта и дорожного хозяйства.

А вот должность заместителя губернатора]по строительству я бы не стал упразднять, потому что строительная отрасль в нормальном понимании — это локомотив всех других экономических направлений и отраслей. Как вы помните, после войны любая страна, любое государство поднималось за счёт строительства и строительной отрасли. Здесь можно развиваться во все стороны. Это направление вполне заслуживает полноценного заместителя, но опять же - полноценного, а не клоуна, который ставился туда для выполнения каких-то определенных задач в области строительства, мягко скажем так. Тем более сейчас, когда идет полная ломка в гражданском строительстве — это эскроу-счета, изменение всех правоотношений в долевом участии, такой заместитель был бы архиполезен во Владимирской области, но компетентный, нормальный заместитель, а не очередной свадебный генерал на этой должности.

Владимир Сипягин при принятии кадровых решений, наверно, исходит из той «обоймы» и «скамейки запасных», которая у него есть. Он оптимизирует структуру обладминистрации, пытается более сильным руководителям дать большую нагрузку, веря в то, что они ее будут вытягивать. Наверно, этим всё продиктовано, как мне видится со стороны.

XX-4697.jpg

Учитывая, что вы большую часть времени проводите в Москве, что говорят ваши родные и знакомые - лучше или хуже стало во Владимирской области?

Я даже депутат Камешковского районного Совета. Во-первых, я маленькую ремарочку сделаю, что я не переселился в столицу, а мне здесь в период Светланы Юрьевны Орловой по определению работы не нашлось, сегодня мне тоже ее здесь никто не предлагает. Это не жалобы, это констатация факта. Мне есть, чем заняться.

Я не то, чтобы перебрался в столицу, сфера моей деятельности — она всероссийская, так как мы строим объекты оборонного комплекса по всей стране. Мне приходится ездить очень много. Я, наверно, в Москве реже бываю, чем в Камешковском районе. Но взгляд со стороны, правильно вы заметили, очень важен, и мне есть, с чем сравнивать, тем более я вижу много других регионов. Я вам скажу, извиняюсь за вольность речи, но ни черта не хуже стало во Владимирской области. Даже немножко радует, что М-7 начинает уже быть проездной, в отличие от многих лет при Светлане Юрьевне Орловой. Но опять же здесь нет вины Орловой, либо достоинства Сипягина - это просто жизненно так развивается. Хуже однозначно не стало. Страна живет и работает, невзирая на все происки Запада, как модно сейчас говорить. Еще раз повторюсь, что это и есть доказательство того, что буря в стакане, которую мы наблюдаем в этом противостоянии, допустим, города и области, она не имеет большого значения. С моей точки зрения, год борьбы с Владимиром Сипягиным - это просто время, потраченное зря. Я отнюдь не хвалю Владимира Сипягина. Еще раз скажу, что это начинающий губернатор. Получится из него губернатор нормальный или не получится, я не знаю. Я не оракул, чтобы вещать на эти темы. Есть позитивная позиция, когда вы принимаете действительность такую, какая она есть, оцениваете правильно свои ошибки, а не назначаете виновных в своих ошибках, и начинаете в этих условиях жить для блага хотя бы своей губернии и живущих в ней людей. А в таком противостоянии между городом и областью я не вижу позитива, не вижу развития, не вижу блага.

А у этого противостояния исход какой?

Мое личное мнение, что в этом противостоянии проиграют все. Вопрос — в каком количестве проиграют? Я думаю, что, скорее всего, проиграют господа, представляющие наши коренные элиты.

Взять, например, Иркутскую область, которую затопило. Несколько тысяч пострадавших, 29 миллиардов ущерб, и губернатор остаётся в должности. Если при таких условиях с иркутским губернатором ничего не происходит, то что должно произойти во Владимирской области, чтобы губернатора Сипягина, как многие спят и видят, принудительно поменяли?

Однозначно скажу, что сравнение с Иркутской областью, наверно, неприемлемо в силу того, что там губернатор Сергей Левченко избрался в 2015 году, так какой же смысл его сейчас менять, если выборы там в 2020 году? Что касается Владимирской области, я считаю, что легитимно избранного в процессе выборов губернатора нормальная власть менять не будет, потому что это насмешка над Конституцией - это моё мнение. Если кто-то считает, что избиратели в сентябре прошлого года совершили ошибку, то я скажу, что они совершили ошибку потому, что имели на это право, так же, как я уже говорил, что наши элиты совершили уже несколько ошибок в этом процессе. Но это не повод сразу кого-то менять. Во-вторых, неприятие Сипягина не такое сильное. Да, пресса пишет, каналы определенные, не будем их рекламировать, показывают какие-то фильмы, но как это отзывается на людях? Я в человеческом материале купаюсь, так скажем, по старой привычке госсекретаря, поэтому я заранее и сказал, что Светлана Юрьевна проиграет, потому что я именно брал информацию от людей, а не из Telegram или со страниц прессы.

С точки зрения отчетности перед Кремлем, с точки зрения оценки деятельности исполнительной власти региона - это все нормировано, в документах изложено, Владимирская область далеко не буксует, она не находится в отстающих; она - четкий хороший середняк. Когда Кремль оценивает губернаторов, он не обращает внимание на троллинг в социальных сетях или пиар-акции какие-либо. По этой части я не предвижу каких-то сложностей у Владимира Сипягина, потому что исполнение губернаторских полномочий, по моему мнению, ещё при Светлане Юрьевне Орловой настолько сильно было разрушено. То есть, мне как человеку, работавшему в Белом доме, занимавшемуся в том числе структурными изменениями, это понятно. Когда я начал работать государственным секретарём, во Владимирской области было 2 500 чиновников, а когда пост сдал — их осталось 1 600. То есть, на мою бытность заместителем губернатора эта реформа пришлась - я выполнял свои полномочия по сокращению количества государственных служащих. Но там очень много другой работы, за которую ставятся оценки. Но при Светлане Юрьевне Орловой, когда в разъездах по области её сопровождал весь Белый дом до последнего департамента, именно исполнению государственных полномочий во многом приходил окончательный кирдык - от этого сильно падала компетентность в управлении. Владимиру Сипягину досталось в наследство, я вас уверяю, взорванное поле в этой части.

Вы предсказывали, что Светлана Юрьевна Орлова проиграет. Какие у вас были эмоции, когда вы узнали, что будет второй тур?

Никакие. У меня не было такого - «ну я же говорил! я же каркал на эту тему!», нет. У меня почему-то так организована моя сущность, что я всегда виноватым считаю себя, и в тот день я винил себя в том, что не сумел убедить других людей, что так и будет, хотя я с большим количеством людей разговаривал не только здесь, но и в Москве, и говорил, что Орлова проиграет. Как раз то, что я знал, получилось, но у меня не было радости, я об этом хочу сказать. Не было радости не потому, что Орлова проиграла, нет. То, что Светлана Юрьевна здесь проиграла, для меня, честно скажу, чувство удовлетворения было. Почему? Потому что нельзя так управлять регионом — это всё-таки полтора миллиона, ну, чуть меньше, живых людей.

Вы понимаете, есть два процесса. Один - это уменьшение роли личности в процессе управления. Это отдельно развивающаяся линия такая, чтобы от качеств личности, которую поставили на эту должность, минимально что-либо зависело, такая линия уже много лет в управлении государством развивается. С другой стороны, личностные особенности в государственное управление сегодня как раз «старая гвардия» и привносит. То есть, эти люди так росли и так жили, так воспитывались со школы, с октябрятского, пионерского и комсомольского возраста. И Светлана Юрьевна - одна из таких людей. Это не хорошо и не плохо. Это так. То, что эта эпоха закончилась — хорошо, по-любому свежий ветер лучше застоя. Но есть один нюанс: ветер перемен-то пришел, а компетентности в государственном управлении не добавилось. Понимаете, в чем казус произошел? В этом-то и заключаются вторая и третья ошибки наших элит: вместо того, чтобы сгенерировать компетентные кадры в систему управления и начать работать на общее дело, наши элиты не нашли в себе сил на конструктивную нормальную работу. Хотя, чего греха таить, бизнес-интересы этих элит все равно напрямую связаны с инвестиционным климатом в регионе и прочими всеми вещами. Но они как бы говорят: «Нет. Мы сначала попробуем изменить существующую действительность, а потом начнем развиваться». Ребята, не будет так. Вы теряете время, которое сегодня играет не на вас - чем дальше, тем больше вероятность, что из альтернативной элиты придут и начнут работать.

XX-4705.jpg

Альтернативные элиты из-за предела региона?

Почему? Нет, из нашего региона. Они и здесь есть. Понимаете, они интегрированы в каждую структуру. Те, кто сегодня пасут эту поляну элитную, еще раз оговорюсь, они вертикально интегрированы: это элита регионального уровня, элита города - областного центра, элита муниципальных районов, доходит до поселений. Например, я прекрасно знаю много старост, которые в своих деревнях, хоть там и 15 человек, — элита; к ним все идут за советом, за решением. Я это называю элитами. Они вертикально интегрированы и зависят друг от друга. Эта элита не генерирует у нас в регионе достаточное количество людей, которые способны в регионе же работать. А те, кого она генерирует, отсюда уезжают. Почему? Потому что действующая на этой поляне элита их вытаптывает, разгоняет, не пускает.

Тогда, значит, скорее всего, кто-то извне придет?

Так, потому извне и приходят, потому что своих вытоптали, а сами мы, простите, уже не можем, мягко говоря, ничего родить. Вот, в чём существующий во Владимирской области конфликт. Но этот конфликт внутриэлитный, и в него втянуты не все полтора миллиона жителей Владимирской области.

Кто может это все прекратить? Условный глава администрации города Владимира Андрей Шохин?

Ну почему же «условный»? Андрей Станиславович вполне себе Шохин.

За Шохиным стоят подчинённые, сотрудники муниципальных предприятий, бюджетники, получатели льгот. И есть Сипягин, за которым стоят областные госслужащие, включая «варягов». Конфликт — есть. Кто его должен и может остановить, если они сами не хотят?

Вопрос, конечно, трудный, даже скрывать не буду - загнали меня в угол. Я попробую поразмышлять. Я считаю, что выход есть. Для этого надо прекратить рефлексировать и начать работать. Вероятность этого есть, и она немаленькая. Просто надо найти в себе мужество. Я, например, так считаю, что если Андрей Станиславович Шохин - раз уж мы конкретно его затронули, мы все равно политкорректны во всех этих оценках - хочет остаться руководителем города Владимира в 2020 году, что зависит от качественного состава Совета народных депутатов, то, конечно, сегодня надо прекращать этот конфликт и начинать плодотворно работать, по большей части вопросов договариваться.

Именно Шохину надо прекращать?

Конечно, потому что такое ощущение собственной значимости - «я великий и всемогущий, а вы случайно проходили мимо» — оно не в его пользу сегодня работает. Представители элиты, которых по численному соотношению к уровню полутора миллионов жителей в области и 350 тысячам — во Владимире, уже не определяют температуру, что, собственно, показали выборы, которые Орлова проиграла. Ведь элиты тогда одно готовили, а люди другое сделали. Соответственно, надо переходить в конструктивную плоскость, если ты хочешь дальше этой работой заниматься. С другой стороны, если Андрей Станиславович Шохин хочет или видит себя лицом, заменяющим Владимира Сипягина - видите, какой я смелый в своих рассуждениях, да? - или хочет стать представителем того, кто намерен заменить в будущем Владимира Сипягина, к примеру, тогда мы увидим, что эта линия будет продолжаться. Вот и все. Борьба к чему приведет? Ни к чему. К очередной ошибке.

То есть, ни к чему хорошему?

Нет, ни к чему хорошему для них - для этой команды из рефлексирующей элиты, вот, что я имею в виду. Пусть это немного нескромно, но если бы я решал с высоты знания внутренней политики, общения в этой отрасли на федеральном уровне, то я бы убрал обоих драчунов со сцены. Убрал бы обоих и нашел третьего, потому что рыть друг другу ямы — это контрпродуктивно. Я так думаю, что Андрею Станиславовичу Шохину надо очень срочно об этом задуматься. Но если там раскручивается другая схема, допустим, острие по продвижению в губернаторы заводится на председателя Законодательного Собрания Владимира Киселёва или на его заместителя, директора Владимирского филиала РАНХиГС Вячеслава Картухина, если так пасьянс разложен - тогда пути Господни неисповедимы. С большой долей вероятности могут все втроём проиграть. Мое видение такое, пусть смелое, но такое.