Александр Авдеев. Перспективы и ожидания

Александр Пикалёв:
бизнес-консультант
pikalyev
Ключевыми факторами стратегии успеха региона будет не оперативная деятельность по тушению пожаров и постоянно возникающих проблем, а выбор стратегических направлений деятельности, формирование команды и политическая воля лидера, решимость на изменения в долгосрочную перспективу
ИСТОРИИ 4 февраля, 11:46 14850
фото администрации Владимирской области

Хотелось бы поблагодарить читателей за их отзывы по первой статье «Александр Авдеев. Начало». Напомню, что главной ее целью было составить портрет руководителя региона с точки зрения его деловых качеств, опыта и практических навыков, необходимых для управления Владимирской областью.

С моей частной точки зрения, анализ первых предпринятых шагов врио губернатора вполне достаточен, чтобы сделать вывод о том, что Александр Авдеев как профессиональный менеджер намного эффективнее своих предшественников и коллег по губернаторскому цеху.

Это тактически. В рамках ситуации на сегодняшний день, месяц, квартал. И при условии, что все профессиональные качества и деловой настрой будут работать и будут востребованы.

Ключевыми факторами же стратегии успеха региона будет не оперативная деятельность по тушению пожаров и постоянно возникающих проблем, а выбор стратегических направлений деятельности, формирование команды и политическая воля лидера, решимость на изменения в долгосрочную перспективу.

СТРАТЕГИЯ

Если коротко, то для объективного рассмотрения социально-экономических трендов, отображающих жизнь региона по формулам и в целом – существует система стратегических показателей, которая представлена в Указе президента РФ «Об оценке эффективности деятельности высших должностных лиц (руководителей высших исполнительных органов государственной власти) субъектов Российской Федерации и деятельности органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации».

Пользоваться ей довольно просто. Надо найти организации, рассчитывающие эти показатели, вывести их в динамику (тренд) того периода, дать соответствующую оценку, ну и сформулировать вопросы к региональному ведомству, лицам, конкретно отвечающего за их исполнение, и в конечном итоге к первому лицу региона.

Но вряд ли такой формальный подход позволит объективно найти причины и глубинный смысл происходящего и тем более определить вклад предпринятых усилий для оценки происходящих и прошедших изменений.

Замечу сразу любителям односторонних суждений, что не всё, что сегодня кажется «непреодолимо сложным и нерешаемым», зависит от возможностей бюджета и взаимоотношений с вертикалями федеральной власти.

Особенностью стратегического образа мышления является установление долгосрочных целей развития региона, видение экономической модели (механизма) их достигающих и наличие системы менеджмента, способных решить эти «нерешаемые» проблемы.

И еще зависит от политической воли, решимости лидера проводить эти изменения, ну и, если хотите, его в некоторой степени амбициозности.

Понимает ли это Авдеев? Понимает ли он, что те действия, которые требуется совершить сейчас, должны быть кардинальными с точки зрения изменений, а не для косметики в виде небольших сдвижек рейтингов регионов в нижней части таблиц, оценивающих уровни жизни этих регионов?

Судя по последним его высказываниям относительно долгосрочного развития региона – да:

«Чтобы наш валовый региональный продукт (ВРП) соответствовал хорошим показателям развития (даже в пределах ЦФО), нам надо нарастить свое производство и потенциал экономики на 30-50%».

Но в рыночной экономике не бывает «директивных указаний», здесь всё решается через создание условий и моделей экономики для этого развития и зависит, естественно, от активности самих участников этого рынка - предпринимателей, инвесторов, производителей.

И главное в этой модели, определить системные (ключевые) проблемные зоны конкретного региона, от которых образуются и проистекают все остальные сложные вопросы и проблемы и направления их решения (дорожные карты).

Особенность диагностики стратегических проблем заключается в том, что они не имеют вариантов решения одномоментно, в разрезе короткого промежутка времени. Именно поэтому являются часто объектом резкой критики, для тех политиков, которые предпочитают оценивать и критиковать только по текущему моменту. Другими словами, стратегические проблемы, как те самые большие слоны, которых невозможно проглотить сразу, а только отрезая по кусочку. Давайте перейдем к ним.

ПЕРВАЯ КЛЮЧЕВАЯ СТРАТЕГИЧЕСКАЯ ПРОБЛЕМА – НИЗКИЕ ЗАРПЛАТЫ

Оценочная категория «низкие» идет в сравнении государственного и коммерческого секторов экономики, где разница в оплате может достигать нескольких порядков. Особенно, когда речь идет о высокотехнологичных профессиях, как, например, IT-сектор.

И, конечно же, сюда надо добавить наше соседство с регионами-агломерациями, прежде всего с Москвой, Подмосковьем, Нижегородской областью, расстояние до которых преодолевается сегодня за пару часов.

Видит эти угрозы с оттоком самых важных ресурсов, включая кадры из Владимирской области в мегаполисы, и сам Александр Авдеев, о чем с особой тревогой говорил во время второй «Прямой линии» 25 января.

Как вы понимаете, можно бесконечно кивать на инструкции (формулы) расчета, исходя из среднестатистических показателей по зарплатам региона. Можно, но вряд ли это остановит отрицательную динамику, обескровливающую экономическую модель региона за счет оттока кадров и высококвалифицированных специалистов, которые так и останутся бумагами просто объясняющими и описывающими эту проблему.

А надо искать выход. Возможно, он находится в плоскостях эффективности системных заявок и юридически проработанных договоров (обособленно со специфической привязкой именно к нашему региону), а также профессиональной работы в сфере инициирования программ, реализации проектов, обоснований и продвижения.

А пока мы, условно говоря, будем иметь ФАПы без дорог к ним, современные учебные центры и школы без педагогов, мощнейшие информационные Дата-центры и инновационное диагностическое оборудование без специалистов, их обслуживающих.

Еще проще для понимания сути проблемы, пока вы видите объявления о приеме на работу системных программистов с окладом 25 тысяч рублей (в Москве и за 350 тысяч найти не могут), не стоит жаловаться на огромные очереди в поликлиниках.

ВТОРАЯ СТРАТЕГИЧЕСКАЯ ПРОБЛЕМА – МЕНЕДЖМЕНТ

В 1993 году мы вместе с молодыми владимирскими экономистами подготовили первый проект Региональной Программы социально-экономического развития «Золотые ворота Руси». С тех пор подготовлено и представлено более десятка аналогичных по своему масштабу документов.

Сегодня, по истечении почти 30 лет опыта работы в этой сфере, я могу с уверенностью сделать вывод – успех подобного рода программных документов определяется не точностью расчетов или выбранных по актуальности тенденций развития показателей, а в построении систем менеджмента взаимодействия управленческих процессов, адаптированных на конкретных людей из кадрового резерва этого региона, которые и осуществляют выполнение этих программ и доводят до фактических результатов.

Очень хорошо этот механизм описывает и объясняет гуру современной экономической науки и менеджмента Ицхак Адизез. Его классификация, построенная на специфических качествах и свойствах менталитета мышления менеджеров («витамины Адизеса») на Производителей, Администраторов, Предпринимателей и Интеграторов объясняет, какие качественные изменения роста и развития организации требуются в каждый определенный период времени. И почему невозможно решить даже простейшие проблемы и задачи, имея в своем составе 99% администраторов и/или просто технических специалистов.

Здесь важно уловить два основополагающих момента.

Принцип формирования команды строится не на субъективных принципах «доверия», «личной преданности», «желания много работать», а прежде всего на профессиональных качествах и компетентности, применимых к целевым требованиям и КРI к каждой конкретной должности.

Так, например, попытки разработать и адаптировать программы социально-экономического развития, используя «способности» бюрократов, построенные на старых инструкциях и голой статистике, оторванных от реальных (жизненных) процессов, не просто не приведут к желаемому результату, а начисто «убьют» желание даже читать подобные документы.

Игнорирование в построении концепций роста экономики «мозгов» предпринимателей, аналитического склада ума экономистов, сведет на нет все шансы выстроить инвестиционные приоритеты, где основным смысловым содержанием является сравнение рисков и альтернатив инноваций, а не сведение всех инициатив к бухгалтерскому методу «расход=приход».

Более того, формирование системы менеджмента (команды управления) исключительно из Администраторов неминуемо ведет к застою, кризису и вытеснению из командного состава ключевых игроков экономических процессов долгосрочного планирования и действительной эффективности - Предпринимателей и Интеграторов.

Может быть, поэтому тема формирования новой команды врио губернатора не сходит с повестки главных политических событий во Владимирской области.

Пока радуют частые реплики Авдеева о том, что предметом для оценки деловых качеств управленцев и их деятельности в экономике должен быть не сам критерий роста, а анализ сравнения с аналогичными показателями роста и развития с соседними регионами (участками работы), где, увы, чаще всего поводов для оптимизма нет.

ТРЕТЬЯ СТРАТЕГИЧЕСКАЯ ПРОБЛЕМА – ИНСТИТУТЫ ГРАЖДАНСКОГО ОБЩЕСТВА

Начну с очень содержательного и яркого выступления на последнем Владимирском инвестиционном конгрессе одного из учредителей китайской компании (совместного предприятия) из Мурома «РусТехнологии» Ма Дэмина.

Еще каких-то 40-50 лет назад, - рассказывал представитель КНР, - экономическое положение нашей страны было намного хуже, чем в США и СССР. Реформы начались с того момента, когда общество, сами люди, оценили свое положение как неудовлетворительное и приняли решение измениться, начать действовать и достигнуть лучшего. А государственная политика открытости и реформ обеспечила поддержку этим инициативам, что в конечном итоге изменило жизнь сотен миллионов китайцев.

Где сейчас находится экономика Китая и её масштабы роста сейчас - известно всем.

В этом выступлении есть еще один эпизод, точнее, эксперимент, которые они провели среди работников своего предприятия уже в наше время. Он заключался в ответе на эти же два вопроса, которые прозвучали когда-то для всего миллиардного Китая как национальный вызов: «Довольны ли вы своим положением и собираетесь ли вы что-то менять в своей жизни?» Большинство ответов владимирцев поразили наших восточных партнеров - «Все относительно нормально и ничего существенного изменять не нужно».

Рискну утверждать, что эта картинка и есть рентгеновский снимок нашего общества, где как минимум половина населения занята исключительно вопросами своего повседневного существования и абсолютна равнодушна к любым предложениям по изменениям социально-экономического характера, выходящего за границы личного пространства.

Утрировано можно предположить, что при прочих равных условиях эта пассивная половина предпочтет получать пособие по безработице, нежели идти работать в соседний гипермаркет.

Как вы понимаете, построить новую модель экономики при таких настроениях и отношении к политическим и экономическим надстройкам в нашем обществе будет непросто.

Выход из этого тупика - в институционализации гражданского общества, где на первый план выходят общественные проекты и инициативы по предпринимательству, самозанятости и самоорганизации, повышению экономической грамотности населения, формированию механизмов прямого участия в программах и обратной связи.

Примеров этому предостаточно, больших и малых - от «Нового курса» Ф. Рузвельта по созданию миллионов новых рабочих мест во времена Великой депрессии до комсомольского движения МЖК, где сотни тысяч наших молодых семей сами построили себе жилье.

Говорить обо всем этом, по словам Александра Авдеева, коротко не получится. Здесь еще очень много надо вместе думать, искать, спорить. Главное - это не пропустить, когда точки роста и развития, обозначаемые сейчас, уйдут окончательно из зоны нашего регионального влияния и контроля.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции