Регистрация / Вход Вт, 16 июля 2019, 17:13

«Достаточно виртуальная история» про инвестиции во Владимирскую область

Чиновник Белого дома Владимир Ольхов вступил в публичный спор с врио вице-губернатора Максимом Брусенцовым по поводу инвестиций во Владимирскую область
26 Марта 2019, 10:50 14 5463

Территория опережающего социально-экономического развития (ТОСЭР) в Камешковском районе Владимирской области может за 10 лет не получить 12 инвесторов-резидентов на свои мощности. Такое предположение высказал председатель комитета экономического развития администрации 33-региона Владимир Ольхов. Это произошло во время конкурса на замещение вакантной должности директора департамента инвестиций и внешнеэкономической деятельности администрации Владимирской области.

XVI-3514.jpg

Мероприятие проводил временно исполняющий обязанности первого заместителя губернатора Владимирской области Максим Брусенцов; Ольхов является одним из кандидатов на пост руководителя инвестиционного департамента.

Результаты конкурса пока не подведены. Кстати, Брусенцов дал понять, что может случиться и так, что ни один из пяти кандидатов не будет признан победителем.

XVI-3640.jpg Максим Брусенцов

Во время своей презентации Владимир Ольхов сообщил, что одним из факторов, затрудняющих работу по привлечению инвестиций во Владимирскую область, является непонятная ситуация с трудовыми ресурсами. Председатель комитета экономического развития несколько раз отсылался к городу Камешково, который с 2015 года получает финансирование в рамках программы развития моногородов (территорий, критически зависящих от единственного крупного производства), и где в сентябре прошлого года была создана территория опережающего социально-экономического развития (ТОСЭР), резиденты которой могут претендовать на дополнительные меры государственной поддержки.

В частности, Ольхов рассказал, что инвесторы в Камешково испытывают проблемы с местными кадрами:

«Сказать, что есть какое-то количество населения, обладающее какой-то квалификацией в каком-то возрасте, этого мало. Яркий пример приведу по Камешково: 6 тысяч человек работоспособного населения; рабочих мест — 4200, по сути - 1800 свободного экономического населения не задействованы в экономике. Но, с другой стороны, на бирже стоит 231 человек, и два предприятия - “Ютекс” и “Вояж” - вынуждены ежедневно перевозить несколько сотен человек из других городов на работу: из Владимира и Коврова».
XVI-3582.jpgВладимир Ольхов

Для комплексного решения проблем инвесторов Владимир Ольхов предложил учредить специальное областное инвестиционное агентство (напомним, во Владимирской области во времена губернатора Светланы Орловой этим занималась региональная «Корпорация развития», которая была ликвидирована в прошлом году).

Ольхов также заявил, что пока в Камешково «нет движения» по инвесторам на мощности ТОСЭР:

«В Камешково именно на сегодняшний день ряд инвесторов, по крайней мере, то, что я работаю два года, мне известно, не заходили именно потому, что нет достаточного уровня квалификации именно рабочей силы, и мы не обозначили им временные рамки для подготовки этих кадров. А с собой [персонал] привозить? Вы знаете, у нас есть ограничения, допустим, по нашим зарубежным южным друзьям, да? То есть, там есть определённые квоты, которые нас в этом ограничивают. Рабочая сила квалифицированная [во Владимирской области] есть, но пока, к сожалению, она неизвестна инвесторам».
XVI-3519.jpg Григорий Белов

Председатель комитета общественных связей и СМИ обладминистрации Григорий Белов спросил Владимира Ольхова, когда в истории с Камешково произошла ошибка: во время проектирования, или позже, при реализации проекта? Белов сказал, что «сейчас там практически чистое поле с закопанными сотнями миллионов рублей в коммуникации».

Кандидат на должность директора департамента инвестиций ответил так:

«Проблема в том, я считаю, что не было вот такого комплексного анализа, подхода к привлечению инвесторов и оценке их существования. Поэтому, мне кажется, были достаточно амбициозные планы, которые вылились в некие документы».

А после этого Владимир Ольхов заявил, что если региональные власти не привлекут в ТОСЭР ни одного резидента, то для чиновников не наступит ни юридических, ни финансовых последствий, так как в постановлении о создании этой территории, по его словам, «нет никаких ограничений». Подобное заявление вызвало недоумение у врио вице-губернатора Максима Брусенцова, и между ним и подчинённым возник спор. Стоит отметить, что Ольхов вёл себя в публичной дискуссии с вышестоящим руководителем так, словно уже знал, чем, в случае чего, будет заниматься в будущем.

В ходе перепалки всплыли некоторые нюансы того, как организована кадровая работа в администрации Владимира Сипягина, и как осуществляется межведомственное взаимодействие.

Под давлением со стороны Брусенцова Ольхов сообщил, что если в течение двух лет в ТОСЭР не появится ни одного резидента, то статус территории опережающего социально-экономического развития с Камешково будет снят. Врио вице-губернатора добавил, что если это произойдёт, то мало никому не покажется, так как Владимирская область прогремит на всю Россию:

«Я могу вам сказать, что в заявке и постановлении чётко указан показатель на каждый год по количеству резидентов, и по количеству инвестиций, которые должны быть произведены, и по объёму выручки на 2027 год по деятельности ТОСЭР. Они там есть, и ежегодно они там прописаны, плюс нарастающим итогом прописано количество резидентов. Если мне память не изменяет, их там 12 должно быть, а выручка, которая производится этими предприятиями в год, должна быть 2 миллиарда 300, если мне память не изменяет; может быть, больше. Это просто к тому, как вот вы сейчас информацию доводите, сейчас ведь напишут, что [статус] ТОСЭР [для Камешковского района] дали, а задачи не поставили. Задачи — поставлены, и если, как вы говорите, мы за два года этого не сделаем, то, может быть, [статус ТОСЭР] и не снимут, но если снимут... Поверьте, на сегодня стоит мораторий в Минэке на создание новых территорий опережающего развития, и если мы сейчас, как регион, владеющий этим инструментом, ничего не сделаем, мы подставим всю страну... Нет, ответственность огромная перед многими факторами. Один из них — самый главный — это страна, которая позволила нам, в лице Минэкономразвития, создать такую зону... Это ответственность и перед другими регионами, и другими округами федеральными».

Максим Брусенцов обратил внимание прессы на то, что Владимир Ольхов, будучи сотрудником экономического подразделения обладминистрации, выдаёт неправильные сведения из той сферы, в которой, вроде бы, должен являться профессионалом. Ольхов в ответ обратил внимание СМИ, что 12 резидентов Камешковской ТОСЭР к 2027 году являются «гипотетическими»:

«Это — виртуальные инвесторы, у которых нет ни одного бизнес-плана, ни условий финансовой поддержки, ни источников финансирования этих проектов, даже не определены ОКВЭДы [виды экономической деятельности]»...

Дальше — больше. Владимир Ольхов заявил, что в рамках предложенного им к созданию регионального инвестиционного агентства можно было бы организовать «некий проектный офис». Максим Брусенцов на это заметил, что такой офис уже месяц назад как сформирован, Брусенцов, руководит им, да и Ольхов в него, вроде бы как, входит. Конкурсант заявил, что не может принимать участие в работе этого офиса, так как он «у нас отсутствует», и, более того, руководители Владимирской области Ольхова «исключили отовсюду». Он также выступил с утверждением, что власти не сопровождают ни один инвестиционный проект, иначе уже были бы заявки от бизнеса на получение статуса резидента Камешковской ТОСЭР.

Максим Брусенцов в ответ на обвинения подчинённого назвал количество инвесторов во Владимирской области:

«На сегодня — для нашей прессы - в реестре инвестпроектов у нас 150 компаний, из которых 20 находятся в стоп-листе, потому что они не дают нам никаких сейчас показателей на будущую деятельность. Из 130 оставшихся 80 — это действующие предприятия. И 40 — те, которые пришли извне. Заявки в ТОСЭР не оформлены и не поданы, это — так».

Брусенцов сказал, что ему неприятно от того, что Ольхов озвучивает непроверенную информацию, особенно в ситуации, когда ему доподлинно известно, что с инвесторами ведутся переговоры.

Вот часть диалога между начальником и подчинённым:

Владимир Ольхов: «Я в качестве председателя комитета [экономического развития] не имею доступа к этой информации [о переговорах с инвесторами]».

Максим Брусенцов: «Тогда так и говорите: “Я не знаю, есть у нас инвесторы, или нет; я этим не занимаюсь, я туда не вхожу”».

Владимир Ольхов: «А как так? В рабочую группу входить, и не знать, что она делает?»

Максим Брусенцов: «Ещё раз: если вы не знаете [об инвесторах], это не значит, что их нет. Но они есть».

Владимир Ольхов: «А не странно, что какое-то подразделение может что-то не знать об экономическом развитии региона? Об инвестициях? О промышленности?»

Максим Брусенцов: «Пока нет инвестсоглашения, об этом вообще никто может не знать, по крайней мере, очень ограниченное количество людей. У нас уже был эпизод в конце года, когда мы совершенно случайно выдали ненужную информацию в сеть, и инвестор просто ушёл. Просто ушёл. Поэтому это — закрытая информация. Но то, что их [инвесторов] нет — говорить просто не надо. Они — точно есть, и мы с ними работаем».

XVI-3546.jpg

{VIDEO1}

Владимир Ольхов, председатель комитета экономического развития администрации Владимирской области, участник конкурса на замещение должности директора департамента инвестиций и внешнеэкономической деятельности администрации Владимирской области:

  • Общие принципы деятельности по инвестиционному развитию заключаются в простых тезисах повышения экономического потенциала Владимирской области. Я считаю, что у нас должна быть концентрация высокотехнологичных инвестиционных проектов с высокой добавленной стоимостью, потому что именно они, в конечном итоге, создают мультипликативный эффект в экономике и они же имеют ресурсы для дальнейшего инвестирования в развитие этих проектов

  • Улучшение условий для бизнеса — это предоставление информации о мерах господдержки, налоговых льготах и преференциях, об инфраструктурном потенциале и промышленных площадках региона, содействие [инвесторам] в поиске потенциальных партнёров в регионе, предоставление информации об инвестпроектах, приоритетных направлениях экономики региона для инвестирования

  • [Также важно] и сокращение процедур согласования с органами власти

  • В какой-то степени, я считаю, что в этом плане политика департамента [инвестиций и внешнеэкономической деятельности администрации Владимирской области] должна быть агрессивной, то есть, не то, что инвесторы должны там на сайте какой-то информацией интересоваться, а всем потенциальным инвесторам с какой-то периодичностью должна осуществляться рассылка обновлённых материалов

  • И повышение конкурентоспособности Владимирской области по привлечению квалифицированной рабочей силы, это — один из приоритетных вопросов, потому что не секрет, что у нас не только по объективным причинам уменьшается количество населения во Владимирской области, но, в том числе, потому что нет рабочих мест в соответствии с той квалификацией, которую имеют люди, и они уезжают в другие регионы. Соответственно, я считаю, что при изучении основ дальнейшего инвестиционного развития, в первую очередь нужно учитывать качество и квалификацию человеческого капитала

  • [Важно] и обеспечение прозрачности ведения бизнеса. На сегодняшний день не секрет, что деньги для государственной поддержки имеет огромное количество фондов, и [существуют] самые разнообразные виды [господдержки], но они ежегодно используются не в полном объёме

  • Например, по информации Счётной палаты, фонд развития моногородов использовал деньги, выделенные правительством в 2017 году всего лишь на 18%, потому что достаточно жёсткие требования к претендентам, которые могут рассчитывать на средства господдержки. В первую очередь, это, конечно, прозрачный бизнес, который, в общем-то, не вызывает вопросов у фискальных органов

  • На преимуществах Владимирской области я долго останавливаться не буду, они всем известны, [назову] основные моменты

  • С одной стороны, мы находимся в наиболее комфортной зоне для производства потребительских товаров, потому что в радиусе 200 километров у нас проживают 30 миллионов человек. С другой стороны, в отличие от Московской области, конечно, с одной стороны это — наш минус, с другой стороны — конкурентное преимущество: у нас практически почти в два раза ниже заработная плата, соответственно, у нас дешевле трудовые ресурсы, и мы имеем значительное преимущество в этом плане

  • Ну, и плюс вся страна, которая находится от Москвы к востоку — так или иначе это все транспортные узлы, вся страна тяготеет от Москвы на восток. Мы стоим в небольшом удалении — областной центр и вся область — и имеем наиболее выгодное, с этой точки зрения, расположение географическое

  • Ограничения в развитии в среднесрочном периоде у нас следующие: это сокращение населения

  • Экономически активное население покидает малые города по ряду причин. Это невозможность устроиться на работу в соответствие с квалификацией; отсутствие образовательной базы по изменению квалификации; неразвитая социальная среда и низкое качество услуг ЖКХ. Ни для кого не секрет, что у нас в [некоторых местах в] городе Киржаче до сих пор нет горячей воды. Это требует принятия решений по комплексному изменению ситуации, которые будут касаться всех аспектов качества жизни населения, не только инвестиционной её составляющей

  • [Другое обстоятельство, сдерживающее развитие Владимирской области - ] технологическое отставание от мировых лидеров в ключевых отраслях промышленности. Необходимо сконцентрировать все средства государственной поддержки именно на технологичных производствах, которые у нас в той или иной степени присутствуют. Например, у нас достаточно серьёзный кластер пищевой промышленности; у нас серьёзный кластер по машиностроению. Но в какой-то степени они у нас в недостаточном объёме имеют доступ даже на внутренние рынки, хотя на текущий момент начинают осваивать уже и экспортные

  • И третье ограничение — это предельная нагрузка на транспортную и энергетическую инфраструктуру во многих районах области. С этим вопросом многие инвесторы сталкиваются, но картина неоднородная: где-то у нас есть избытки мощностей, но нет инвесторов; где-то у нас есть, наоборот, дефицит [мощностей]

  • Вот, что касается, допустим, инвестиционной карты Владимирской области, то там есть, на мой взгляд, несколько пробелов. Они заключаются в следующем: то, что где у нас избытки [мощностей] — они не показаны для инвесторов; там, где есть дефицит, у нас нет расчёта по доставке этих энергоресурсов до инвестиционных площадок. [Просто] показать инвестору землю — этого мало

  • Ещё один аспект, который у нас отсутствует на инвестиционной карте — это трудовые ресурсы. Сказать, что есть какое-то количество населения, обладающее какой-то квалификацией в каком-то возрасте, этого мало. Яркий пример приведу по Камешково: 6 тысяч человек работоспособного населения; рабочих мест — 4200, по сути - 1800 свободного экономического населения не задействованы в экономике. Но, с другой стороны, на бирже стоит 231 человек, и два предприятия - «Ютекс» и «Вояж» - вынуждены ежедневно перевозить несколько сотен человек из других городов на работу, из Владимира и Коврова

  • Поэтому я предлагаю создать региональное инвестиционное агентство, это, может быть, громко сказано, но здесь нельзя пренебрегать работой муниципальных органов власти; я считаю, что в существующей структуре это, наверное, должен быть заместитель главы [городской или районной] администрации по экономике, который просто должен сопровождать всех инвесторов появившихся, помимо того, что будет делать областная администрация

  • И [должны быть] основные принципы координации: это централизация [принятия решений], [то есть местные власти должны] согласовывать с областным центром, потому что должна быть единая карта; соотносить параметры планирования с теми мероприятиями по достижению стратегических целей; учитывать отраслевые приоритеты и квалификацию рабочей силы; [необходимо] завизировать региональную концепцию в части развития отдельных муниципальных образований

  • Многие охотятся за инвесторами, но они остаются с теми, кто предполагает более понятные и комфортные условия

***

  • Мы создали, в общем-то, один инструмент уже рабочий, это — территория опережающего социально-экономического развития [ТОСЭР] в Камешково - 6 сентября [прошлого года] подписано постановление правительства, и заявки отвезли в Минэк [Министерство экономического развития] в конце декабря по особой экономической зоне в Доброграде

  • Но я вижу, допустим, особенно что касается особой экономической зоны в Камешково, то там на сегодняшний день нет движения, и я бы хотел работать вплотную с теми инвесторами, которые появляются у нас на горизонте, для того, чтобы получить результат, имея инструмент [ТОСЭР] на руках

  • Понимаете, на сегодняшний день я не могу быть удовлетворённым этой работой, потому что инструмент — есть, а результата нет. Я хочу получить результат, и я считаю, что этот департамент [инвестиций и внешнеэкономической деятельности администрации Владимирской области] создан для этого. Это — первое

  • Второе — сейчас согласовывается постановление региональное о переводе отдела мониторинга [регионального развития] и ГАС «Управление» [из комитета экономического развития] в это подразделение [департамент инвестиций и внешнеэкономической деятельности], соответственно, там будет сконцентрирован весь анализ региональный, с этим вопросом я разбираюсь, я думаю, лучше, чем многие на текущий момент, и это позволит, в том числе, использовать его [обобщённый анализ] для работы с инвесторами

Александр Илларионов, заместитель директора Владимирского филиала РАНХиГС:

  • Какие бы вы назвали главные факторы инвестиционной привлекательности Владимирской области? После того, как вы поработали в администрации Владимирской области, как вы на эти вещи смотрите сейчас? Чем мы можем быть привлекательными?
XVI-3520.jpg

Владимир Ольхов:

  • Главный фактор — у нас есть достаточно квалифицированная рабочая сила, но, опять же, на примере того же Камешково, не буду циклиться, потому что лучше знаю [там ситуацию], потому что это — моногород. Там люди-то на самом деле уезжают только от того, что там не создаётся производств, которые соответствовали бы их квалификации, и плюс не создаётся социально-бытовая среда обитания — там здравоохранение, образование — того уровня, который бы они хотели

  • Поэтому, я считаю, что у нас потенциал — огромный на предмет разрыва экономически активного населения, которое существует в регионе, и которое задействовано в экономике с точки зрения обеспечения рабочими местами. Но в Камешково именно на сегодняшний день ряд инвесторов, по крайней мере, то, что я работаю два года, мне известно, не заходили именно потому, что нет достаточного уровня квалификации именно рабочей силы, и мы не обозначили им временные рамки для подготовки этих кадров. А с собой [персонал] привозить... Вы знаете, у нас есть ограничения, допустим, по нашим зарубежным южным друзьям, да? То есть, там есть определённые квоты, которые нас в этом ограничивают

  • Рабочая сила квалифицированная [во Владимирской области] есть, но пока, к сожалению, она неизвестна инвесторам

  • Да мы подготовили техническое задание по стратегии [привлечения инвестиций] в целом, где мы постарались обозначить требования, чтобы был комплексный подход: земля; энергоресурсы — если их нет, [то необходимо определить] стоимость подведения; наличие квалифицированной рабочей силы или потенциал её создания с учётом образовательных и учебных учреждений, которые есть не только на территории региона, но и в Москве, Нижнем, и так далее

Григорий Белов, председатель комитета общественных связей и СМИ администрации Владимирской области:

  • Возвращаясь к Камешковскому индустриальному парку. Мы видим, что сейчас там практически чистое поле с закопанными сотнями миллионов рублей в коммуникации. Вы считаете как? Может быть, это всё-таки была ошибка? В чём-то просчитались? Что там? И рабочей-то силы нет, им возить приходиться... Или это уже при исполнении были допущены ошибки какие-то? В чём вы видите причины, если, как вы сами сказали, что были у истоков всего этого? И в чём причина — была ошибка в расчётах, или потом — при исполнении?

Владимир Ольхов:

  • Ну, у истоков [Камешковского технопарка] — к счастью, или к сожалению — я не стоял. Это соглашение было подписано между Фондом развития моногородов, если это имеется в виду, в 2015 году

  • В 2017 году, в сентябре, я устроился на работу. Я стоял у истоков ТОСЭР — территории опережающего социально-экономического развития. Да, она создана была комитетом, 6 сентября 2018 года подписано постановление правительства

  • В чём проблема? Проблема в том, что, я считаю, что не было вот такого комплексного анализа, подхода к привлечению инвесторов, и оценке их существования. Поэтому, мне кажется, с одной стороны, были достаточно амбициозные планы, которые вылились в некие документы...

  • Но что касается ТОСЭР, там, понимаете, у нас никаких ограничений и требований по отношению к нам нет. То есть, если даже там нет ни одного резидента, то, по большому счёту, мы штрафных санкций не платим; то есть, у нас нет зоны какой-то ответственности — финансовой, юридической. То есть, мы здесь свободны. Для моногорода, для привлечения [инвесторов], дали инструмент, который позволяет по ряду налогов снизить значительно ставки, и...

Максим Брусенцов, временно исполняющий обязанности первого заместителя губернатора Владимирской области:

  • Что значит «там нет никаких ограничений» и показателей?

Владимир Ольхов:

  • Нет там никаких ограничений

Максим Брусенцов:

  • Насколько вы уверены в этом?

Владимир Ольхов:

  • Я полностью в этом уверен, за исключением одного...

Максим Брусенцов:

  • Вы хотите сказать, что у нас в постановлении нет никаких ограничений, и пунктов, которые мы должны выполнить?

Владимир Ольхов:

  • Нет, по ТОСЭР — нет

Максим Брусенцов:

  • Уверены?

Владимир Ольхов:

  • Да. За исключением одного: если мы в течение двух лет не вносим в реестр Минэкономразвития ни одного резидента, у нас эта форма работы с инвесторами отзывается

Максим Брусенцов:

  • И конкретный вопрос, учитывая, что вы занимались конкретно ТОСЭР. Знаете, на какой период создан ТОСЭР?

Владимир Ольхов:

  • На 10 лет

Максим Брусенцов:

  • И вы хотите сказать, что никаких показателей, которые мы должны выполнить по ТОСЭР... Изначально постановление вышло о том, что у нас есть территория опережающего развития, и вы говорите, что никаких показателей, которые мы должны выполнить в рамках этого постановления,там нет?

Владимир Ольхов:

  • Есть показатели, которые были оформлены в заявку, там было 4 инвестора. Но эти показатели, в отличие от соглашения с Фондом развития моногородов, не являются...

Максим Брусенцов:

  • Про фонд моногородов забыли; [мы говорим] про ТОСЭР...

Владимир Ольхов:

  • … если они не выполняются, то мы не несём ни финансовой, ни юридической ответственности

Максим Брусенцов:

  • Если не выполняются...

Владимир Ольхов:

  • Если не выполняются параметры, которые были внесены изначально в заявку...

Максим Брусенцов:

  • [То есть, если] четыре [потенциальных] резидента не становятся резидентами? Так?

Владимир Ольхов:

  • Да

Максим Брусенцов:

  • Всё? Больше ничего нет?

Владимир Ольхов:

  • Нет

Максим Брусенцов:

  • Я могу вам сказать, что в заявке и постановлении чётко указан показатель на каждый го по количеству резидентов, и по количеству инвестиций, которые должны быть произведены, и по объёму выручки на 2027 год по деятельности ТОСЭР. Они там есть, и ежегодно они там прописаны, плюс нарастающим итогом прописано количество резидентов. Если мне память не изменяет, их там 12 должно быть, а выручка, которая производится этими предприятиями в год, должна быть 2 миллиарда 300, если мне память не изменяет; может быть, больше. Я просто не помню на память

  • Это просто к тому, как вот вы сейчас информацию доводите, сейчас ведь напишут, что [статус] ТОСЭР [для Камешковского района] дали, а задачи не поставили. Задачи — поставлены, и если, как вы говорите, мы за два года этого не сделаем, то, может быть, [статус ТОСЭР] и не снимут, но если снимут...

  • Поверьте, на сегодня стоит мораторий в Минэке на создание новых территорий опережающего развития, и если мы сейчас, как регион, владеющий этим инструментом, ничего не сделаем, мы подставим всю страну

Владимир Ольхов:

  • Согласен

Максим Брусенцов:

  • А это — очень серьёзный показатель, очень серьёзная ответственность. И если вы сейчас говорите, что мы не должны отвечать за это... Это странно

Владимир Ольхов:

  • Вы [мою] фразу передёргиваете. Я сказал, что ответственности нет, а вы говорите, что не должны отвечать. Мы должны отвечать прежде всего перед тем населением, которое есть в Камешково

Максим Брусенцов:

  • Нет, ответственность огромная перед многими факторами. Один из них — самый главный — это страна, которая позволила нам, в лице Минэкономразвития, создать такую зону. Это — раз

  • А второе — это ответственность и перед другими регионами, и другими округами федеральными

  • Я просто сейчас для наших коллег-журналистов скажу, что Владимир Викторович [Ольхов] работает, и меня удивило, что он — профессионал, руководитель подразделения по экономике, которое этим занималось, говорит, что ничего нет в плане ответственности...

Владимир Ольхов:

  • И тогда я для прессы добавлю. 12 резидентов до 2027 года гипотетически [должны появиться в ТОСЭР в Камешковском районе]

Максим Брусенцов:

  • Нет, это чётко прописано в таблице

Владимир Ольхов:

  • Ни одного названия юридического лица там не фигурирует

Максим Брусенцов:

  • Это показатель, которого надо достичь

Владимир Ольхов:

  • Это показатели, которых если мы не достигнем, мы ответственность несём, но это — виртуальные инвесторы, у которых нет ни одного бизнес-плана, ни условий финансовой поддержки, ни источников финансирования этих проектов, даже не определены ОКВЭДы [виды экономической деятельности]...

Максим Брусенцов:

  • Определены. 20 ОКВЭДов

Владимир Ольхов:

  • 20 ОКВЭДов — это то, что ограничивает, но те ОКВЭДы, которые есть по 12 инвесторам... В этом постановлении они не определены, поэтому это достаточно виртуальная такая история

***

Павел Захаров, директор Института экономики и менеджмента Владимирского государственного университета:

  • Возвращаясь к вашей презентации... Одно из конкретных предложений — создание регионального инвестиционного агентства. Что предполагается? Какой функционал? Учредители? Чем будет заниматься эта структура?
XVI-3524.jpg

Владимир Ольхов:

  • Учредителем, конечно, должна являться администрация Владимирской области. То есть, это, скорее всего, в форме АНО [автономной некоммерческой организации] должно быть создано. И это — компания, которая должна иметь доступ к ресурсам на более свободной основе, предоставлять [их] появляющимся инвесторам

  • Именно для неё и нужно будет создать базу свободных земельных участков, инженерных сетей или стоимость доступа к ним, [обобщить сведения о] квалификации и количестве трудовых ресурсов

  • Я считаю, что оно [подразделение регионального инвестиционного агентства] должно присутствовать в каждом муниципальном образовании, потому что, всё-таки, проблемы, с которыми сталкиваются инвесторы, они, прежде всего, - на земле, непосредственно с теми же энергоснабжающими организациями; подключение к газу — это не регионального уровня [тема], это на уровне муниципального образования [решается], района. Соответственно, там должно быть плотное сопровождение, помимо того, что должен быть создан некий проектный офис, и за каждого инвестора должно отвечать специально назначенное лицо

Максим Брусенцов:

  • Подождите... Создан же этот офис уже месяц назад, вы, кажется, в его состав даже входите

Владимир Ольхов:

  • Но вы же меня исключили отовсюду

Максим Брусенцов:

  • Нет, проектный офис работает, он уже есть

Владимир Ольхов:

  • Проектный офис по сопровождению инвестпроектов и инвесторов, в частности?

Максим Брусенцов:

  • Конечно, так и есть: проектный офис по сопровождению инвесторов и инвестпроектов

Владимир Ольхов:

  • Он у нас отсутствует

Максим Брусенцов:

  • Он создан

Владимир Ольхов:

  • Ни одного инвестпроекта мы на сегодняшний день не сопровождаем пока, иначе были бы заявки в ТОСЭР

Максим Брусенцов:

  • Подождите! На сегодня — для нашей прессы - в реестре инвестпроектов у нас 150 компаний, из которых 20 находятся в стоп-листе, потому что они не дают нам никаких сейчас показателей на будущую деятельность. Из 130 оставшихся 80 — это действующие предприятия. И 40 — те, которые пришли извне

  • Заявки в ТОСЭР не оформлены и не поданы, это — так

  • Сегодня у меня была встреча с инвестором, причём достаточно крупным, не будем называть его, после чего я отправил его - хотел вместе с вами, но вы не захотели поехать — команду, вместе с инвестором, в Камешково... Они встречались с главой, с руководителем управляющей компании. Вы это знаете, и зачем вы говорите, что у нас нет инвесторов?

  • У нас нет оформленных заявок [от инвесторов]? Согласен

  • У нас есть инвесторы, я лично с ними общаюсь, и очень много, и часто

  • И сегодня руководителем [проектного] офиса [по сопровождению инвесторов и инвестпроектов], к сожалению, в связи с отсутствием директора департамента [инвестиций и внешнеэкономической деятельности]... Не к сожалению, а к счастью, являюсь я. Директора нет, я бы назначил его лучше

  • И мы сопровождаем инвесторов. У нас сегодня минимум 5 человек, 5 компаний, из которых трое - местные, которые существуют уже, как предприятия, и два внешних, серьёзнейших — не буду опять-таки их называть

  • И неприятно, если честно, просто потому, что вы даёте непроверенную информацию

Владимир Ольхов:

  • Я в качестве председателя комитета [экономического развития] не имею доступа к этой информации...

Максим Брусенцов:

  • Тогда так и говорите: «Я не знаю, есть у нас инвесторы, или нет; я этим не занимаюсь, я туда не вхожу»

Владимир Ольхов:

  • А как так? В рабочую группу входить, и не знать, что она делает?

Максим Брусенцов:

  • Вы там не участвовали, может быть, не вошли?

Владимир Ольхов:

  • Неправда

Максим Брусенцов:

  • Ещё раз: если вы не знаете [об инвесторах], это не значит, что их нет. Но они есть

Владимир Ольхов:

  • А не странно, что какое-то подразделение может что-то не знать об экономическом развитии региона? Об инвестициях? О промышленности?

Максим Брусенцов:

  • Пока нет инвестсоглашения, об этом вообще никто может не знать, по крайней мере, очень ограниченное количество людей

  • У нас уже был эпизод в конце года, когда мы совершенно случайно выдали ненужную информацию в сеть, и инвестор просто ушёл. Просто ушёл. Поэтому это — закрытая информация

  • Но то, что их [инвесторов] нет — говорить просто не надо. Они — точно есть, и мы с ними работаем

Владимир Ольхов возглавил комитет экономического развития Владимирской области в сентябре 2017 года — эта структура ранее не существовала. Он приехал во Владимир в середине «нулевых», в течение 13 лет он работал на разных должностях в региональном филиале «Почты России», в том числе возглавлял его.