Как Владимирская губерния пережила самый мощный паводок в своей истории

Самое страшное наводнение на Владимирской земле в XX веке произошло в 1926 году. Вода залила большинство городов и сотни деревень, размыла дороги и железнодорожные насыпи, нарушила телефонную и телеграфную связь, повредила линии электропередач, уничтожались озимые посадки
СПЕЦПРОЕКТЫ Автор: 9 Апреля, 16:27 12769

В разных документах Владимирской области периодически встречается упоминание о половодье 1926 года. По уровню вешних вод той весны потом долго прикидывали: может ли оказаться затопленной та или иная территория при выходе рек из берегов.

Считается, что одно из самых сильных весенних наводнений в центральной России в 20 веке произошло в 1908 году. Однако паводок 1926 года во Владимирской губернии побил те рекорды и по высоте подъёма воды, и по степени разрушительности: было залито большинство владимирских городов и сотни деревень, размыты дороги и железнодорожные насыпи, снесены мосты, нарушена телефонная и телеграфная связь, повреждены линии электропередачи, парализовано железнодорожное сообщение, уплывали дома, мельницы, склады, в воде гибли люди, уничтожались озимые посадки.

Весна 1926 года была затяжной. Вплоть до середины апреля погода не радовала теплом, снег таял медленно, лед не хотел освобождать реки. Максимальный уровень снежного покрова доходил до 140 сантиметров (для примера, в 2021 году — 65 сантиметров). Дружное таяние началось 17 апреля, вода стала прибывать очень быстрыми темпами. Только в Клязьме за 20 апреля уровень воды поднялся на 1 метр и 3 сантиметра, за 20 апреля - на 1 метр 16 сантиметров, а 22 апреля - на 67 сантиметров. 23 апреля пойма реки под Владимиром была залита на 50%. Максимальный уровень подъема воды в Клязьме составил 6 метров 9 сантиметров.

Драматичный ход наводнения можно по публикациям владимирской газеты «Призыв», корреспонденты которой в апреле-мае 1926 года подробно освящали это событие.

Власти Владимирской губернии, как могли, готовились к разгулу стихии. При Губисполкоме была создана специальная «тройка» по борьбе с наводнением. Аналогичный орган был создан в городах, уездах и волостях. Изучались потенциальные зоны подтопления, готовился «маневренный фонд» и запасы продуктов:

«Губтройкой по борьбе с наводнением предложено уездным тройкам обратить особое внимание на охрану и защиту при наводнении государственных и кооперативных предприятий, сооружений и складов, вывезя в безопасные места находящиеся в них имущество и организовав надлежащую охрану.

Для оповещения населения об угрожающем повышения уровня воды, предложено заранее установить определенные сигналы и общий сигнал тревоги.

Должны быть заготовлены медицинские и санитарные средства для оказания населению первой помощи, сосредоточив их в заранее намеченных пунктах, где установить постоянное дежурство медицинского и санитарного персонала.

Утройки должны затем немедленно связаться с начальниками участков службы путей железной дороги и железнодорожной администрацией, а также вовлечь в свою работу представителей коммунотделов и отделов местного хозяйства».

Во Владимире, где наводнение угрожало Приклязьминскому району, губтройка поручила губернскому коммунальному отделу выявить дома, которые могут быть затоплены, подыскать жилплощадь для расселяемых семейств. Кроме этого, разным структурам было велено озаботиться охраной мостов через реку Лыбедь, принять на учет годные лодки, спасательные круги, принадлежащие государственным и кооперативным организациям, а также частным лицам. Для предупреждения о предстоящем наводнении на берегу Клязьмы были учреждены три милицейских поста.

Как и в наши дни, на реках был организован мониторинг уровня воды. Замеры производились дважды в сутки на реке Клязьме в городе Владимире, на Колокше близ моста по шоссе Москва - Нижний Новгород, на Рпени близ моста по тому же шоссе во Владимире, на Нерли в селе Порецком и на Ушне близ Новлянского завода. Наблюдать начали с 13-14 апреля.

Оповещать населения о приближающиеся беде должны были звуковыми сигналами, на телефонных станциях были организованы дежурства, формировались специальные вспомогательные поезда:

«Вязники: Уездной и волостными тройками по борьбе с наводнениями все подвергающиеся затоплению места и селения взяты на учет. Предполагается, что в городе будет затоплено до 100 жилых помещений, расположенных на окраинах, вблизи Клязьмы. Клубы на время разлива будут использованы под жилища. В них предположено разместить до 500 человек.

Ожидается со дня на день вскрытие Клязьмы. С целью предупреждения населения о быстрой прибыли воды будут даны тревожные гудки и орудийный выстрел. На телефонных и телеграфных станциях в Мстере, Гороховце и Вязниках устанавливаются дежурства. Принимаются меры к охране шоссейной дороги по линии: Вязники — Мстера».

«20 апреля — Муром. По Оке еще движутся пешеходы. Вода прибывает слишком медленно. Для хода льда требуется обычное повышение воды на 7 аршин. На станции Муром стоит наготове вспомогательный поезд из 45 вагонов на случай размывки насыпи водой».

d9eb472u7dyq004qg3.jpg

Во Владимире половодье больше всего угрожало жителям улицы Грабиловка, которая располагалась в районе наплавного моста через Клязьму (в настоящее время не существует). Дома там стояли между рекой и насыпью железной дороги. Корреспонденты «Призыва» посетили жителей Грабиловки, когда вода уже подбиралась к их жилью. Большинство мужского населения улицы пережидало половодье на чердаках, спасая имущество и ругая городские власти:

«На крутом земляном откосе, почти у самой Клязьмы, прилепились покосившиеся деревянные домики. С одной стороны - водокачка, с другой - наплавной мост. От города домики отрезаны железнодорожным полотном. Называют этот район обычно "Грабиловкой". Название древнее, осталось еще с тех времен, когда грабежи и пьяные драки были здесь обычным явлением.

Каждую весну жителям грозит затопление. При сильном разливе вода подходит к окнам и проникает в помещение. Тогда женщины и дети переселяются куда-нибудь к знакомым, мужчины отсиживаются на чердаках. Берег постепенно размывается, плетни и другие предохранительные сооружения уносятся половодьем. Их стоят снова, до будущей весны. И так из года в год, ведется борьба между человеком и рекой.

Разлив этого года даже у привыкших ко всему жителей "Грабиловки" вызывает тревогу. Нескольким домам, по их словам, грозит полное затопление. Вода с каждым часом прибывает. Но до последнего времени никому не известно, будет ли предоставлено в городе какое-нибудь помещение для их семей. Был, говорит, какой-то молодой человек, походил, поспрашивал, а потом и не появлялся больше.

- Придется, видимо, на пригорке шалаши разбивать, - иронически щуря глаза, говорит один старик, - На коммунальный отдел рассчитывать нечего.

Вообще, в коммунальном отделе здесь изверились. Около года тому назад подавали заявление с просьбой провести дорогу, но заявление где-то затерялось. Так и живут без дороги: с одной - стороны река, а с другой - железнодорожная линия. Если кому-либо надо привезти дров, то довозят их до соседней улицы, а потом через ограды и полотно железной дороги, таскают на руках. В случае пожара положение может быть отчаянное — может сгореть все предместье, так как команда подъехать не в состоянии. С наступлением ночи «Грабиловка» погружается в полную мглу. Фонари полностью отсутствуют. Когда наступает теплая погода, обрыв привлекает к себе подозрительные компании, которые организуют здесь картежную игру, выпивки и хулиганства.

Но все эти непорядки отходят сейчас на второй план перед угрозой начавшегося разлива. Несколько десятков человек ждут помощи».

Подпись видео

С 24-25 апреля вода начала топить населенные пункты, заводы, фабрики, объекты инфраструктуры:

«25 апреля. Затоплен завод "Красный Октябрь". Разливом реки Киржач затоплены литейный и прессовальный цеха завода "Красный Октябрь" (в Киржаче). Возможен дальнейший подъем воды. Принимаются меры к предохранению других цехов от затопления».

Пик половодья на Клязьме в центральной части Владимирской губернии пришелся на 28 апреля. Тревожные новости в этот день приходили отовсюду. В этот день было парализовано железнодорожное сообщение Владимира с Нижним Новгородом, под угрозой разрушения оказалась насыпь железной дороги на Туму и Рязань, был залит участок шоссе из Владимира в Москву, губернский город потерял телефонную связь с близлежащими волостями, из-за обрыва электрокабеля встали фабрики в Лакинске. Владимир, Судогду и Собинку стало затапливать:

«Во Владимире разливом затоплено 30 домов, расположенных на низменных местах. Ряд домов находится под угрозой затопления. Прекратила работу железнодорожная водокачка. Напором воды ее металлический бак выброшен на поверхность. Вода начинает переливаться через дамбу, которая находится под угрозой разрушения. Идет лихорадочная работа по укреплению дамбы мешками с песком. Городская насосная станция затоплена, но в час дня еще продолжала работать. Подъем воды на несколько вершков поведет к прекращению работы».

«Губтройкой по борьбе с наводнением получено сообщение из Боголюбово, что железнодорожное сообщение Владимир - Нижний закрыто. Мост около станции Боголюбово находится под угрозой разрушения. Для принятия срочных мер к спасению моста вызвана саперная воинская часть. Проходящие льдины ударяют настилы моста. Вода продолжает прибывать».

«Линия Владимир - Рязань покрылась водой. В районе станции Владимир-Улыбышево вода поднялась до уровня насыпи полотна железной дороги и стала заливать путь. Со станции Владимир немедленно был отправлен специальный вспомогательный поезд. Размыв насыпи приостановлен путем обкладывания насыпи мешками с песком. Уровень воды выше полотна желдороги».

«Около деревни Демидово половодьем залит участок московского шоссе. Возле моста через реку Колокша вода движется через дамбу, угрожая ее размывом. По словам очевидцев, возможны значительные повреждения моста».

«На Собинке. Утонул электромонтер. 26 апреля в 4 часа, при проводке сорванного водой электрического кабеля через Клязьму, опрокинулась лодка с восемью находившимися в ней рабочими. Семерых удалось спасти. Восьмой, электромонтер с Шатурстроя Чегунов, утонул. Труп его — пойман. Вода близ фабрики продолжает подниматься. В виду сильного течения переправа через Клязьму прекращена. На ней дежурит пожарная команда и член тройки по борьбе с наводнением. Рабочие, живущие в затопленном поселке Сокольниках — размещены в помещении клуба на фабрике. Для них открыто 2 чайных».

«Первомайская фабрика остановлена. В нынешнем году наблюдается очень сильный разлив реки Судогда. Водой затоплены не только окраины города, но даже и местная льнопрядильная фабрика Первомайская. Администрация вынуждена прекратить работу на фабрике. Некоторые дома в городе буквально затоплены водой. Ожидается еще значительный подъем воды, вследствие сильного разлива соседних небольших речек».

d9dlcrro4h8mc4tbcj.jpg

«Лакинская фабрика не работает. Ток с Шатурки прекращен. Бешеным напором воды порван кабель, подающий электроэнергию с Шатурки на фабрику имени Лакина. Фабрика встала. Первая попытка восстановить кабель окончилась неудачей. Все меры принимаются. Работы идут с опасностью для жизни рабочего состава».

«28 апреля — телефонная связь прервана — По сообщению управления сети, наводнением прервано телефонное сообщение с фабрикой "Оргтруд", со Второвским, Быковским, Давыдовским ВИКами. Прервано телеграфное сообщение с Судогдой. Начаты восстановительные работы».

Оставшиеся два дня до мая разгул стихии продолжался. В Муроме начался ледоход, стали эвакуировать жителей затопленных селений, в селе Усад оказался полностью залит картофельный завод. В Судогде наводнение дошло до кожзавода и Заречной слободы. Под Суздалем в Спасском Городище разлившаяся Нерль сорвала и унесла водяную мельницу. Поймали ее только в селе Порецкое. В Коврове начало заливать Заречную слободку и местные фабрики:

«В Коврове затоплена Заречная слободка. Заречная слободка, населенная преимущественно рабочими фабрики имени Абельмана, заливается каждый год, примерно на аршин. В нынешний же разлив вода почти совершенно затопила дома. Жители вынуждены переселиться на чердаки и крыши. Сообщение с городом поддерживается на лодках, в которые приходится прыгать прямо с крыш. Вода ежеминутно прибывает, есть опасения, что дома будут затоплены окончательно.

«В Коврове разливом реки Клязьмы затоплен чугунно-литейный завод имени Малеева и Кангина (будущий КЭМЗ, примечание редакции). Вода залила здание и завод был вынужден с 28 апреля прекратить свою работу. Половодьем затоплен ковровский лесопильный завод имени Воровского, ввиду затопления работу пришлось временно приостановить».

Во Владимире в последние дни апреля зафиксировали максимальный для той весны подъем Клязьмы - 609 сантиметров. Опасность разрушения нависла над дамбой в пойме, ведущей на Судогодский тракт. Вода угрожала владимирской водокачке:

«30 апреля. В районе 2-й Щемиловки около спиртоводочного завода, вода приблизилась к домам. Затоплено 2 дома: Лосева и Быстрова. Жильцы этих домов переселены. Имущество спасено. Ожидается затопление двора спиртоводочного завода. Затоплены также большие огороды губсельтреста (в районе будущего ВНИИСа, - прим. редакции). Сторожу этих огородов едва удалось спасти свое имущество. Сторожка оказалась затопленной выше окон.

Находящийся невдалеке мост через реку Рпень разрушен и унесен вниз по течению. Железнодорожное полотно против губсовбольницы с обоих сторон залито водой. Старожилы рассказывают, что такого разлива реки они не помнят с 1895 года».

«31 апреля. На края дамбы наложено 1500 мешков с песком. Но этого недостаточно. Продолжающимся подъемом воды дамба размывается. Вода угрожает телеграфным и телефонным линиям на Судогду».

Журналист «Призыва» Чечерский, после ночного посещения Клязьмы в районе владимирского наплавного моста, написал в газету небольшой тревожный очерк:

«Как море. Тысячами лунных блесток играет река. Трехверстная водная ширь разлилась до горизонта. Город спит. Желтыми бликами мигают редкие огни...Но возле реки — тревога. Здесь не спят. Водяная масса подступает все ближе и ближе — безжалостная и грозная.

"Дав-ай ло-дк-у-у" глухо несется с другого берега. "Дава-ай"...Крик теряется и пропадает в ночном воздухе.

Группа людей темнеет у воды. Подходу. Разговоры отрывистые и тревожные. "Дамбу зальет, что мешки накладывают — разве задержит. Вона она как хлещет. Да посильнее восьмого года будет. Главное «земляного» снегу много и тает все тает"...

"Тять, а тять", - тянет маленька девчушка "домой хопа-а-а" и слезы, горькие слезы обиженного ребенка. Отец только как-то сопит и опасливо смотрит на маленький домик, до окон залитый водой. Кто-то едет на лодке, как щепка несется она вниз по реке. Сидят двое. "Куда вы?", - кричат с берега.

- Лодку унесло — ищем.

- Ну теперь поздно — не поймать, она чай в Боголюбово уж.

В стороне горит костер. Около него какие-то люди. Вспоминают 19-й год. Голод. Мешочники. Подхожу ближе — оказывается, ждут переправы. Глухо стучит городская насосная станция. Там тоже не спят и уже не первую ночь. Закладывают все отверстия, все скважины, куда может проникнуть вода».

В начале мая тревожные вести стали приходить из Вязниковской округи. В первых числах месяца уровень Клязьмы поднялся на 4,26 метра. В Вязниках затопило 5 улиц. Женщин и детей переселили в клубы, мужчины отсиживались на чердаках. Мелкую скотину тоже держали на чердаках, крупную - спасали на особых помостах, на буграх и даже в церквях и на пароходах. В Вязниковском уезде затопила маслозавод, лесопильный завод, Мстерскую клееночную фабрику:

«Из затопленных деревень ночью были сигналы факелами об опасности. Сегодня тройка выезжает на пароходе с баркой для оказания помощи населению.

Встало отбельное отделение фабрики "Свободный пролетарий".

Люди, скот и имущество спасаются 20-ю работающими судами. Курсируют два парохода».

С 3 по 10 мая ситуация под Вязниками ухудшалось. Было затоплено около 200 деревень. В самом городе подтопило 8 улиц и 150 домов. По уезду ходили пароходы и баржи, спасая население. В большинстве затопленных населенных пунктов суда проходили прямо посередине деревенской улицы. За несколько дней утонуло 6 человек, в том числе один ребенок, пошедший под воду во дворе своего дома. Встала фабрика имени Парижской коммуны, на которой под напором воды провалился бетонный пол вместе со станками:

«5-6 мая. Вязники. Поднявшийся ветер прервал всякое сообщение с затопленными деревнями. Что там происходит — неизвестно, но сейчас мимо города плывут сараи, овины и другие надворные постройки. Телефонное сообщение со Мстерой прервано. По телеграфу были получены сведения, что там происходит шторм. Волны, поднятые ветром, гуляли и по 14 затопленным улицам города. У большинства домов сбиты заборы, ворота, окна. Два дома перевернуто. В городе затоплено всего 213 домов».
a17ucfld8ye2njboh0.jpg

Такое же бедственное положение было в Гороховце. Весь центр города оказался в воде. Жителям пришлось перебираться на местные горы. В свои дома, чтобы покормить оставшуюся скотину, люди вынуждены были добираться на плотах. С Гороховецкого завода в Клязьму унесло1 500 заготовленных бревен и 5 погонных сажен дров. Из-за отсутствия нормальных отремонтированных лодок 30 апреля 100 рабочих предприятия искупалось в холодной воде:

«6 мая. Гороховец. В связи с небывалым разливом Клязьмы затоплены все улицы города. Положение жителей, особенно нижних улиц, отчаянное. Домашний скарб тонет и гибнет. Красноармейцы под руководством тройки работают круглые сутки; работают иногда и с риском для своей жизни, спасая скот, скарб. Снесено много надворных построек. Ленинская область, самая высокая в городе, затоплена на аршин и большей. По ней свободно ходит паром. Школьные здания переполнены пострадавшими от наводнения. До каких размеров дойдет половодье — сказать трудно. Сегодня пятый день разлива — а вода все прибывает».

«В Гороховце затоплены и остановили работу — бумажная фабрика и судостроительный завод. Там же унесено водой 2000 бревен. Разлив угрожает состоянию озимых посевов. Есть случаи гибели скота. За последние три дня вода прибыла свыше 3 аршин».

«Особенно сильному затоплению подверглись деревни Галицы и Семеновка. В последней - сельстройки не было. Люди и скот спасались в нескольких домах, оставшихся незатопленными. Галицы же залиты. Люди спасены. Они погружены в вагоны и находятся сейчас в нескольких верстах от своего селения на линии железной дороги. Сельтройка здесь бездействовала, как и в других селениях».

В серьезной опасности оказались жители села Егорий, расположенном между Вязниками и Гороховцом, на месте слияния реки Лух и Клязьмы. Село полностью отрезало от большой земли, эвакуировать людей не смогли. Большую часть строений смыло в Клязьму, люди ютились в 6 оставшихся домах, поминутно рискуя жизнью:

«Село Егорий, расположенное в дремучем лесу при впадении реки Лух в Клязьму, было затоплено водой по самый карниз строений. Население (200 человек) ежедневно ожидало гибели, так как вода прибывала от 20 до 28 вершков в сутки, а помощи не было.

Обращались в волтройку и утройку по борьбе с наводнением, но безрезультатно. Прислали из Вязников пароход на 2 часа и худую баржу, которая на месте в тот же день и затонула. 200 человек в течение недели ютились в 6 домах, оставшихся незатопленными. Кроме того, в них помещался и весь скарб крестьян и мелкий скот. Целую неделю человеческий скот перемешивался с блеянием, мычанием. Крупный скот был вывезен в бор и поставлен на плоты.

Каждая ночь несла опасность, затопляя все выше и выше это место спасения. Спать устраивались и на полатях, и нас столах, на лавках и чердаках. Нередко спящие сваливались прямо в воду, поднявшуюся над полом на аршин. Холодные и мелкие постройки: сараи, бани, амбары, овины, погреба и весь домашний инвентарь унесены водой.

Запасы продовольствия, семенного зерна, корма для скота — все погибло в воде. У большинства крестьян затоплен семенной картофель. Унесено водой до 200 кубических саженей дров. 45 хозяйств остались без фунта ярового семян».

В Меленках остановилась фабрика «Красный текстильщик», которая располагать на правой стороне реки Унжи. Разлившаяся река отрезала путь рабочим на фабрику. В этом обвинили администрацию предприятия, которая не смогла загодя починить дамбу на Унже.

В Муроме в начале мая население мобилизовали, чтобы ликвидировать серьезное ЧП на Казанской железной дороге, где вода размыла откос на перегоне «Муром - Навашино». По всему городу появились огромные промоины, произошли обрушения строений.

Ближе к середине мая Клязьма стала входить в берега. Власти, фабричное начальство и население стало подсчитывать ущерб и ликвидировать последствия стихии. Были объявлены компании по оказанию помощи пострадавшим: в специальный фонд поступали отчисления, был организован кружечный сбор.

Самые яркие события дня — в инстаграме Зебра ТВ.