Николай Виноградов: «Я не знаю о каких-либо явно ошибочных решениях со стороны губернатора Сипягина»

Экс-губернатор Владимирской области Николай Виноградов проанализировал первый год работы Владимира Сипягина на посту главы региона-33. По его мнению, у Сипягина есть стремление добиться положительных результатов, и он не перекладывает ответственность на предшественников
СПЕЦПРОЕКТЫ Автор: 17 Сентября, 08:30 61 3662
интервью
Фото в материале из архива Зебра ТВ

Год назад — в сентябре 2018 года — во втором туре губернаторских выборов 57% избирателей Владимирской области проголосовали за кандидата от ЛДПР Владимира Сипягина, оставив не у дел члена «Единой России» Светлану Орлову, руководившую регионом-33 в течение пяти с половиной лет.

Первый год работы Владимира Сипягина оценил Николай Виноградов, занимавший пост губернатора Владимирской области с 1997 года по 2013 год. По его мнению, пока говорить о каких-либо результатах деятельности Сипягина несколько преждевременно в виду того, что срок прошёл ещё небольшой, а проблем — масса. Николай Виноградов говорит, что не знает о явно ошибочных решениях, принятых новой командой губернатора, и отметил, что у Владимира Сипягина есть стремление достичь положительных результатов.

Николай Виноградов прислал ответы на вопросы Зебра ТВ в письменном виде.

Почему в сентябре 2018 года избиратели Владимирской области проголосовали против Светланы Орловой? Почему они сделали выбор именно в пользу Владимира Сипягина, а не других кандидатов?

Этот вопрос я задавал себе неоднократно, и им же, как мне кажется, были озадачены и многие другие. Действительно, как же так получилось, что при включении, пожалуй, невиданного ранее административного ресурса со стороны действовавшего губернатора Орловой, безусловной поддержке со стороны вышестоящих структур органов исполнительной власти и партийных функционеров от «Единой России», проработавшая в области в течение пяти лет Светлана Орлова по итогам второго тура голосования потерпела сокрушительное поражение, а губернатором был избран тогда ещё недостаточно известный в регионе кандидат от ЛДПР Владимир Сипягин?

Впрочем, и другие зарегистрированные кандидатами соискатели, не считая Орловой, не имели широкой известности, что свидетельствует об определённой «запрограммированности» начального сценария избирательной кампании. Подтверждением такому предположению служит и то, что наиболее харизматичный из всех заявившихся кандидатов Максим Шевченко — выдвиженец КПРФ, к выборам допущен не был как не прошедший так называемый «муниципальный фильтр».

Свою избирательную кампанию Владимир Сипягин вёл открыто, доброжелательно, не обходя острых вопросов и не очерняя своих конкурентов. В результате именно он получил кредит доверия избирателей. За его избрание губернатором области проголосовали 57% принявших участие во втором туре выборов избирателей.

Однако главный итог прошедших в области в 2018 году выборов состоит не только, и даже не столько в этом. Люди поверили в реальную возможность влияния на формирование органов власти, наделение должностных лиц высокими полномочиями, тем самым определяя своё будущее, будущее своих районов, опираясь при этом на собственный жизненный опыт, понимание правды, добра и справедливости, противопоставляя их проявлениям популизма, лицемерия и безответственности.

Светлана Орлова во втором туре набрала больше голосов, чем Владимир Сипягин, только в трёх муниципалитетах — городе Коврове, а также Камешковском и Гороховецком районах. Говорят, что муниципалы и руководители крупных предприятий либо ничего не делали для поддержки Орловой, либо противодействовали ей. Разделяете этот тезис?

Не совсем так. Мой опыт участия в избирательной кампании, наблюдения знакомых мне людей, публикации в СМИ говорят о том, что социальная обстановка была как бы перегрета. Многочисленные встречи в коллективах с наезжающими официальными и полуофициальными агитаторами, начальственные накачки с целью получения желаемых для кого-то результатов выборов нередко вызывали у избирателей обратную реакцию.

XIII-2361_Vinogradov.jpg

Ведь люди всё чаще и чаще сравнивают то, о чём говорят и что обещают руководители и власти предержащие, с тем, что на деле происходит, и они делают свои выводы далеко не всегда так, как того хотят агитаторы, обещающие достичь каких-то целей и решить те или иные проблемы.

Как бы охарактеризовали сегодняшнее положение «Единой России» во Владимирской области?

Оно вряд ли принципиально отличается от других регионов. «Единая Россия» была создана для поддержки проводимой в стране политической линии, и её подразделения на местах чётко следуют вырабатываемой свыше политике и идеологическим установкам.

Правда, последние годы партия «Единая Россия» всё больше и больше теряет свои позиции из-за несоответствия лозунгов и призывов конкретным результатам. Посудите сами, эта партия бралась за борьбу с коррупцией, наводила порядок в жилищно-коммунальной сфере, здравоохранении и образовании, при этом достигнутые результаты нередко - более чем скромные. Да и критиковать кого-то за допускаемые просчёты членам партии как-то неудобно, ведь сплошь и рядом руководители тех или иных направлений или структур — единороссы. Именно поэтому для формирования благоприятного общественного мнения относительно ситуации в стране для «Единой России» стали формироваться организации-подпорки типа Общероссийского народного фронта, Народного контроля и так далее.

В сложившихся сегодня условиях всё более актуальными становятся вопросы развития реальной многопартийности. При обсуждении проблемных вопросов партийного строительства, совершенствовании законодательства о партиях важное место должна занимать детальная проработка положений об их роли и месте в обществе, условиях их формирования, деятельности и выработки программных документов.

Как оцениваете текущую ситуацию во Владимирской области? Как за год изменилась экономическая ситуация в регионе? Как эти изменения связаны со сменой власти?

Ситуация очень сложная. Одно за другим с молотка на продажу идут некогда крупные предприятия и животноводческие комплексы, имеют место серьёзные проблемы в деятельности структур малого и среднего бизнеса, здравоохранения, образования. Можно перечислять и дальше.

Но ведь если бы это касалось только Владимирской области. Обстановка схожа или близка к таковой в основной части регионов России.

XIII-2334_Vinogradov.jpg

Подобные проблемы, связанные в первую очередь с традиционным размещением производительных сил, копятся годами, и их решение возможно только при системном подходе по всей стране. Пока же идут по простому пути: сняли или переизбрали одного-другого губернатора, заменили на нового в надежде, что всё пойдёт, как по маслу. Однако этого не происходит — сменяемость руководителей высокая, а кардинальных изменений ситуации не происходит. Это значит, что необходимо принять взаимоувязанные в территориально-экономическом аспекте решения по разработке стратегий развития как каждого из регионов, так и государства в целом.

Обратите внимание: как правило, опережающее развитие получают ресурсодобывающие и «столичные» субъекты Российской Федерации. Именно в них, благодаря сосредоточению и регистрации налогооблагаемой базы, наблюдается наиболее высокая бюджетная обеспеченность и, как следствие, поражающая своими масштабами реализация инфраструктурных проектов.

При этом столичные центры становятся своеобразными «пылесосами» по откачке специалистов и финансовых ресурсов не только из близлежащих к ним, но и отдалённых областей, требуя всё новых и новых, по существу всё возрастающих финансовых вливаний, ставя остальные регионы в и без того трудное финансово-экономическое положение.

Кстати, нечто подобное происходит и во взаимоотношениях между региональными властями и органами местного самоуправления, что только вызывает малопродуктивные дискуссии.

Выход из сложившейся ситуация мне представляется один: необходимо выработать новую бюджетно-финансовую и налоговую политику и как можно быстрее перейти к её реализации.

Что касается вашего вопроса об изменении экономической ситуации в регионе за год, могу сказать лишь, что я не знаю о каких-либо явно ошибочных решениях со стороны губернатора Владимира Сипягина и его окружения.

При этом наряду со стремлением новой команды к поиску системных подходов в решении имеющихся проблем, наблюдаются определённые трудности переходного периода, связанные с необходимостью ускорения принятия управленческих решений.

Как прокомментируете кадровые решения Владимира Сипягина, в частности, упразднение должности заместителя губернатора по сельскому хозяйству? С чем связано то, что в команде Сипягина все заместители, за исключением Вячеслава Кузина, с приставкой «врио»? Как оцениваете перспективы утверждения заместителей губернатора Законодательным Собранием?

С моей стороны было бы вряд ли корректным комментировать принимаемые губернатором кадровые решения, так как я не был, да и не должен быть участником выработки и принятия подобных решений.

Надеюсь, что у Владимира Владимировича Сипягина появится возможность публично высказаться в пользу тех или иных назначений. Это тем более важно в условиях необходимости формирования позитивного общественного звучания происходящих кадровых изменений, ведь нехватка информации о причинах принятия тех или иных решений лишь инициирует дополнительные вопросы и домыслы со стороны общественности. При этом положительную роль могли бы сыграть регулярные встречи губернатора с представителями партий, движений и общественных организаций.

Что касается приставки «врио», то она, как я понимаю, появилась у заместителей губернатора после принятия Законодательным Собранием документа о необходимости их утверждения областным парламентом. Для меня это несколько странно: почему такой закон не принимался в бытность Светланы Орловой губернатором? Что это — двойные стандарты, раболепство перед вышестоящими по партийной лестнице, желание порулить или стремление к ограничению полномочий губернатора?

Знаете, я за время своей работы в органах власти видел много желающих порулить, которые на самом деле ни на что не были способны. В связи с этим я часто вспоминаю анекдот, достаточно популярный в начале девяностых годов, когда к власти рвались все, кому не лень:

«Летит лайнер. На борту много всякого зверья. И вдруг они все хором начали возмущаться, что пилот это делает не так, а то — не этак. Они стали скопом ломиться в кабину пилотов и выхватывать штурвал сначала у командира судна, потом — друг у друга. Свара продолжалась какое-то время, как вдруг у самолёта отвалилось дно, и они все полетели вниз. Падают, кричат от страха. И тут над ними появилась ворона и спрашивает: «Что? Порулить захотели? А сами-то летать умеете?».

Я прекрасно понимаю, что перед началом избирательной кампании 2018 года всё было разыграно: кому стать губернатором, кому — председателем ЗакСобрания, а кто пойдёт в Совет Федерации. Но не всё получилось так, как хотелось «режиссёрам» - избиратели решили иначе. Значит, так тому и быть. Сейчас нужно не размежевываться под надуманными предлогами, а начинать, вне зависимости от партийной принадлежности и неудовлетворённых амбиций, работать вместе в интересах того самого народа, о котором порой мы так часто говорим.

Что можно поставить в заслугу губернатору Сипягину? А что является его главной недоработкой?

Мне импонирует его доброжелательность и коммуникабельность в общении. Наверное, рановато говорить о результативности — слишком мал прошедший период, да и объём проблем велик. Но я вижу у Владимира Сипягина стремление добиться положительных результатов. Конечно, у него ещё недостаточно опыта работы, но это пройдёт. Особо отмечу, что в подобной ситуации отдельные руководители, будучи не в состоянии предъявить избирателям собственные достижения, перекладывают ответственность на предшественников, но Сипягин этого не делает, не боясь принимать ответственность на себя.

Есть ли конфликт между областной и городской администрациями? Если есть, то что лежит в его основе?

Не считаю это конфликтом. Пожалуй, здесь просматривается недостаточное стремление к диалогу, а также — под предлогом межпартийной борьбы — желание достичь тех или иных целей. При этом в основе возникающих противоречий нередко лежат проблемы межбюджетного распределения, о которых я говорил ранее.