Президент Торгово-промышленной палаты Владимирской области Иван Аксёнов о взаимодействии ТПП, власти и бизнеса: «Поставьте нам задачу - мы сделаем»

Президент Торгово-промышленной палаты Владимирской области Иван Аксёнов в интервью Зебра ТВ рассказал о том, как бизнес в 33-ем регионе прошёл ковидный 2020 год, а также о проблемах, которые ждут бизнес в наступившем году, и о том, как ТПП совместно с властями могут поддержать предпринимателей
СПЕЦПРОЕКТЫ Автор: 11 Января, 08:26 10 2995
интервью
Все фото предоставлено Торгово-промышленной палатой Владимирской области

В конце 2020 года Торгово-промышленная палата (ТПП) Российской Федерации получила официальный - юридический закреплённый - статус института инфраструктуры поддержки бизнеса. То же самое распространяется и на ТПП в регионах. Президент Торгово-промышленной палаты Владимирской области Иван Аксёнов в интервью Зебра ТВ заявил о том, что в самое ближайшее время руководство 33-региона и палата могут прийти к соглашению о синхронизации своих действий по поддержке предпринимательства.

aksenov9.jpg Иван Аксёнов и первый заместитель губернатора Владимирской области Александр Ремига

Аксёнов также рассказал о том, что, несмотря на трудности, вызванные пандемией, в Торгово-промышленной палате Владимирской области не видят паникёров среди бизнес-сообщества, хотя и оптимизма в этой сфере не слишком много.

По словам Иван Аксёнова одной из основных угроз для бизнеса в 2021 году может стать очередная переоценка кадастровой стоимости земельных участков, а в перспективе - переход всех предпринимателей на уплату налога на имущество исходя из его кадастровой стоимости. ТПП ведёт переговоры с властями, чтобы минимизировать негативные последствия от этих нововведений.

Кроме этого, Иван Аксёнов отдельно остановился на теме семейного предпринимательства. Он сообщил, что есть очень большая вероятность того, что в 2021 году малые семейные предприятия будут освобождены от избыточной отчётности перед государством — президент России Владимир Путин согласился с аргументами Торгово-промышленной палаты по развитию данного сегмента бизнеса.

***

Когда бизнес и Торгово-промышленная палата Владимирской области планировали работу на 2020 год, кто-то мог себе представить, что всё именно вот так развернется?

То, что случилось с макроэкономикой из-за коронавируса - серьёзный, неожиданный для всех стресс. Мы общаемся с предпринимателями, собственниками и руководителями предприятий, и интересные вещи выяснились. Некоторые - особо продвинутые и жизнью битые - быстро составили для себя стресс-сценарии, просчитывая насколько глубоко пойдут все ограничительные процессы. Я, по понятным причинам не могу называть эти предприятия, но два из них, как только почувствовали, что дело принимает серьёзный оборот, потратили очень много денег на закупку критически важных для них комплектующих и сырья, и до сих пор они на них работают. Они верно просчитали ситуацию. У одного из этих предприятий доля рынка до введения ограничений была 20 процентов, а сейчас - 75.

Сегодня на некоторых предприятиях, к сожалению, происходит сокращение персонала, это - проблема, особенно для тех, кто взял кредиты под 2 процента годовых под обязательства сохранить 90% работников и уровень зарплат. Наиболее пострадали отельеры, рестораторы, торговые центры и бизнес киноиндустрии. Есть и другие тревожные моменты, но я скажу так: оптимизмом люди не пышут, но и паникёров я тоже не вижу. Да, экономику области тряхнуло, но трагического сценария не просматривается - большинство понимает, что делать и как дальше жить. Где-то, безусловно, поджались - жизнь заставила, но предприниматели видят свои рынки, видят своих партнёров.

Мы проводили опрос для журнала «Дъло» — его издаёт Торгово-промышленная палата Владимирской области, и выяснили, что мало кто жалуется на поведение партнёров во время действия ограничительных мероприятий. Бизнес-сообщество сплотилось в части партнёрских связей. Предприниматели шли на встречу другу другу, отпускали продукцию без предварительной оплаты, и так далее. Все понимали, что важно удержать ситуацию, не потерять рынки.

Вы сейчас имеете в виду партнёрство в производственных цепочках?

Совершенно верно. Люди понимают, что это — игра в длинную, и если разорвать цепочки, то их потом не восстановить.

А арендный бизнес?

Я участвовал в работе различных комиссий и рабочих групп по урегулированию проблемных вопросов. Люди по-разному себя повели. Были те, кто вошёл в положение своих арендаторов, и буквально обнулил платежи. Но можно понять и арендодателей: они же построили объекты, вложили кредитные деньги, которые надо возвращать. Хорошо, что руководство страны реструкторизировало кредитные обязательства - это очень большое подспорье, реальная мера поддержки. Но где-то кто-то пошёл по жёсткому варианту - «плати или уходи». Стало сложнее вести бизнес из-за ограничительных мер. И главным фактором является снижение покупательской способности населения.

27 октября президент России Владимир Путин подписал закон, где четко прописан обновленный статус Торгово-промышленных палат - они становятся частью инфраструктуры поддержки бизнеса. Какую пользу это принесёт бизнесу? Как это скажется на ТПП? Как будет осуществляться взаимодействие с существующей государственной инфраструктурой поддержки бизнеса?

Торгово-промышленная палата всегда оказывала и впредь будет оказывать огромный спектр услуг по поддержке бизнеса. Главное новшество заключается в том, что мы теперь эту работу можем проводить планово. Мы договорились с первым заместителем губернатора Владимирской области Александром Александровичем Ремигой провести установочное совещание и распланировать на следующий год все наши действия.

Надеюсь, это совещание будет проведено в первые рабочие дни 2021 года.

Если раньше сроки и формат проведения мероприятий Торгово-промышленной палаты проходили через длительное согласование с администрацией, то сейчас у ТПП такой статус, что мы можем воспринимать себя как партнёра существующей государственной инфраструктуры поддержки предпринимателей.

То есть, вы будете делать то же самое, не будучи скованными государственными должностными регламентами?

Регламенты безусловно останутся. Но мы получаем определённое пространство для манёвра. И с учётом сложной эпидемической ситуации, я для себя принял решение: работать по поддержке бизнеса в штатном режиме, но с учетом возникающих обстоятельств. Задача сейчас заключается в том, чтобы согласовать наши планы с администрацией Владимирской области.

У нас на следующий год очень много интересных задумок - мы постоянно мониторим проблемы и запросы бизнеса. Например, приняли решение создать Центр кооперации при Торгово-промышленной палате Владимирской области. Это - хроническая беда российского предпринимательства: люди не знают, что делается у них за забором. Бывает, что нужна условная гайка, которую делает малое предприятие по соседству.

А покупают её в Китае?

Да! Решить вот эту проблему - очень важно. История непростая, нужно создать серьёзный программно-аппаратный комплекс: необходимы специалисты, занимающиеся этим на постоянной основе; нужно написать понятные и прозрачные протоколы, чтобы ввести актуализированную систему технических обозначений и требований. Ранее мы этой работой занимались, привлекали сторонних специалистов за большие деньги, сейчас у нас уже готово техническое задание для организации этой работы, и, если обладминистрация даст добро, то мы совместно с департаментом цифрового развития Владимирской области всё сделаем. Это будет практическое подспорье бизнесу. Если же не будет одобрения, то в любом случае мы этой работой будем заниматься , но это будет гораздо сложнее.

Предприятия Владимирской области, если их свести друг с другом, смогут создать какой-то продукт с высокой добавленной стоимостью?

Здесь огромный ресурс! Можно привести примеры, когда предприятие не может себе купить высоко-производственное оборудование, потому что оно будет загружено на 30 процентов. Условно, если какое-то другое предприятие нуждается в таком же оборудовании, то почему бы им не загружать его совместно? Это - совершенно нормальная практика. Какие-то мелкие детали нормальному большому предприятию делать не нужно. Есть такое выражение, пришедшее к нам с эффективных западных производств: «Делай то, что умеешь делать лучше других, всё остальное покупай».

aksenov3.jpg

Приведу такой пример. На производстве Bosch в Германии я однажды увидел сложнейший узел, который мы не могли освоить. Я спросил, как им удалось его сделать? А это делали не они, а на маленьком семейном предприятии, на котором работают несколько человек в небольшом эллинге в трёх километрах от завода. Представляете? Bosсh, поставщика многих автокомпонентов на все ведущие автосборочные конвейеры, обеспечивает семейное предприятие! У них минимальные издержки. Это дешевле выйдет отдать на сторону, чем делать самим. Важно сохранить ключевые компетенции и применять аутсорсинг с целью снижения себестоимости.

У нас во Владимирской области такие схемы реальны?

Есть небольшие предприятия, которые прекрасно оснащены и во Владимире, и в Коврове и других городах области , которые вполне могут стать поставщиками наших крупных сборочных предприятий. Но как-то так повелось, что про них мало кто знает, это что-то вроде сложившейся плохой традиции, которую надо ломать.

А есть ли у Торгово-промышленной палаты Владимирской области какие-то ресурсы и возможности по поддержке бизнеса, которые ещё не используются в полной мере? Нынешнее руководство области целиком пользуется возможностями ТПП?

У власти произошло осознание того, что у нас огромный ресурс. Осталось только все это дело материализовать, но сам факт осознания государственными органами поддержки того, что у нас есть масса возможностей — уже много. Система ТПП оказывает бизнесу более 60 видов услуг. Поставьте нам задачу - мы сделаем.

Что, по Вашим прогнозам, может существенно повлиять на бизнес в 2021 году?

На мой взгляд, огромную угрозу для всего владимирского бизнеса несёт проведение новой кадастровой оценки земель различного назначения.

Если брать опыт предыдущей кадастровой оценки объектов капитального строительства, то всё может получиться весьма печально. Предприниматели недооценивают те проблемы, которые могут возникнуть впоследствии.

Приведу такой пример: в 2020 году оценивали огромное количество объектов капитального строительства - у кого-то очень сильно выросла стоимость, у кого-то не слишком заметно. Дело в том, что Владимирская область одной из последних в России перешла на уплату имущественного налога не с балансовой стоимости объектов, а с кадастровой. Мы с региональным уполномоченным по защите прав предпринимателей Аллой Валерьевной Матюшкиной настаивали, чтобы для предприятий, которые находятся на общей системе налогообложения, ставку по уплате этого налога установили в размере 1% от кадастровой стоимости, а не 1,5% на ближайшие 2 года. Но нас не услышали. Во Владимирской области ставка по уплате налога с объектов недвижимости составит 1,5% , в Кемеровской области и Приморском крае -1 % , а в Смоленской области - вообще 0,8 %. Для кого-то такое повышение ставки станет в ближайшем будущем серьезным ударом. Причем сейчас на оплату налога на имущество с кадастровой стоимости переходят торговые центры и офисы. Постепенно все объекты к этому приведут. Предпринимателям нужно срочно заниматься анализом кадастровой стоимости своих объектов.

Я поясню, что ранее кадастровую оценку земель и объектов капитального строительства проводили оценочные компании, которые выигрывали на торгах контракты на выполнение этих работ. Условно, эти были какие-то компании из Санкт-Петербурга, Новосибирска, которые дистанционно массовым методом оценивали объекты во Владимирской области. Понятно, было очень много ошибок, что в такой ситуации было неизбежным.

Затем в регионах создали государственные бюджетные учреждения для выполнения этих работ — у нас оно работает при департаменте имущественных и земельных отношений Владимирской области (ДИЗО). И вот они провели оценку объектов капитального строительства.

И всё равно ошибок было очень много выявлено. Одних только обращений от предпринимателей, недовольных результатами оценки кадастровой стоимости объектов, было свыше 1300. И с каждой жалобой нужно разобраться. Но кто же это переварит? На исправление ошибок в замечаниях отводится всего 60 дней. На общественном Совете в полушутливой форме я предложил на входе в ДИЗО написать одну из цитат Президента РФ как выдержку из обращения к Федеральному Собранию : «…. Мы так не договаривались! Кадастровая стоимость должна соответствовать рыночной.» Необходимо чтобы руководство ДИЗО убедило Законодательное Собрание и губернатора на федеральном уровне пролоббировать увеличение сроков на исправление ошибок хотя бы до 90 дней.

Суть в том, что необходимо дать предпринимателям какой-то временной лаг, чтобы они могли оспорить результаты кадастровой оценки. Потому что даже если замечания вовремя направлены, но их не рассмотрели в сроки по каким-то причинам, тогда уже начнётся процедура оспаривания на специальной комиссии при ДИЗО. Не факт, что это пройдет. А это уже затраты, так как нужно новую оценку делать. А если комиссия отказала, то остаётся только судиться, что только увеличит издержки, поэтому здесь может возникнуть крайне не комфортная ситуация для бизнеса.

Комиссия уже работает, и там разные примеры бывают. Кто-то хочет снизить кадастровую стоимость земельных объектов или зданий в несколько раз. Но это бывает некорректно. Кто-то хочет снизить на какую-то разумную величину, давая обоснование, предоставив правильный отчет оценки объекта , и в таких случаях бизнесменам и собственникам идут на встречу. Комиссия подходит по-деловому к рассмотрению каждого обращения, вопрос только в её ресурсах - невозможно непрерывно заседать, чтобы рассмотреть все спорные ситуации.

И ещё важно то, что сейчас на оплату имущественного налога с кадастровой стоимости перешли только те, кто владеет бизнес-центрами, офисными зданиями и объектами торговли , а дальше-то этот вопрос коснется всех, и производственных корпусов тоже. Тогда очень многих тряхнет. Будет колоссальное количество обращений, и как комиссия с справится, я не представляю.

Эти угрозы нужно минимизировать. Во-первых, более взвешенно подходить к оценке объектов, приблизив кадастровую стоимость к рыночной, и, во-вторых, увеличить срок рассмотрения замечаний по кадастровой оценке. Если землю оценят дорого, о каких инвесторах тогда можно будет говорить? Кто пойдет на дорогую землю?

Все-таки в 2021 году хорошее что-то будет для предпринимательского сообщества? Именно законодательные вещи - государство придумает какие-то новые меры поддержки бизнеса?

Не знаю, честно говоря. В моём понимании, самое хорошее для бизнеса — сделать нормальные ставки по кредитам. Об этом просто мечтает весь бизнес, чтобы работать на конкурентных условиях. Нигде нет таких дорогих кредитов в мире, как у нас.

Кто-то олигарха Олега Дерипаску цитировал, который говорил, что рост цен, например, на продукты питания, происходит из-за ставок в 12% годовых по кредитам...

Знаете, кредит под 12% ещё суметь получить надо, бывает и выше.

А какой процент мог бы быть нормальным, при котором все были бы счастливы - и финансисты с банкирами, и предприниматели?

Это и мое мнение, это мнение экспертов — 4-5%. Можно нормально работать.

Но я вам больше скажу: помимо процентных ставок есть ещё проблема оценки залога. Вот мы только что говорили о стоимости земельных участков и объектов капитального строительства. Так вот у них — три цены: первая — рыночная, так как любая вещь стоит ровно столько, за сколько её можно продать; вторая цена — кадастровая; а третья - залоговая. Я уже несколько раз полушутя-полусерьезно предлагал обязать банки принимать имущество в залог по его кадастровой стоимости. Но ситуация складывается так, что банки сами оценят землю ниже рынка, ещё и понижающий коэффициент 0,5, а то и 0,6 применят. То есть, при оформлении в залог условного участка стоимостью в 100 миллионов рублей, его могут оценить в 40 миллионов, а потом с помощью коэффициента 0,5 снизить его финальную стоимость ещё в два раза. Не нравятся такие условия? Можете не брать кредит.

Складывается парадоксальная ситуация: государственным органом - департаментом имущественных и земельных отношений - оценили землю в какую то величину, а государственный банк эту оценку не принимает. Это как так?

И всё же, наверно, жизнь заставит в будущем что-то поменять — если мы этого не сделаем, то просто будет вообще неконкурентны на международном рынке.

Впрочем, ростки здравого смысла есть. Например, в федеральном Фонде развития промышленности можно кредит получить даже под 2%. Это - очень эффективная рабочая схема, но она больше подходит для мощных серьезных производств.

Рестораторы, например, просят, чтобы в залоговую массу включали их производственное оборудование...

Абсолютно нормальное требование, ведь оборудование стоит денег.

Те меры поддержки, которые оказывают микрофинансовые организации при департаменте предпринимательства Владимирской области, лизинг, например, и так далее, востребованы. Там кредит можно получить под хороший процент, но это капля в море. При реальных потребностях бизнеса, это 1% от того, что действительно нужно.

Но государство во Владимирской области, в лице департамента предпринимательства, в принципе, на правильном пути?

Абсолютно. Те ресурсы, которые ему спускают для того, чтобы поддержать малый и средний бизнес, они, скажем так, успешно распределяют. Представитель ТПП входит в комиссию по рассмотрению обращений мер господдержки. Но проблема именно в масштабе ресурсов.

Торгово-промышленная палата Владимирской области проводит экспертизу товаров, поставляемых для государственных нужд. Каковы успехи в этом направлении? Насколько меньше контрафакта стало поступать в социальную сферу?

Это такая длинная история. Мы в свое время стали анализировать закупки продуктов питания для учреждений социальной сферы — больниц, домов для престарелых, школ и так далее. Владимирская область производит молока на 20 процентов больше своих потребностей. Но привозили молоко, условно, из Калининграда и Новосибирска. Возник вопрос: а почему? Соответственно, стали разбираться и выяснили, что это и не молоко вовсе, а некое белое вещество, приготовленное из пальмового масла, которое на самом деле должно стоить копейки - по цене какой-либо технической жидкости. Тогдашний губернатор Владимирской области Светлана Юрьевна Орлова поручила нам заняться экспертизой товаров, закупаемых для государственных и муниципальных нужд.

Мы создали специальную группу экспертов в отрасли пищевой промышленности - людей со специальным образованием, которые прошли соответствующую аккредитацию. Они стали делать отбор пищевых проб и выяснили, что на тот момент было 70 процентов продукции, не соответствующей стандартам качества. Благодаря этой работе, при поддержке со стороны руководителей социальной сферы, нам удалось ситуацию перевернуть, и уже на начало 2019 года у нас было только 30% продукции, несоответствующей критериям качества, либо с минимальными отклонениями.

И важно было то, что потребители стали брать продукцию у производителей Владимирской области - и молоко, и масло, и сметану, и хлебобулочные изделия, и так далее.

Однако сейчас у организаций социальной сферы пошел тренд на работу по аутсорсингу, и это может развернуть ситуацию вспять. То есть, условная больница сама пищеблок не использует для приготовления пищи пациентам, а отдала эту работу на аутсорсинг компании N, которая привозит еду уже в готовом виде. И вот сейчас мы не знаем, а чем в таких случаях кормят больных? Этот вопрос очень серьезный, и им надо заниматься. У нас уже есть тревожные сигналы, что при поставках для госнужд перестали брать продукцию у владимирских производителей. И этот процесс по нарастающей идет, сейчас все больше и больше переходят на аутсорсинг в вопросах организации питания. Может быть, это и правильно, потому что дело врачей в больницах — прежде всего, лечить людей. Но государству ведь тоже нужно понимать, что происходит с питанием больных, которое является элементом лечения, и что и у кого закупается на бюджетные деньги.

Эти вопросы мы будем поднимать после новогодних каникул.

Вообще, очень много проблем появляется при применении федерального закона №44 «О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд». Например, при строительстве тех же фельдшерско-акушерских пунктов (ФАПов) - и смех и грех. На последнем заседании Общественной палаты Владимирской области прозвучало, что по торгам на некоторые из них стоимость работ была как при возведении дворца. Это - факт общеизвестный. Что мешало организаторам торгов обратиться к Торгово-промышленной палате как независимой экспертной организации по проведению экспертизы проектной строительной документации? Ведь ФАПы могут быть типовыми, модульными, по понятной цене.

И возникает резонный вопрос, конечно: а кто это всё контролирует?

Хотя, в принципе, проблема здесь, на самом деле, шире и глубже, и она касается не только продуктов питания или строительства ФАПов. Мы на следующий год поставили себе задачу все-таки «пробить стену» федерального закона №44. В конце февраля будет VIII съезд Торгово-промышленной палаты Российской Федерации, и я буду выходить на руководство, чтобы поднять вопрос о введении процедуры предквалификации для участников торгов, чтобы абы кто не мог участвовать в торгах для государственных и муниципальных нужд.

Нужно сделать так, чтобы невозможно было жулику зайти на торги со своими предложениями, чтобы не было таких ситуаций, когда два парня — некие Коля и Вася - зарегистрировали лавку на чердаке в общежитии, и участвовали в торгах на поставки для госнужд. На самом деле, были такие случаи, когда ребята с таким «офисом» заявлялись на торги, «убивали» конкурентов низкой ценой, получали контракты, и всё — у них жизнь удалась. А государство - что получило в итоге?

То есть включения «плохих предпринимателей» просто в реестр недобросовестных поставщиков недостаточно?

Нет. Это происходит постфактум, это - битье по хвостам. Наше предложение : проводить предквалификацию для участников закупочных процедур. Подобная практика уже реализована.

Минпромторг принимает решение о допуске тех или иных предприятий к таким поставкам на основании экспертных заключений Торгово-промышленных палат, и они, поверьте, не всегда положительные. То же самое можно было бы здесь сделать и при заключении контрактов по поставкам продуктов питания.

В частности, ТПП выполняет такую госфункцию, как экспертиза подтверждения промышленного производства именно на территории России, что является необходимым условием для участия в закупках для нужд государственного и оборонного заказа.

Торгово-промышленная палата регулярно проводит опросы предпринимателей в рамках проекта «Бизнес-барометр коррупции»...

Да, мы провели уже восьмой этап этого опроса. Сделан большой срез по стране, но ставка не на массив респондентов, а на их качество. Ситуацию оценивали «глазами» бизнесмена и глазами чиновника. В чём-то их взгляды совпали, в каких-то вопросах разошлись радикально.

Коррупция сейчас насколько давит на бизнес?

Если кратко, то самая большая проблема — получение разного рода согласований, получение различных разрешительных бумаг. С появлением цифровых сервисов стало намного проще, чем раньше, но, тем не менее, предприниматели всё равно жалуются.

А во Владимирской области у предпринимателей какое отношение к теме коррупции?

Я бы не сказал, что у нас фатальное засилье коррумпированных чиновников. Да, есть элементы, чего скрывать.

По итогам 2020 года, все-таки, какая отрасль экономики Владимирской области была драйвером, тащила за собой все остальные?

Неплохо сработали обрабатывающие производства. Химики нормальные результаты показали, фармация хорошо сработала. Текстильная промышленность , по понятным причинам, так как частично перепрофилировалась на производство масок и средств индивидуальной защиты, показала неплохие результаты.

Я бы не сказал, что где-то заметный обвал случился. Опять же, за исключением гостиничного, ресторанного бизнеса, торговых центров и киноиндустрии. Благодаря тому, что область диверсифицирована по отраслям экономики, она в общем-то и устояла.

Директор Центра поддержки экспорта Владимирской области Павел Шибилов называл предприятие ООО «Новый ресурс» из Коврова как одно из самых успешных в 2020 году…

Они молодцы, фанеру на Mercedez поставляют и на BMW. Представляете, предприниматели из Коврова сделали продукт, качество которого устроило Mercedez и BMW? Подошли по-серьезному. Достойный пример для подражания в организации бизнес-процессов.

Вот еще вопрос. Владимирские гиганты типа тракторного завода могут возродиться?

Нет, там точка не возврата уже давно пройдена. Давно уже её пролетели - не прошли, а именно пролетели.

А «Точмаш»?

На «Точмаш» сейчас зашла новая московская компания, которая занимается эксплуатацией промышленной и коммерческой недвижимости. Они взяли у Росатома на пять лет этот актив в управление. Сейчас там будут пытаться сделать технопарк.

А у особой экономической зоны во Владимирской области какой потенциал

То, что основатель Askona Life Group Владимир Михайлович Седов создал особую экономическую зону в Доброграде, это дорогого стоит. Это прежде всего рабочие места, налоговые поступления. Здесь для инвесторов - огромные преференции , которые будут предоставляться в части отмены вывозных и ввозных таможенных пошлин, они получат большие льготы по ряду налогов. То что IKEA заинтересовалась этим проектом - это индикатор его успешности.

А какая во Владимирской области ситуация с кадрами для производства?

Разная. Например, Ковров интересен тем, что это - технологическая столица области. Там на базе оборонных предприятий сложились целые династии. Вместе с тем, там сейчас масса небольших высокотехнологичных производств, которые работают очень эффективно. Правда, то, что мы сильны кадровыми традициями, говорит о том, кто кадры стареют, и нужно срочно готовить работников с новыми знаниями и компетенциями. В то же время в области есть предприятия, которые остро нуждаются в рабочих кадрах, ощущают их недостаток.

Сколько у нас еще есть запаса по времени, когда у нас останутся те кадры, которые можно было бы быстро переучить?

Я могу ошибаться, но, по моему мнению, этот ресурс уже на исходе. У нас при Торгово-промышленной палате Владимирской области есть кадровое агентство, которое не набирает «ватаги для строительства железных дорог», а работает точечно — по конкретным специалистам по просьбам бизнеса для решения конкретных задач за хорошую зарплату, но не всегда получается, и это тревожный сигнал.

Пока ситуацию спасает то, что ряд предприятий готовит кадры у себя, без отрыва отрыва от производства, как раньше сказали бы. Например, Askona или КЭМЗ в Коврове.

А у кого нет возможностей организовать собственное обучение, как им быть?

Можно приглашать со стороны тренеров по аутсорсингу, это необходимо делать.

В вопросах подготовки кадров нужны современные конкурентные подходы. Я бывал за рубежом на заводах, и там такой подход - стиль жизни. Организовано поэтапное обучение, когда работник от ПТУ, если говорить советскими терминами, доходит на производстве до высших должностей.

В Советском Союзе такая же система была, её можно возродить и заново внедрить?

Может быть, не в том виде, но в другой ипостаси - вполне возможно.

В 2021 году будет ли урегулирован вопрос с юридическим статусом семейного предпринимательства?

Президент Торгово-промышленной палаты Российской Федерации Сергей Катырин на одной из встреч с Владимиром Путиным поднял вопрос о том, что у семейных предпринимателей — фермеров, или занятых на различных мелких производствах — нет такого юридического статуса. При этом у них масса отчётности, как у любых других предприятий перед различными ведомствами. Сергей Николаевич Катырин предложил принять закон о семейном предпринимательстве. Речь идёт о том, чтобы дать им особый статус. Условно: есть семья, родственники, они вместе работают, и нужно чтобы им просто выдали семейный патент, который дает право работать по четкой понятной схеме.

Глава государства эти предложения услышал и одобрил.

Федеральная ТПП уже провела три форума семейного предпринимательства. Важно понять, что нужно сделать, чтобы снять проблемы с семейного бизнеса. И прежде всего необходимо освободить семейные предприятия от безмерной отчетности. Нужно чётко определить статус, размер предприятия, объемы и размеры бизнеса. преемственность в степени родства. В этом направлении идет большая работа экспертных групп.

А в плане налогообложения?

Вручить им семейный патент — и всё. Это упростит им работу при минимуме отчётности. Задача стоит в 2021 году этот процесс завершить. В самом конце 2020 года состоялся форум семейного предпринимательства в Москве в Экспоцентре на Красной Пресне. От Владимирской области участвовали три семейных предприятия. В форуме принимал участие первый вице-премьер, Андрей Рэмович Белоусов. Ему очень понравилась идея семейного предпринимательства. Он увидел как эффективно работают семенные предприниматели, как они много могут сделать для страны, если дать им спокойно работать. Было принято решение в феврале провести совещание со всеми губернаторами по теме развития семейного предпринимательства на уровне первого вице-премьера. В 2021 году будет организован Центр семейного бизнеса при Торгово-промышленной палате Владимирской области.

Чего бы Вы пожелали 2021 году всем тем, кто рискует своими деньгами и несет ответственность за огромную армию работников?

Верить в себя, в своё дело и беречь людей.